Что нужно знать, чтобы собирать валежник и не нарваться на штраф. Закон о лесе штраф

Ноя 7, 2019 Законы

Что нужно знать, чтобы собирать валежник и не нарваться на штраф

Года полтора назад, когда закон о валежнике только обсуждали в Госдуме, в «Сосновскую ниву» позвонила читательница. Она требовала расставить все точки над i, так как не хотела влипнуть в ситуацию, когда ее обвинят в краже леса.

– А собирать сухие ветки обязательно надо! – убежденно заявила молодая женщина. – Почему леса горят? Потому что все мы боимся вывозить валежник, вдруг оштрафуют. Где логика?

И вот с 1 января закон действует. Сейчас самое противоречивое время – как говорят юристы, нарабатывается правоприменительная практика.

На просеках для ЛЭП за остатки от рубки леса отвечают федеральные ведомства

Ограничения, кстати, есть по всей России. В Алтайском крае наказывают тех, кто невинный сбор валежника путает с лесозаготовками и делает это доходным бизнесом. Есть регионы, где длина толстых и тонких веток должна быть не более 1,5 метров, остальное – нарушение.

Кое-где инспекторы будут проверять, не пользовался ли сборщик-любитель пилой (неужели руками ломать ветки?)

В Курганской области депутаты предложили доплачивать тем, кто всерьез займется сбором валежника!

И везде подчеркивается – собирать можно круглогодично, вне зависимости от времени года.

Раздаются неодобрительные голоса, что закон нежизнеспособный. Мол, нынешние деревенские настолько обленились, что не будут рыскать по чащобам ради каких-то веток. Бензин плюс работа, плюс укусы клещей… не проще ли выписать колотые дрова? Прямо на усадьбу привезут. И что топить этим хворостом-валежником? В печку толкать несподручно.

– В России надо обязательно к каждому закону принимать противовес для исполнения закона. К данному закону требуется статья о праве граждан привлекать чиновников и егерей за захламленность леса и за угрозу пожара. Тогда они сами будут бегать и просить население собирать валежник! – делится мнением в сети один из пользователей.

Время идет, специалисты леса разъясняют новый закон с телеэкрана и в газетах. Только в Сосновском районе на «неправильно понявших закон» с 1 января составлено уже два протокола. Значит, кому-то собирать валежник не лень?

Прошлым летом мы специально делали фотоснимки в перелесках по дороге на Екатеринбург. Захламленность просто в глаза бросается. Да надо благодарить тех дачников, которые вывезут кучи пересушенных стволиков и оставят за собой чистую зеленую траву.

– Как бы не наломать дров, – отметил председатель Заксобрания Владимир Мякуш, когда депутаты принимали региональный закон о валежнике. Постараемся заранее обозначить подводные камни и рифы, которые могут подстерегать весной наших читателей.

Просьба уточнять заранее

Разъясняет руководитель Шершневского лесничества Юрий Золотухин:

– Вопросов по новому закону сейчас поступает достаточно много. Активную разъяснительную работу мы начали с января. В конце месяца вопрос по валежнику подробно изучило по нашему лесничеству Общественное Российское Телевидение. Много звонков от сельских жителей. Некоторые уверены – ну, теперь нет никаких ограничений и можно все. Давайте разберемся по существу.

Как известно, с 1 января 2020 года можно собирать валежник для собственных нужд. Депутаты Законодательного Собрания приняли соответствующий региональный закон. В зависимости от территориальных природных условий и лесных ресурсов в каждой области России закон имеет свои отличия. (Например, где-то вводятся штрафы за использование бензопил, за трелевку к местам погрузки).

В Челябинской области Законодательное Собрание еще в 2007 году приняло очень демократичный закон «О порядке и нормативах заготовки гражданами древесины для собственных нужд». Более 10 лет он всех вполне устраивал – каждый сельчанин мог взять в лесу на отведенном участке до 10 кубов древесины по приемлемой цене в удобное для него время.

Теперь можно вывозить валежник бесплатно. Но, к сожалению, сразу начались нарушения нового закона. Например, в Кременкульском лесничестве житель увидел надломленное, но не упавшее дерево, и стал спиливать его от корня. Возле Долгодеревенского пострадала макушка березы (но дерево-то стоит) – тоже начали пилить. Установлены административные правонарушения.

Валежник – это часть дерева, лежащая на земле. Это та часть, которая сломалась, упала, отсоединилась, свалилась. В обоих приведенных случаях надломленные части составляли одно целое с основанием, с корнем дерева. Такие деревья должны реализовываться в соответствии с региональным законом.

Если бурелом не оторвался от корня, – это не валежник

– Юрий Валентинович, не запутаются наши земляки. В сети рассказали о случае в Бурятии, когда сборщик валежника уже в 2020 году чуть не попал под уголовную статью.

– Чем чаще мы будем разъяснять новый закон, тем лучше. Может ведь быть и такая ситуация. Вместо валежника ретивый «заготовитель» спилил 3-4 таких поломанных, но не упавших ствола, нанес лесу ущерб на сумму более 5000 рублей, а это уже уголовное дело. Эту норму никто не отменял. То, что в Челябинской области разрешено использовать бензопилы при сборе валежника, многим даст иллюзию вседозволенности.

Или еще пример. Скажем, налетел ураган. Крупное старое дерево вырвало с корнем целиком. Согласитесь, такое большое дерево тоже не валежник.

Обращаю внимание читателей на те делянки, где идет плановая заготовка древесины или расчистка линий электропередач. На этих участках леса работы ведут федеральные ведомства. Здесь сбор спиленных деревьев может быть расценен как хищение федеральной собственности.

На территории Шершневского лесничества расположены ценные лесные массивы, где сбор валежника также запрещен. Это Харлушевский заказник, Ужевский бор, Каштакский бор и городской бор.

И еще одно важное ограничение. Сбор валежника со временем уменьшит число возгораний в лесах, это плюс.

Но вести заготовку во время пожароопасного периода категорически запрещено. Это и понятно. Обычно в это время въезд в леса запрещают почти все муниципалитеты.

– Юрий Валентинович, вы дали неплохую оценку закону Челябинской области 2007 года. В чем его плюсы?

– Региональный 204-й закон помогает очистить лес. Рубки ведутся в первую очередь деревьев сухостойных, деревьев, сломанных тяжестью снега и так далее. С другой стороны, население негазифицированных деревень получает недорогие дрова. В год по Шершневскому лесничеству заключается более 2000 договоров. Около 17000 кубометров леса поступает к сельчанам. В наших деревнях до сих пор говорят – «это губернаторские дрова». Так людям запомнилось, потому что губернатора (Петра Сумина) в то время область избирала впервые в своей истории.

– Среди наших читателей немало информированных людей, которые могут принести реальную пользу лесу. Вывезут пожароопасный валежник, запасутся бесплатным топливом для домашних нужд. Скоро весна. Главные особенности нового закона вы назвали. Но куда надо обращаться за информацией, если сомневаешься?

– Основные сведения будут размещаться на информационных щитах в каждом лесничестве. Нелишне будет зайти на сайт Главного управления лесами Челябинской области. Там даны все сведения по 22 лесничествам, нажмите «Сосновский район». Сейчас у всех есть доступная мобильная связь. Наши контактные телефоны 8 (351) 261-81-05 и 8 (351) 261-65-90. Обращайтесь, консультируйтесь. Берегите лес!

При использовании материала активная ссылка (гиперссылка) на сайт «Сосновской нивы» обязательна.

Час расплаты: в России ввели новый штраф – за отдых в лесу

Закон вступит в силу уже этим летом.

Любите отдыхать на природе с шашлыками? Тогда закон по вашу душу. Уже этим летом любителям костров в лесу придется платить штраф за нарушение режима «чрезвычайной ситуации в лесах, возникшей вследствие лесных пожаров», – сообщает «Российская газета».

Режим чрезвычайной ситуации (ЧС) вводится в лесах в случае возникновения крупных пожаров. Посещать леса в этом случае запрещено. Но россияне запрет игнорируют и, более того, разводят костры, нарушая правила пожарной безопасности, отмечают специалисты.

По вине людей возникает 80 % лесных пожаров. Однако ситуация сложилась парадоксальная. Штрафы за нарушение правил пожарной безопасности в условиях ЧС предусмотрены не были. Теперь они есть. Граждане заплатят от 4 до 5 тысяч рублей, должностные лица – от 20 до 40 тысяч.

Ключевые слова

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Пользоваться скважинами дачники могут пока без лицензии

Поблажка для подмосковных СНТ будет действовать 1,5 года. Но с 1 января 2020-го документы все же .

Жарите шашлыки на даче? Готовьте штраф

Думаете, ваш участок – это частная территория и вы можете делать там, что хотите? .

ГИБДД готовит облаву на дачников в майские праздники

Эксперты назвали 5 ситуаций, когда выезд за город может обернуться штрафом и даже лишением прав

Пятьсот тысяч за костер

Закон о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях публикует «Российская газета».

Режим чрезвычайной ситуации вводится в лесах в случае возникновения крупных пожаров. Посещать леса в это время категорически запрещено. Но россияне запрет игнорируют и разводят костры, нарушая правила пожарной безопасности, отмечают специалисты.

По вине людей возникает 80 процентов лесных пожаров. Однако ситуация сложилась парадоксальная. Штрафы за нарушение правил пожарной безопасности в условиях ЧС предусмотрены не были. В итоге россияне продолжали жечь костры, когда соседние леса уже полыхали, а в качестве меры воздействия на нарушителей в законодательстве была предусмотрена лишь профилактическая беседа.

Теперь за нарушение правил пожарной безопасности в период режима чрезвычайной ситуации могут наложить штраф. Граждане заплатят от 4 до 5 тысяч рублей, должностные лица — от 20 до 40 тысяч рублей.

А компании — юридические лица — заплатят от 300 до 500 тысяч рублей.

Как полагают авторы закона, эти изменения позволят повысить результативность охраны и защиты лесов.

Чиновников будут штрафовать за сокрытие сведений о больных лесах. Штраф составит от 5 тысяч до 20 тысяч рублей. Новые нормы в Кодексе об административных правонарушениях 18 июня вступили в силу.

Смотрите так же:  10 самых дорогих видов спорта. Самый богатый спор

Наказывать должностных лиц органов региональной и муниципальной власти будут за сокрытие данных, либо за предоставление недостоверной информации о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов. Эти сведения они должны направлять в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти — Федеральное агентство лесного хозяйства.

По сообщению пресс-службы Федеральной «Авиалесоохраны», сейчас пожароопасный сезон открыт в 82 субъектах страны.

Режим чрезвычайной ситуации введен пока в одном субъекте РФ — в Якутии — из-за пожаров на территории одного из районов. Особый противопожарный режим продолжает действовать в 44 регионах.
Беспечность туристов, охотников и алчность «черных лесорубов» дорого обходится лесному фонду. По информации Федеральной диспетчерской службы лесного хозяйства, на тушении лесных пожаров накануне было задействовано почти полутора тысяч человек, 222 единицы техники.

С воздуха мониторинг обстановки осуществляли 46 воздушных судов. Из них 21 воздушное судно принимало участие непосредственно в тушении выявленных очагов пожаров. В Амурской области из-за труднодоступности пожаров пришлось задействовать 106 парашютистов-десантников Федеральной «Авиалесоохраны». А в Республике Саха (Якутия) — 60 парашютистов. Всего же за одни сутки по всей России ликвидировано 38 лесных пожаров на площади 4846 гектаров.

В Рослесхозе напоминают, что в случае обнаружения лесного пожара следует звонить на телефон Федеральной диспетчерской службы лесного хозяйства «Прямая линия лесной охраны» — 8-800-100-94-00.

Разобрали по веточкам: почему закон о валежнике в некоторых регионах обернулся новыми запретами

Так называемый закон о валежнике, позволяющий свободно собирать в лесу упавшие сухие деревья и их ветки, начал действовать в России с января 2020 года — раньше для этого требовалось получать специальное разрешение. Авторы инициативы говорят, что хотели предоставить гражданам максимальную свободу, однако уже к концу зимы стало ясно, что дополнительные требования, которые вводятся в некоторых регионах, приводят к путанице или вовсе сводят на нет смысл документа. Почему так происходит, планируется ли вносить изменения в федеральный закон и когда жителям сельской местности можно ждать окончательной ясности в правилах, по которым им предстоит жить, разбирались «Известия».

Заплатка на кодексе

Закон о валежнике был принят весной 2020 года. По сути, он узаконил право граждан, в первую очередь, живущих в сельской местности, бесплатно собирать в лесу фрагменты сухих упавших деревьев. Раньше для этого требовалось получать специальные разрешения — большинство деревенских жителей и дачников эти нормы игнорировали и, по сути, становились нарушителями. Местные власти на происходящее чаще всего закрывали глаза, но если человек попадал в поле зрения лесника, ему мог грозить штраф.

Именно на это обратили внимание авторы законопроекта «О валежнике», члены комитета Государственной думы по природным ресурсам, когда еще в 2017 году предложили внести изменения в Лесной кодекс России.

«Законопроект разработан на основании многочисленных обращений граждан о невозможности использования валежной древесины в незначительных объемах без длительной процедуры оформления разрешительных документов», — говорилось в сопроводительной записке.

Авторы в том числе подчеркивали, что в результате большое количество людей попадает в число правонарушителей «по умолчанию», а уполномоченные органы оказываются заваленными, по сути, лишней работой по выдаче соответствующих разрешений. Предложение ликвидировать пробел в законодательстве позитивно оценили в том числе и в природозащитных организациях.

Так, Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела «Гринпис России», пояснил «Известиям», что закон поддерживает, сравнив его с «заплаткой на Лесном кодексе».

Необходимость в этой заплатке вызвана содержащимся в Лесном кодексе принципе платности использования лесов (за все, что берется из леса, надо платить, если иное не оговорено специально) в сочетании с так называемой палочной системой оценки работы лесных инспекторов — по числу выявленных нарушений, неважно, каких именно. Выявлять и привлекать к ответственности проще всего мелких и безответных нарушителей — например, не знающих законы сельских жителей, заготавливающих всякий лесной хлам себе на дрова, — пояснил он, отметив, что все это в итоге вывело проблему сбора валежника на федеральный уровень.

Документ действительно защищает интересы в первую очередь малообеспеченных жителей страны — не только сельских жителей, но и дачников, которые не могут позволить себе регулярно покупать дорогостоящие дрова, напоминает Николай Шматков, директор Лесной программы WWF России.

— Закон необходимый, так как дает возможность самым бедным слоям сельского населения и малообеспеченным дачникам — а только эти люди могут всерьез заинтересоваться сбором пропитанной водой и гнилой древесины на дрова — получить бесплатный доступ к ресурсу, который в огромных количествах гниет и пропадает, — отмечает эксперт, добавляя, что с экологической точки зрения история с валежником — далеко не самая важная для лесного сектора.

Специалисты говорят, что валежником считается любая сухая или, чаще всего, гнилая древесина, лежащая на земле — не важно, идет ли речь о целом стволе или отдельных ветках. Если же дерево высохло, но еще стоит, оно под действие закона уже не попадает

Изменения, которые в итоге внесли в законодательство, при этом были минимальны: пункт 2 ст. 32 российского Лесного кодекса, в котором, собственно, приводится перечень так называемых недревесных ресурсов, дополнили словом «валежник». В результате на него распространилось действие другой статьи, 11-й, предоставляющей право собирать его для собственных нужд свободно и безвозмездно наряду с ягодами и грибами, с некоторыми базовыми ограничениями (необходимо соблюдать правила пожарной и санитарной безопасности в лесах, возможен запрет или ограничения на сбор таких ресурсов на землях особо охраняемых природных зон или на землях оборонного значения). Само понятие «валежник» специалистами также трактуется максимально однозначно, поэтому никаких разночтений здесь возникнуть не должно было.

Борис Чураков, заведующий кафедрой лесного хозяйства Ульяновского государственного университета, доктор биологических наук:

Валежник — это древесина, которая лежит на земле. Дерево, упавшее в основном по естественным причинам или в результате природных явлений: например, молнии или ветра. Сухое дерево, которое еще стоит, уже не может считаться валежником, так же, как и дерево, которое оказалось на земле из-за вмешательства человека.

Такую древесину чаще всего нельзя использовать в качестве распилочных материалов. Кроме того, большое количество высохших или гниющих деревьев в лесах может повышать опасность лесных пожаров, затруднять доступ пожарных на определенные участки или способствовать распространению короедов — так что в некоторых регионах возможность частично расчистить лес в преддверии пожароопасного сезона, отдав заваленные сухими деревьями участки на разбор гражданами, даже приветствовали.

Валежник по бумажке

Закон вступил в силу в январе 2020 года. Но одних изменений в Лесной кодекс для того, чтобы он начал работать в полную силу, оказалось недостаточно — согласно другой его статье (ст. 33), порядок сбора недревесных ресурсов регулируется субъектами РФ, поэтому после принятия федерального закона каждый регион должен был принять соответствующие законы на региональном уровне.

Сделать это субъекты должны были еще до начала нынешнего года, однако пока процесс не завершен. Как отмечает Алексей Ярошенко, в тех случаях, когда регионы пошли по наиболее легкому пути и просто скопировали требования федерального законодательства, проблем с применением нового закона не возникло. Так, практически без ограничений валежник могут собирать жители Коми, Владимирской или, например, Тамбовской области.

В Пензенской области ограничили способы сбора валежника — гражданам запретили использовать пилы и сучкорезы

Однако уже к концу зимы стало понятно, что в некоторых случаях не обошлось без осложнений. К путанице приводят дополнительные требования, установленные на местном уровне, отсутствие подробных разъяснений для жителей со стороны региональных властей (из-за чего люди, опять же, становятся нарушителями поневоле), а также наложение старых норм на новые.

Пока наибольший резонанс вызвала история в Бурятии, где местные власти пообещали выделять определенные участки, на которых можно собирать остатки сухих упавших деревьев, — гражданам, которые будут собирать валежник в иных местах, пригрозили в том числе уголовным наказанием по статье 158 УК РФ о краже. Она подразумевает от двух до пяти лет лишения свободы.

В Пензенской области ограничили способы сбора валежника — гражданам запретили использовать пилы и сучкорезы. Это значит, например, что распилить большое поваленное дерево на законных основаниях уже нельзя, а ломать ветки придется вручную. В том числе тем, кто отправится в лес зимой. Похожее правило действует и в Тульской области. В Тверской области жителям предложили собирать ветки длиной не более метра.

Раньше для того, чтобы собирать сухие ветки, сельским жителям и дачникам формально требовалось получить специальное разрешение

И, несмотря на то, что одной из целей принятия поправки в Лесной кодекс было разгрузить местные органы управления лесами, избавив их от лишней бюрократии, в целом ряде регионов от граждан потребовали в письменной форме заранее уведомлять о планах отправиться в лес за валежником. Причем в Липецкой области уведомления хотят получать ровно за пять дней до планируемого похода в лес, а на Кубани, как пишет «Российская газета», предложили гражданам заранее подавать уведомления, чтобы после этого подведомственное Минприроды ведомство могло сначала выделить конкретный участок, а до вывоза из леса — проверить собранные объемы древесины (хотя никаких ограничений в этом смысле на федеральном уровне не предусмотрено).

В некоторых случаях причиной становится неосведомленность местных жителей, которые считают, что новый закон распространяется в том числе и на сухие, но еще стоящие деревья. Такие деревья, действительно, не попадают в категорию валежника — они считаются сухостоем, и за их валку можно попасть под действие штрафов. Как это случилось в конце января с жителями двух алтайских деревень.

В результате «на местах» далеко не все спешат пользоваться нововведением, опасаясь стать жертвами возникшей путаницы, объяснил «Известия» Георгий Четверкин, глава одного из сельских поселений в Тверской области.

Георгий Четверкин, глава сельского поселения Каблуковское в Тверской области:

Опыт научил нас спокойнее относиться к таким вещам: приказ получил, пока добежал — а вдруг отменят? Поэтому даже при внешней нужности этого нововведения мы стараемся решать вопросы отопления жителей Каблуковского поселения, в том числе малоимущих, по старинке — выписываем горбыль для распиловки после пилорам, просим транспорт у местных сельхозпредприятий.

Иногда на отопление идут кустарник и деревья, вырубленные для того, чтобы освободить заросшие земли сельхозназначения.

Смотрите так же:  Требования ФГОС дошкольного образования к организации образовательной деятельности дошкольников. Требования к организации дошкольного образования это

Окончательной ясности с тем, что именно можно вывозить из леса в качестве сухостоя, чтобы случайно не нарушить региональные требования, до сих пор нет, говорит глава сельского совета. Говорить о неких общих для всех граждан страны рекомендациях о том, какую древесину можно собирать в лесу, а какую нет, нельзя, по крайней мере до тех пор, пока во всех регионах не примут соответствующие нормы, объясняет Алексей Ярошенко. Сейчас требования, которые устанавливаются в каждом регионе, собирают в том числе в специальном разделе на Лесном форуме «Гринпис России». По подсчетам руководителя лесного отдела организации, такие законы уже приняли или готовы принять в ближайшее время примерно в трех четвертях российских регионов, однако по тому, какими окажутся требования еще примерно в четверти из них, ясности до сих пор нет.

Простота конструкции

Одними из первых слишком жесткими правилами, установленными в регионах, возмутились в Государственной думе. Снять ограничения, дискредитирующие федеральный закон, в начале феврале региональные власти призвал в том числе Николай Николаев — председатель думского комитета по природным ресурсам, который и занимался разработкой закона о валежнике.

При разработке законопроекта речь шла именно о том, чтобы люди могли просто пойти и взять валежник без всяких дополнительных ограничений, пояснил «Известиям» один из авторов инициативы, депутат Максим Щаблыкин, однако выяснилось, что «на местах не доверяют простым людям».

По мнению некоторых критиков инициативы, упростить ситуацию можно было бы, если бы на федеральном уровне определение валежника было прописано точнее. Такая идея, говорит Максим Щаблыкин, действительно рассматривалась, однако в результате от нее решено было отказаться ради простоты конструкции.

— Первоначально в законопроекте мы написали характеристики на полстраницы — расписали, о чем речь и почему. Но затем совместно с коллегами-депутатами приняли решение, что и так понятно, что такое валежник — достаточно просто написать это слово, — объясняет депутат.

При разработке законопроекта речь шла именно о том, чтобы люди могли просто пойти и взять валежник без всяких дополнительных ограничений

На сайте Госдумы можно найти первые редакции законопроекта. Согласно одной из правок, в Лесном кодексе предлагалось использовать следующую (впоследствии непринятую) формулировку: «Дополнить словами «валежник» (сухие деревья или их части, лежащие на земле)».

Дополнить текст статьи 32 Лесного кодекса не только определением, но и разрешением на сбор сухостоя (чтобы исключить недоразумения, подобные тем, что возникли на Алтае) еще в конце прошлого года предложил депутат Олег Нилов — предложение о внесении поправок было внесено и сейчас ожидает рассмотрения. По его словам, о том, что текущая формулировка неизбежно приведет к «перегибам», он неоднократно предупреждал еще на этапе обсуждения законопроекта, но коллеги к нему не прислушались.

Депутат склонен объяснять это объемами рынка дров — запас древесины, необходимый для того, чтобы отапливать один деревенский дом в течение всей зимы, сегодня обходится покупателям в 20–40 тыс. рублей, а общие объемы этого рынка в России, по оценкам Олега Нилова, могут составлять 200 млрд рублей, поэтому далеко не все хотят дать возможность людям сэкономить, обеспечив себя самостоятельно.

«Запретить все и вся»

Формально дополнительные ограничения вводятся в регионах для того, чтобы предотвратить хищения здорового леса: чтобы люди не могли рубить здоровые деревья, а потом вывозить их из леса под видом распиленного на земле валежника. Именно поэтому на некоторых территориях ввели запрет на использование пилы при сборе валежника или настаивают на том, чтобы контролировать объемы древесины, которую граждане будут вывозить.

Однако в природозащитных организациях напоминают, что основную угрозу для лесов России сегодня представляют отнюдь не частники из числа местных жителей, поэтому принятые в «проблемных» регионах предосторожности считают излишними.

Формально дополнительные ограничения вводятся в регионах для того, чтобы предотвратить хищения здорового леса: чтобы люди не могли рубить здоровые деревья, а потом вывозить их из леса под видом распиленного на земле валежника, но экологи убеждены, что реальная угроза лесам исходит не от простых граждан и бороться с ней таким образом бессмысленно

— В основном незаконные рубки сейчас совершают не отдельные граждане, а ОПГ или вполне легальные лесозаготовители. [Это становится возможным] благодаря отсутствию надежных данных о породном и качественном составе насаждений, разнице с задокументированными показателями и отсутствию надежного контроля со стороны органов власти, — напоминает Николай Шматков.

С ним согласен и Алексей Ярошенко. Даже если кто-то, прикрываясь действием закона, вывезет из леса несколько ценных бревен или даже целый лесовоз такой древесины, подчеркивает руководитель лесного отдела «Гринпис России», в масштабах страны это будет мелочь, ради борьбы с которой не стоит ограничивать права граждан на жизненно важные для них ресурсы.

Депутат Олег Нилов, в свою очередь, напоминает, что контроль за незаконными рубками — абсолютно самостоятельная задача, и то, насколько органы управления лесами готовы с ней справляться, не должно затрагивать интересы простых граждан.

В природозащитных организациях убеждены, что основной урон лесам наносят или организованные преступные группировки, или крупные компании, которые допускают нарушения, ни тех, ни других «закон о валежнике» в любом случае не затрагивает

— Браконьерство ведь и сейчас есть — и что, скажете, поймали всех? Так пусть ловят, пусть наказывают. А если под этим соусом говорить, что надо еще что-то дополнительно запретить, то можно тогда запретить все и вся, — уверен он.

Пока в Минприроды объявили, что ведут мониторинг того, как на региональном уровне исполняется закон о валежнике. Следить за этим обещают и в Госдуме.

— Это тот самый случай, когда нужно помониторить и, возможно, внести корректировки. Мы сейчас собираем всю информацию с территорий и будем на комитете обсуждать в ближайшем будущем, что же мы должны дополнительно сделать, чтобы не было таких форм недопонимания на местах, в регионах, — объясняет Максим Щаблыкин.

При этом о том, чтобы разрешить также рубку и вывоз высохших, но еще стоящих деревьев, пока в любом случае речи не идет: «Здесь мы как раз-таки четко говорим, что речь идет о валежнике, а не о сухостое».

Будут ли в принципе вноситься изменения в документ на федеральном уровне, станет ясно лишь после того, как наберется достаточный объем информации. Пока, утверждает директор Лесной программы WWF России, закон о валежнике уже помог «подсветить» другие проблемы лесной отрасли: в том числе высокую степень бюрократизации, низкое информационно-техническое обеспечение местных органов управления лесами, а также отсутствие общедоступных схем лесных участков.

Эти проблемы, подчеркивают природозащитники, с точки зрения будущего лесного хозяйства страны являются куда более важными — и будет хорошо, если ситуация, возникшая вокруг закона о валежнике, поможет привлечь внимание законотворцев к необходимости их решения.

Закон о сборе валежника в лесу в 2020 году

Закон вступит в силу вступит в силу с 1 января 2020 года.

У многих этот акт вызвал саркастическую ухмылку. Мол, спасибо вам, дорогие депутаты, что разрешили в земли сухие ветки собирать. Теперь, как говорится, заживем! Но на самом деле закон о валежнике не так смешен, как кажется. Городским жителям не понять, но для сельских – одним росчерком пера решилась чуть ли не главная их «головная боль».

Во-первых, давайте поймем, что считают валежником? В законе есть формулировка. Это поваленные деревья, кустарники или их части, поврежденные из-за непогоды или по иным естественным причинам.

От действующего закона страдали, прежде всего, деревенские жителям и дачники. И те, и другие жаловались на то, что тратят кучу денег на «Камазы» с дровами. Хотя в лесу полно поваленных деревьев – заготавливать валежник и дешево, и удобно. Но нельзя, как так? Искать владельца лесхоза, оформлять с ним договор купли-продажи – соглашался далеко не каждый селянин.

Бюрократия мешала и государству. Для экологии будет только лучше, если граждане сами очистят лес от поваленных деревьев – распилят и унесут домой. Угроза пожаров, опять же, снижается. И, тем не менее, закон о валежнике не могли принять целых 3 года. С 2015 года аппарат Госдумы и профильные комитеты спорили о формулировках. И так, и сяк – выходило, что валежник это все-таки дерево. А значит, хитрые браконьеры могли заготавливать дрова и из живых деревьев, пользуясь широким определением. Наконец, депутаты придумали, что делать. В новом законе валежник отнесли к категории недревесных ресурсов. По сути, теперь это тоже самое что и гриб. Гриб в лесу ничей – кто первый увидел, тот и взял себе. То же самое будет и с валежником. С 2020 года его можно будет брать бесплатно и без всякого оформления документов. Таким образом, новые поправки сэкономят сельским жителям несколько десятков тысяч рублей в отопительный сезон.

Только сильно не увлекайтесь: как собирать валежник и не нарушать закон

Депутаты приняли закон о валежнике в третьем чтении. Дальше его передают в Совет Федерации, затем его должен подписать президент, и только потом он вступает в силу. Рассказываем, как собирать валежник по закону и зачем это вообще надо.

Чтобы можно было собирать валежник. На самом деле этот закон обрадует некоторых людей. Так, в некоторых селах люди собирали древесину, например, сухие поваленные деревья, для печного отопления или для бани. Это было незаконно, и людям могли выписать штраф. Потому что, согласно закону, заготавливать древесину даже для собственных нужд можно только с разрешения. И только за деньги.

С 2020 года штрафов не надо будет бояться.

Как уже было сказано выше, сейчас заготавливать древесину для собственных нужд можно только за деньги и только с соответствующим разрешением.

Смотрите так же:  Приказ о приеме на работу. Приказ о приёме на работу образец рб

Это за грибами и ягодами в лес можно ходить бесплатно. А за валежником нельзя. Кстати, не надо путать валежник и хворост. На последний запрет не распространялся.

Однако хворост — это ветки, которые у основания не толще четырех сантиметров в диаметре.

Валежником может считаться дерево, которое, допустим, свалил ветер, или оно высохло и упало. По-хорошему, его бы распилить на дрова и сложить в поленницу. Но по закону это древесный ресурс. До 2020 года. И его нельзя пилить, вывозить из леса и топить им печь. По крайней мере, без разрешения.

Штраф, административная или уголовная ответственность. Вывоз валежника из леса — это хищение имущества. И эти действия попадают под статью КоАП 8.28. (Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан) или статью УК 260 (Незаконная рубка лесных насаждений).

В статье сказано, что это «влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на должностных лиц — от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей».

Если же собираете на машине или на другой технике, то штраф может доходить до полумиллиона рублей.

В том случае, если ваши действия попадают под Уголовный кодекс, наказание ждет куда строже.

Если вам срочно нужен валежник, то надо заключить договор купли-продажи древесины с лесхозом. В муниципалитете вам должны рассказать, кто отвечает за участок леса, где вы собираетесь заготавливать валежник, и какие документы нужны.

Вполне возможно, что даже не придется платить деньги. Например, если в лесу много поваленных деревьев и необходимо очистить от них лес.

Мал сучок, да дорог. Как заготовить валежник и не нарваться на штраф?

С 1 января 2020 года россиянам разрешили беспрепятственно собирать в лесу валежник, который Госдума приравняла к недревесным ресурсам. Федеральный закон депутаты приняли весной 2020 года.

Тогда в соцсетях это вызвало множество шуток: мол, XXI век на дворе, а люди рады тому, что им теперь не нужно получать разрешение, чтобы собирать в лесу сухие палки. Однако, как говорят жители посёлков Иркутской области, им этот юмор смешным не кажется: дрова стоят дорого, и многие домовладельцы суровыми сибирскими зимами буквально спасаются этим сухостоем.

Чем дальше в лес…

«Если валежник в лесу хороший, не гнилой, им можно и без дров печь протопить», – замечает житель одного из сёл в Иркутском районе Николай Николаевич. Мужчина рассказывает, что заготавливает сухостой практически круглый год уже много лет.

«И до января 2020 года в лес ходили за валежником – не без этого, – говорит сельский житель. – По старому закону, чтобы его собирать, требовалось разрешение. Для этого приходилось побегать, пошлину заплатить. А действовал документ всего 10 дней. Кто валежником печку топит, столько времени мог терять на этих бумажках! Я такие разрешения брал, но, честно скажу, не всегда. Теперь проще, конечно, стало: захотел, поехал и собрал, сколько тебе надо».

Раньше за сбор сухих веток без разрешения могли оштрафовать. Теперь на вопрос лесного инспектора «Откуда дровишки?» никаких бумаг показывать не надо.

Однако не всё так просто. В каждом субъекте страны после изменений в Лесном кодексе РФ следовало принять документы региональные, притом в них можно было прописать более жёсткие правила по сбору упавших веток, стволов деревьев и мха. И чем дальше в лес, тем больше, казалось бы, излишне строгих и даже нелепых норм стали предусматривать законодатели на местах.

К примеру, в Ханты-Мансийском автономном округе собирать валежник можно не по всему лесу, а только там, где разрешат лесничества. Информацию об этих участках публикуют на сайте госорганов Югры и на стендах в зданиях лесничеств. Придумали это для того, чтобы «обеспечить пожарную и санитарную безопасность в лесах». В Пензенской и Тверской областях, республике Марий Эл и некоторых других регионах при сборе сухостоя можно использовать только так называемый ручной способ. Если гражданин возьмётся за пилу, топор или сучкорез, то будет считаться нарушителем закона. В Алтайском крае запретили хранить заготовленный валежник в лесу и оставлять там отходы, которые образовались после заготовки веток. Их нужно вынести из тайги вместе с валежником. Особенности «выноса» тоже кое-где прописали: в Липецкой области нельзя перемещать сухостой волоком, впрочем, как и использовать транспорт. Машины под запретом в Ярославской области и Пермском крае.

Дальше всех пошли парламентарии Кубани. Жителей Краснодарского края, перед тем как отправиться за валежником, обязали сообщить об этом чиновникам. Притом власти должны уведомление гражданина рассмотреть, и более того – указать ему на участок леса, который он может очистить от сухих веток. И даже это ещё не всё: региональному ведомству предписали собранный валежник учитывать до того, как селянин вывезет его из леса.

Заготовка особого режима

В Иркутской области, кстати, уведомительный порядок сначала тоже был – таким вышел первый законопроект. Правда, его всё же отклонили, так как посчитали, что эта норма нарушает права граждан. В министерстве лесного комплекса Иркутской области корреспонденту «АиФ в ВС» рассказали, что с 9 по 23 января 2020 года в их ведомство всё же поступило два уведомления от жителей Приангарья, которые сообщали, что собираются в поход за валежником. Им ответили, что чиновников об этом можно и не оповещать.

По нашему весьма либеральному закону жители региона могут беспрепятственно заготавливать остатки стволов деревьев, сучьев, веток и древесину, непригодную для промышленной переработки, хоть круглый год. Но ограничения всё же есть. И самое главное из них касается термина: валежником не считаются круглые и колотые лесоматериалы и порубочные остатки, которые можно встретить в местах, где рубили лесосеки. За их сбор можно схлопотать штраф.

Ещё одна норма ограничивает длину валежника: если она превышает полтора метра, то дерево необходимо, как написано в законе, раскряжевать – то есть разделить на части.

«Для этого жители региона могут воспользоваться бензопилами, ножовками, топорами», – пояснили в минлеса области.

В целом закон прост для понимания, однако вопросы к нему всё же появились. Так, до сих пор неясно, можно ли заготавливать валежник на землях, которые относятся к национальному парку. Как рассказали нашему изданию в лесничестве Листвянки, потребность в валежнике у сельчан есть, и они приходят к лесникам с вопросами. Однако точного ответа, можно или нет заготавливать сухостой в местном лесу, им пока дать не могут.

За разъяснениями мы обратились в минлеса области, нам ответили ссылкой на статью 11 Лесного кодекса РФ, в которой сказано, что пребывание граждан может быть запрещено или ограничено в лесах, расположенных в том числе на землях особо охраняемых природных территорий.

Вопрос переадресовали и в «Заповедное Прибайкалье» – дирекцию Байкало-Ленского заповедника и Прибайкальского нацпарка. Заместитель директора по лесохозяйственной деятельности учреждения Сергей Кочнев сказал, что пока в заповедных лесах собирать ничего нельзя.

«Сейчас мы разрабатываем порядок заготовки валежника, это связано с тем, что посещение территории национального парка должно быть подконтрольным», – отметил Кочнев, уточнив, что документ собираются разработать к началу февраля, о новом порядке обещают рассказать людям, живущим в территориях, на которые распространяется охранный режим. Он добавил, что в целом сбор сухих веток полезен для леса, однако весь заповедник разделён на зоны и в некоторых из них очистка от сухостоя запрещена.

Личный опыт

Жительница села Максимовщина Иркутского района Наталья Семёнова:

«В нашем доме есть только печное отопление, и за зиму дров уходит довольно много. В семье четыре человека, в том числе двое маленьких ребятишек. Приходится постоянно топить. Раньше мы покупали готовые дрова, но последние два года муж ездит в лес за ними сам: взял в администрации справку о том, что у нас дом с печным отоплением, выписал лесобилет (его стоимость символическая – 116 рублей, а действует он год), ему выделили деляну. За зиму у нас уходит четыре машины дров, они обходятся примерно в 20 тыс. рублей. Вместе с дровами мы используем и валежник, хорошо, что теперь хотя бы на его сбор никакие документы выписывать не нужно.

Мои родственники живут в частном доме в Забайкальском крае, и у них ситуация с дровами обстоит намного сложнее, чем у нас: леса почти нет – преимущественно степи, поэтому и древесина сильно дороже. За одну машину моя тётя платит минимум 8 тыс. рублей. Говорит, что всё чаще народ топит печки не дровами, а углём, так получается дешевле. Мы были у них в гостях в начале этого года, и родня шутила: «Надо было в чемодан закинуть пару полешек в подарок».

У нас в Иркутском районе проблема одна – делян почти не осталось, для заготовки дров выделяют участки где-то за селом Никольск, для нас это довольно далеко. Раскошеливаемся ещё и на бензин».

Комментарий

Председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС Иркутской области Роман Габов:

«Федеральный закон не касался лесов с особым статусом, в том числе тех, которые относятся к особо охраняемым природным территориям, поэтому однозначного толкования, можно или нет заготавливать валежник в лесах у Байкала, сейчас нет. Я так понимаю, пока запрещено, так как в особо охраняемых природных территориях помимо валежника есть и другие недревесные ресурсы: кора, мох, травы и так далее. Ситуация действительно непростая, нам необходимо получить разъяснения и от федеральной власти – инициаторов этого закона.

Думаю, областной закон в целом получился довольно удобным для людей. Единственное, нас критиковали за то, что мы ограничили длину валежника, но это было сделано и для безопасности самих лесов, чтобы люди под видом сухостоя не начали заготавливать деловую древесину. Обязанность контролировать исполнение закона лежит на лесхозах на местах».

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *