Договор о принятии долга на себя. Договор о принятии долга на себя

Договор о принятии долга на себя

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2017 г. N 310-ЭС17-3279 Суд отменил принятые ранее судебные акты и отказал в удовлетворении требования о включении требований в реестр требований кредиторов должника, т.к. с привативным переводом долга с полным выбытием первоначального должника (должника по делу о банкротстве) из арендных отношений компания как новый должник не имеет требования к первоначальному должнику ни в связи с исполнением арендного обязательства, учиненного в пользу кредитора, ни в связи с заключением соглашения о переводе долга, поскольку из соглашения не следует, что воля сторон была направлена на установление денежного вознаграждения за принятие чужого долга

Резолютивная часть определения объявлена 14 декабря 2017 года.

Полный текст определения изготовлен 20 декабря 2017 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В. —

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «АЗИМУТ» (правопреемник общества с ограниченной ответственностью «Курский завод строительного керамзита»; далее — общество) на определение Арбитражного суда Курской области от 12.12.2016 (судья Сороколетова Н.А.), постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2017 (судьи Безбородов Е.А., Мокроусова Л.М. и Владимирова Г.В.) и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 07.07.2017 (судьи Крыжская Л.А., Козеева Е.М. и Савина О.Н.) по делу N А35-6888/2015 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Стройпоставка» (далее — должник),

В судебном заседании принял участие представитель общества Корсаков А.М. по доверенности от 01.11.2017.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителя общества, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

в рамках дела о банкротстве должника общество с ограниченной ответственностью «СтройСетьСервис» (далее — компания) обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении требований в размере 10 734 923,99 руб. в реестр требований кредиторов должника.

Определением суда первой инстанции от 12.12.2016, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 07.04.2017 и округа от 07.07.2017, требования компании удовлетворены частично. В третью очередь реестра включены требования компании в размере 9 672 001,91 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Общество (конкурсный кредитор) обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить и отказать в удовлетворении требований компании.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 20.11.2017 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы кассационной жалобы.

Иные лица, участвующие в обособленном споре, явку своих представителей в суд не обеспечили, что не препятствует рассмотрению дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителя общества, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Судами установлено, что между обществом с ограниченной ответственностью «УниверсСтройЛюкс» (арендодателем) и должником (арендатором) заключены договоры аренды транспортных средств от 17.10.2006 N 34/10-06-П и от 01.01.2013 N 4/01-13-А.

Впоследствии между обществом «УниверсСтройЛюкс» (кредитором), должником (первоначальным должником) и компанией (новым должником) заключен договор перевода долга от 10.11.2014 N 10/11-14, по условиям которого должник переводит на нового должника, а новый должник принимает на себя обязательство перед кредитором по погашению долга должника, возникшего из названных договоров аренды транспортных средств в сумме 10 734 923,99 руб.

Суды установили, что новый должник свои обязательства по договору аренды исполнил, долг перед арендодателем погасил.

Полагая, что в результате такого погашения долга у должника появилось обязательство перед компанией на сумму 10 734 923,99 руб., последняя обратилась с заявлением о включении данной задолженности в реестр требований кредиторов должника.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на положения статей 71 и 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», статей 309, 310, 314, 391, 606, 614, 642 Гражданского кодекса Российской Федерации, сочли доказанными факт исполнения обществом «УниверсСтройЛюкс» принятых на себя обязательств по предоставлению техники в аренду должнику на сумму 9 672 001,91 руб. и факт совершения компанией (новым должником) действий по погашению образовавшейся задолженности, и, соответственно, факт перехода к последнему права кредитора (права требования оплаты задолженности по внесению арендной платы).

В связи с этим суды признали обоснованными требования компании в размере 9 672 001,91 руб. и включили их в реестр.

Между тем судами не учтено следующее.

Указав, что в результате исполнения новым должником обязательств перед кредитором по договору аренды данный новый должник получил право требования к первоначальному на сумму исполненного, суды фактически пришли к выводу, что в результате такого погашения долга произошла суброгация, как это имеет место при поручительском исполнении (пункт 1 статьи 365 и подпункт 3 пункта 1 статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем заключенный между обществом «УниверсСтройЛюкс» (кредитором), должником (первоначальным должником) и компанией (новым должником) договор от 10.11.2014 правильно квалифицирован судами с позиции статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации не как договор поручительства, а как соглашение о переводе долга (статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если сторонами не предусмотрено иное, предполагается, что при заключении подобного соглашения первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства, а его место занимает новый должник, который становится обязанным перед кредитором (далее — привативный перевод долга).

В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличие от случаев поручительства или кумулятивного принятия долга (абзац второй пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику.

Разрешая вопрос о получении новым должником встречного предоставления при привативном переводе долга, необходимо учитывать, что исходя из презумпции возмездности гражданско-правовых договоров (пункт 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации) соответствующая сделка действительна и при отсутствии в ней условий о получении новым должником каких-либо имущественных выгод, в том числе оплаты за принятие долга на себя. Если при привативном переводе долга отсутствует денежное предоставление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначального, презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания, в частности, такая возмездность, как правило, вытекает из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников, в связи с чем в подобной ситуации не применяются правила пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации об определении цены в денежном выражении.

Таким образом, поскольку в рассматриваемом случае имел место привативный перевод долга с полным выбытием первоначального должника (должника по делу о банкротстве) из арендных отношений, компания как новый должник не имеет требования к первоначальному должнику ни в связи с исполнением арендного обязательства, учиненного в пользу кредитора (общества «УниверсСтройЛюкс»), и ни в связи с заключением соглашения о переводе долга, поскольку из текста данного соглашения и иных обстоятельств, сопутствующих его заключению, не следует, что воля сторон была направлена на установление денежного вознаграждения за принятие чужого долга.

В спорной ситуации не подлежат применению и положения пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации о солидарной ответственности первоначального и нового должников, так как названная норма относится только к урегулированным абзацем вторым пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации случаям вступления в долг нового должника без выбытия первоначального (кумулятивный перевод долга) по двустороннему (а не трехстороннему) соглашению нового должника с кредитором.

В связи с тем, что в обжалуемых судебных актах содержатся существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход рассмотрения дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов кредиторов должника, данные судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с принятием нового судебного акта об отказе в удовлетворении требований компании в полном объеме.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Арбитражного суда Курской области от 12.12.2016, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2017 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 07.07.2017 по делу N А35-6888/2015 отменить.

В удовлетворении заявленных требований отказать.

Председательствующий судья И.А. Букина
Судья Е.С. Корнелюк
Судья И.В. Разумов

Обзор документа

Относительно применения правил о переводе долга СК по экономическим спорам ВС РФ разъяснила следующее.

Если сторонами не предусмотрено иное, предполагается, что при заключении соглашения о переводе долга первоначальный должник полностью выбывает из основного обязательства. Его место занимает новый должник, который становится обязанным перед кредитором (привативный перевод долга).

При таком переводе в случае исполнения новым должником обязательств перед кредитором погашается его собственный долг. Т. е. это не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику.

При решении вопроса о получении новым должником встречного предоставления от прежнего предполагается, что сделка действительна, даже если в договоре нет условия о получении каких-либо имущественных выгод, в т. ч. оплаты за принятие долга на себя.

Если нет упоминания о денежном предоставлении и на доказано намерение нового должника одарить первоначального, презюмируется, что предоставление имеет иной (недежный) характер.

Приведенные разъяснения должны учитываться и в ситуации, когда имел место привативный перевод долга с полным выбытием из отношений первоначального должника, являющегося должником по делу о банкротстве.

Правила ГК РФ о солидарной ответственности первоначального и нового должников относятся к случаям вступления в долг нового должника без выбытия первоначального (кумулятивный перевод долга).

Это процедура, в ходе которой первоначальный должник передает долговые обязательства другой стороне, которая станет новым дебитором. К редитор по первоначальной сделке должен дать свое согласие на такую рокировку. В противном случае сделка признается ничтожной. Статья 391 ГК РФ подробно описывает правила, по которым оформляется договор перевода долга от должника к новому должнику, и условия признания его недействительным.

  • заверенная нотариусом.
  • Если первоначальный документ подлежал обязательной государственной регистрации, то при делегировании долга эту процедуру нужно повторить.

    Смотрите так же:  Страховка ОСАГО Краснодар. Страховая компании осаго в краснодаре
  • кредитор и новый должник.
  • Мы рассмотрим вариант, когда стороны договора — физические лица (прежний и новый должники). Поскольку кредитор заинтересован в том, чтобы дебитор исполнил обязательство надлежащим образом, для него важна личность нового контрагента. Необходимо иметь письменное согласие кредитора либо его подпись на документе. В обратном случае сделка не повлечет каких-либо правовых последствий, и обязательство останется у первоначального должника.

    Далее необходимо определить объем и содержание переводимого обязательства. Допустима замена долга как в денежном, так и в неденежном обязательстве.

    4. Условия исполнения договора

    Исполнение договора предполагает передачу новому должнику документов, подтверждающих переводимые обязательства. Стороны согласовывают перечень подлежащих передаче документов, сроки и порядок их передачи.

    В этом разделе предусматривают ответственность в виде неустойки за нарушения сторонами своих обязательств. Так, неустойка устанавливается за следующие нарушения, допущенные первоначальным дебитором:

  • за непредоставление или за несвоевременное предоставление документов, подтверждающих переводимый долг.
  • При установлении неустойки определяют соотношение неустойки и убытков. По общему правилу убытки взыскиваются в части, которая не покрывается неустойкой.

    Документ влечет переход обязанности от первоначального должника к новому, т. е. исполнение контракта в этой части осуществляется в момент его заключения. В случае прекращения данного договора обязательство теряет свое основание, и, соответственно, необходимо восстановить имущественное положение сторон. С ледствием прекращения контракта является обратный перевод долга.

    Практика показала, что обратный перевод долга возможен только в случае, если это предусмотрено документом или на основании судебного решения. Для обратного процесса тоже требуется согласие кредитора.

    В данном разделе стороны согласовывают следующие условия:

      Кумулятивное принятие долга и поручительство

      (Новоселова Л. А.) («Статут», 2011)

      КУМУЛЯТИВНОЕ ПРИНЯТИЕ ДОЛГА И ПОРУЧИТЕЛЬСТВО

      Новоселова Людмила Александровна. Родилась 6 марта 1961 г. в г. Москве. После окончания школы работала в Академии МВД СССР. В 1984 г. с отличием окончила юридический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. С 1984 г. работала в Государственном арбитраже РСФСР консультантом, старшим консультантом, затем начальником отдела, государственным арбитром. С 1992 г. — судья Высшего Арбитражного Суда РФ. Доктор юридических наук, профессор, судья Высшего Арбитражного Суда РФ. Ведет преподавательскую работу в Российской школе частного права при Исследовательском центре частного права при Президенте РФ, а также на кафедре правового обеспечения рыночной экономики Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Автор более 600 опубликованных работ, в том числе неоднократно переиздаваемых монографий «Вексель в хозяйственном обороте: комментарий практики рассмотрения споров», «Проценты по денежным обязательствам», «Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг» и других, а также большого числа статей по общим проблемам применения гражданского законодательства, банковскому и вексельному праву, опубликованных в ведущих юридических изданиях и размещенных в справочно-правовых системах «КонсультантПлюс» и «Гарант».

      Замена должника в обязательстве происходит в результате перевода долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ). Перевод долга в собственном (узком) смысле — это сделка, в результате которой первоначальный должник выбывает из правоотношения с кредитором и заменяется другим лицом. Как правило, такой перевод производится на основании договора между первоначальным и новым должником. Для кредитора личность должника имеет существенное значение, поскольку, как писал И. Б. Новицкий, «возможность практического осуществления прав кредитора изменяется, ибо за долг, который соответствует его праву, начинает отвечать уже не то имущество, которое отвечало до замены должника, а другое — имущество нового должника» . Конечно, в отдельных обязательствах имеют определенное значение и личные качества должника (дисциплинированность, исполнительность и т. д.). ——————————— Новицкий И. Б. Общее учение об обязательстве // Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. М.: Статут, 2006. Т. II. С. 267 — 268.

      Перевод долга вследствие этого является значительным вмешательством в имущественную сферу кредитора, и перемена должника по соглашению между первоначальным должником и третьим лицом не может производиться без согласия кредитора. Поскольку первоначальный должник освобождается от долга (от обязанности), нет каких-либо препятствий для совершения перевода долга по соглашению между новым должником и кредитором. Так, И. Б. Новицкий отмечал: «…договор (о принятии долга) заключается между первоначальным и новым должником, а кредитор тут же дает согласие на замену одного должника другим; принятие новым должником долга первоначального должника считается тем самым осуществившимся, долг ложится на нового должника. Однако, поскольку в результате так называемого перевода долга первоначальный должник освобождается от обязательства, принципиально можно обойтись и без его участия, ограничившись соглашением кредитора с новым должником» . ——————————— Новицкий И. Б. Общее учение об обязательстве // Избранные труды по гражданскому праву. С. 267.

      Возможность перевода долга в результате соглашения между кредитором и новым должником прямо предусмотрена, например, § 414 ГГУ. Принципы УНИДРУА в ст. 9.2.1 также устанавливают, что обязательство уплатить денежную сумму или произвести иное исполнение может быть переведено с одного лица («первоначального должника») на другое лицо («новый должник») путем: а) соглашения между первоначальным должником и новым должником с учетом ст. 9.2.3 или б) соглашения между кредитором и новым должником, согласно которому новый должник принимает на себя обязательство. С точки зрения субъекта, вступающего на место первоначального должника, в обоих случаях имеет место принятие на себя обязательства, принятие (чужого) долга. При этом первоначальный должник из обязательства выбывает. Вместе с тем допустим и такой вариант сделки, как кумулятивное принятие долга (усилительное принятие долга), когда кредитор в результате перевода долга приобретает право требования к новому должнику, не утрачивая при этом права в отношении первоначального должника . Такой вариант, например, может предусматриваться соглашением между первоначальным и новым должниками на случай, если кредитор не согласится на полную замену (привативный перевод долга) должника. Действующий ГК РФ не содержит положений, регулирующих подобные сделки, но и не исключает возможности их совершения. ——————————— См.: Агарков М. М. Указ. соч. С. 115.

      Однако на практике такие сделки сейчас не используются, поскольку применение к ним общего правила, в соответствии с которым при переводе долга согласие кредитора считается достаточным для полного освобождения прежнего должника от долга, в данном случае приводит к тому, что как только согласие дано, отпадает ответственность первоначального должника. Соответственно, кредитор признается утратившим право требования к указанному лицу и цель — сохранение этого требования с присоединением к нему другого требования — не достигается. Вместе с тем во многих случаях риски кредитора слишком велики, чтобы давать согласие на полную замену должника, особенно если речь идет о предварительном согласии. Обращает на себя внимание то, что ст. 9.2.5 Принципов УНИДРУА предоставляет кредитору возможность выбрать, в какой степени первоначальный должник будет освобожден от обязательства. Во-первых, кредитор вправе освободить первоначального должника от обязательства. Во-вторых, кредитор может также сохранить первоначального должника в качестве должника, если новый должник не произведет надлежащего исполнения. В иных случаях первоначальный и новый должник несут солидарную ответственность. В первом случае мы сталкиваемся с классическим вариантом сделки по переводу долга, в результате совершения которой происходит замена одного должника другим. Во втором случае долг переходит на другое лицо, но прежний должник несет ответственность за исполнение обязательства новым должником. По своему характеру обязательство первоначального должника перед кредитором после состоявшегося перевода долга является обеспечительным, и к нему применимы нормы о поручительстве. В последнем случае имеет место присоединение лица к ранее возникшему обязательству — принятие на себя чужого долга. Полная замена должника не может вызвать затруднений при разграничении с поручительством, поскольку остается только одно обязанное лицо. Во втором случае, как правило, также не возникает проблем при определении природы обязательства прежнего должника перед кредитором: не являясь стороной по переданному обязательству, он отвечает как поручитель, как лицо, чья обязанность является дополнительной (субсидиарной). Если имеет место присоединение своего обязательства к первоначальному, то отношения отличны от поручительства, поскольку присоединение к долгу не порождает дополнительного обязательства, а добавляет нового основного должника, что превращает обязательство в обязательство с солидарной множественностью лиц на стороне должника. Обращаясь к ст. 322 ГК РФ, мы видим, что солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства. В рассматриваемом нами случае солидарный характер обязанности может быть установлен соглашением между первоначальным и новым должниками либо соглашением между новым должником и кредитором. Но и при отсутствии указания о солидарном характере обязанности в каком-либо из этих соглашений нет оснований для вывода, что прежний и новый должник выступают в отношении кредитора как «долевые» должники; кредитор имеет право только по одному обязательству, и в силу условий обязательства должники могут отвечать только солидарно. В соответствии с п. 1 ст. 323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. На основании п. 2 ст. 323 ГК РФ кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Нельзя, однако, исключить и такого варианта, когда новый должник несет субсидиарную ответственность. Учитывая, что в Концепции развития гражданского законодательства указывается на целесообразность включения в ГК РФ положений, предусматривающих право кредитора при переводе долга обусловить свое согласие на перевод долга сохранением обязательства первоначального должника, представляет серьезный интерес сравнение присоединения к долгу с поручительством, поскольку при практическом применении подобных сделок неизбежно возникнет вопрос о возможности распространения на эти отношения норм о поручительстве. ——————————— Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 114.

      Существенное значение для разграничения поручительства и кумулятивного принятия долга имеет воля субъекта, принимающего на себя ответственность. Очевидно, что воля, направленная на присоединение к долгу, а не на принятие на себя поручительства, должна быть четко выражена. Как указывает Х. Вебер, «если возникают сомнения относительно того, что именно имело в виду лицо, заявившее кредитору о готовности нести ответственность по основному обязательству: принять на себя долг или только предоставить поручительство, следует путем толкования договора определить его действительное волеизъявление. Для того чтобы предположить принятие долга на себя, требуется доказать экономический интерес присоединившегося, наличия собственного личного интереса кредитора недостаточно. Если сомнения в том, как истолковать заявление, остаются, следует толковать их в пользу поручительства» . ——————————— Хансйорг В. Обеспечение обязательств / Пер. с нем. М., 2009. С. 161 — 162.

      В отличие от договора поручительства, который должен быть оформлен на письме под страхом признания его недействительным, сделка, направленная на принятие на себя чужого долга, может быть совершена в любой форме (с учетом общих положений ГК РФ о форме сделок). Обязательство поручителя не может возникнуть без согласия кредитора, поскольку оно возникает на основании договора между поручителем и кредитором по основному обязательству. Присоединение к долгу на основании соглашения между первоначальным и новым должником может быть произведено не по воле кредитора и даже без его согласия, поскольку в результате совершения такой сделки положение кредитора никак не ухудшается, он сохраняет ничем не ограниченную возможность предъявить требование к первоначальному должнику. Кредитор получает от такой сделки только выгоды. Поэтому возможно возникновение обязательства нового должника только на основании волеизъявления последнего. Кредитор может соответственно воспользоваться либо не воспользоваться предоставленным ему правом в отношении дополнительного субъекта. Поручительство может быть предоставлено при отсутствии соглашения с должником, за которого дается поручительство. Более того, оно может быть дано и при несогласии должника с предоставлением поручительства. При присоединении к обязательству путем заключения соглашения присоединяющегося должника с кредитором получение согласия первоначального должника не является обязательным условием действительности такого соглашения, поскольку само по себе его заключение не возлагает на прежнего должника никаких дополнительных обязанностей. Вместе с тем отношения между первоначальным (основным) должником и новым должником имеют значение при рассмотрении вопроса о возражениях против требования кредитора, а также о возражениях первоначального должника против обратного требования о возмещении исполненного новым должником кредитору. Поручитель по общему правилу отвечает в том же объеме, что и основной должник. Иное может быть предусмотрено договором. Лицо, присоединившееся к долгу, может присоединиться к долгу в части (и в этой части нести солидарную ответственность с основным должником), но при отсутствии указаний на принятие долга в части отвечает в полном объеме. В случае солидарной обязанности в соответствии со ст. 324 ГК РФ должник не вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на таких отношениях других должников с кредитором, в которых данный должник не участвует. Поручитель независимо от того, отвечает ли он солидарно с должником либо несет субсидиарную ответственность, не является субъектом обеспечиваемого обязательства, но отвечает за должника. Дополнительный характер обязательства поручителя приводит к установлению тесной связи между юридическим положением главного должника и поручителя. Эта связь обеспечивается путем предоставления возможности защищаться против требований кредитора, вытекающих из неисполнения основного обязательства, теми же способами, что и должник: поручителю предоставляется возможность прибегать к тем возражениям, которые позволяют лишить силы требование кредитора по основному обязательству (ст. 364 ГК РФ). Российское гражданское право традиционно признавало, что «поручитель вправе оспаривать главное обязательство должника и опровергать его теми же возражениями, которые мог бы предъявить сам должник (кроме возражений исключительно личных, напр., о малолетстве, о состоянии под опекою и т. п.); может, то есть доказывать незаконность обязательства, погашение его всякими законными способами и пр. Он не теряет права на эти возражения, хотя бы сам должник от них отказывался и признавал свой долг безусловно» . ——————————— См.: Победоносцев К. П. Курс гражданского права. В 3 т. / Под ред. В. А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. Т. 3. С. 271.

      При переводе долга признается, что новый должник, выразивший согласие заменить первоначального должника, принимает на себя долг первоначального должника в том самом состоянии, в каком этот долг лежал на первом должнике. Поэтому все возражения, какие мог сделать против требования кредитора первоначальный должник, если только возражение не имеет персонального характера (не связано с личностью первоначального должника), может предъявить кредитору и новый должник . При кумулятивном принятии долга новый должник также должен иметь право ссылаться на все возражения (кроме личных), принадлежащие первоначальному должнику. В этом положение нового должника при принятии долга сходно с положением поручителя. ——————————— См.: Новицкий И. Б. Указ. соч. С. 270.

      Например, если отсрочка или рассрочка исполнения судебного акта производится судом в отношении конкретного должника, в частности, с учетом его имущественного положения, при переводе долга новый должник не вправе ссылаться на это обстоятельство против требования кредитора, поскольку речь идет о льготе, предоставленной персонально конкретному лицу. Напротив, если отсрочка или рассрочка была предоставлена самим кредитором по соглашению с должником, это дает и новому должнику основание возражать против преждевременного требования кредитора, поскольку изменяется правоотношение в целом. Вместе с тем поручитель не может ссылаться против требования кредитора об исполнении на возражения, вытекающие из отношений между поручителем и должником, а новый должник при присоединении к долгу может ссылаться против кредитора на обстоятельства, вытекающие из его соглашения с первоначальным должником (например, на недействительность соглашения с ним). На это обстоятельство указывает Х. Вебер, поясняя, что для заключения договора между первоначальным и новым кредитором не требуется согласия кредитора, который получает в результате только юридическую выгоду, поскольку в таком договоре не предусматривается освобождение основного должника от ответственности, поэтому лицо, принявшее на себя долг, как правило, может предъявить кредитору также все возражения из договора с основным должником о присоединении к долгу . ——————————— Хансйорг В. Указ. соч. С. 161 — 162.

      В российском праве возможность ссылки нового должника на отношения с первоначальным должником против требования кредитора можно вывести из положений п. 3 ст. 430 ГК РФ, в соответствии с которыми должник в договоре в пользу третьего лица вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора. В рассматриваемой ситуации договор между первоначальным и новым должниками является договором в пользу третьего лица, в соответствии с которым новый должник обязан произвести исполнение не первоначальному должнику (кредитору по договору в пользу третьего лица), а указанному им лицу (кредитору в основном обязательстве). Действующий ГК РФ не содержит правил, указывающих на возможность или невозможность для нового должника осуществлять в отношении кредитора зачет, правом на заявление которого в отношении кредитора обладал первоначальный должник. В литературе отмечалось, что, «поскольку кредитор дал согласие на замену должника, новый должник вправе предъявить к зачету имеющееся у него право требования к кредитору, но воспользоваться для зачета требованием прежнего должника лицо, принявшее на себя долг, не вправе, так как это означало бы распоряжение со стороны нового должника чужим имуществом» . М. М. Агарков писал в связи с этим, что «новый должник может защищаться средствами, принадлежащими его предшественнику, лишь постольку, поскольку это парализует его обязанность перед кредитором. Между тем зачет производит гораздо большее действие. Зачет погашает не только долг, но и право требования, которое принадлежит старому должнику. Новый должник, таким образом, распоряжался бы правом, ему не принадлежащим» . ——————————— См.: Новицкий И. Б. Указ. соч. С. 270. Агарков М. М. Указ. соч. С. 128.

      Данный момент нашел отражение в рамках последней унификации европейского договорного права. Так, п. 9.2.7 Принципов УНИДРУА предусматривает, что новый должник может выдвинуть для своей защиты против кредитора все возражения, которые первоначальный должник мог бы выдвинуть против кредитора. Новый должник не может осуществить в отношении кредитора никакие права зачета. При кумулятивном принятии долга новый должник, таким образом, не может заявлять о зачете против требования кредитора встречных требований первоначального должника. В отношении возможности зачета собственных требований нового должника следует отметить, что такое допущение привело бы к ухудшению положения кредитора, сталкивающегося с прекращением обязательства по воле лица, изначально не являвшегося участником обязательства. Однако если обязательство будет прекращено посредством зачета встречных однородных требований первоначального должника и кредитора, произведенного по заявлению одного из них, новый должник может ссылаться на это обстоятельство против требования кредитора. В отношениях по поручительству поручитель может зачесть против требования кредитора собственное требование к последнему. В вопросе о том, может ли поручитель предъявить к зачету требование основного должника, правоведы расходятся. По мнению Дернбурга, предоставить поручителю такое право значило бы платить свой собственный долг из чужого кармана: «Подобное распоряжение чужим требованием допускается лишь в том случае, если должник управомочен на это своим содолжником на основании договора товарищества или иного соглашения» . ——————————— Дернбург Г. С. 192 — 193.

      В современных комментариях к ГК РФ в некоторых случаях рассматривают право на предъявление к зачету требования основного должника как обычное возражение . ——————————— Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. С. П. Гришаева, А. М. Эрделевского (СПС «КонсультантПлюс», 2006).

      Р. Бевзенко выводит данное право на основе толкования ст. 364 ГК РФ, полагая, что право зачесть требование есть одно из возражений, имеющих место в отношении кредитора и должника. По его мнению, «предоставление поручителю возможности осуществить зачет предъявленного к нему кредитором требования однородным требованием должника является единственным случаем, когда зачет осуществляется по воле лица, не участвующего ни в одном из засчитываемых обязательств» . Вместе с тем в ГК РФ отсутствует указание на возможность осуществления поручителем чужого права, в связи с чем нет и оснований для наделения поручителя правом распоряжаться чужим требованием. ——————————— Бевзенко Р. С., Фахретдинов Т. Р. Зачет в гражданском праве: опыт исследования теоретической конструкции и обобщения судебной практики. М.: Статут, 2006 (СПС «КонсультантПлюс»).

      В действующем ГК РФ отсутствуют нормы, определяющие судьбу обеспечений исполнения обязательства, предоставленных как первоначальным должником, так и третьими лицами, при переводе долга. В отношении обеспечений, предоставленных третьими лицами, ГК РФ общего правила не содержит. Вопрос разрешен только в отношении поручительства: в соответствии с п. 2 ст. 367 Кодекса поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. Это правило применяется при переводе долга, т. е. при замене должника в результате сделки. Когда долг, имевшийся в составе одного имущества, переходит к другому лицу в составе всего имущества (например, при наследовании), «тот фонд, из которого кредитору на случай неисполнения обязательства придется искать удовлетворения, не изменяется, вследствие чего можно признать, что действительно произошла замена должника, не влияющая на осуществление права кредитора» . ——————————— Новицкий И. Б. Указ. соч. С. 267 — 268.

      Если поручителем выступало лицо, само являющееся новым должником при переводе долга, его обязательство как поручителя прекратится в силу слияния, совпадения должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ). В нормах ГК РФ о залоге положения о сохранении залога при переводе долга не предусмотрены. Тем не менее общая конструкция отношений при предоставлении залога третьим лицом такая же, как и при поручительстве, и в силу этого залог должен прекращаться, если перевод долга был произведен без согласия залогодателя. Так, И. Б. Новицкий указывал: «Правило, что долг переходит на новое лицо в том самом состоянии, в каком он был в лице прежнего должника, нет оснований применять и к третьим лицам, заложившим свои вещи в обеспечение данного обязательства или выступившим в качестве поручителей за должника… дело в том, что перевод долга происходит помимо их воли. Такие залогодатели и поручители принимали на себя ответственность по обязательству не вообще, а именно по обязательству данного должника, учитывая его материальное положение и тем самым шансы на реальность последующего регрессного требования на случай, если придется действительно нести материальную ответственность перед кредитором. Изменение личности должника означает изменение платежеспособности должника, шансов на то, что должник сам исполнит обязательство и отвечать за него не придется, а если и придется расплатиться за него — то шансов на возмещение им соответствующей суммы впоследствии» . ——————————— Новицкий И. Б. Указ. соч. С. 270 — 271.

      При предоставлении обеспечения (залога) самим первоначальным должником также возникает вопрос о сохранении его при переводе долга. Обоснование права кредитора воспользоваться таким залогом при переводе долга видят в том, что по общему правилу обязанности первоначального должника возлагаются на нового должника в полном объеме, а залог как дополнительное обязательство должен следовать судьбе главного обязательства. Против этого можно возразить, что, поскольку первоначальный должник гарантировал собственное исполнение, за нового должника он не обязывался отвечать. Если новый должник принимает на себя чужой долг, то вопрос о сохранении обеспечений, предоставленных прежним должником, должен, следовательно, решаться самостоятельно. Из этого исходит, в частности, п. 2.8 (подп. 2 и 3) Принципов УНИДРУА, где указано, что если первоначальный должник освобожден от обязательства на основании ст. 9.2.5 (п. 1), то обеспечение исполнения обязательства, предоставленное любым лицом помимо нового должника, перестает существовать, если только это лицо не согласится, что оно должно продолжать оставаться досягаемым для кредитора. Освобождение первоначального должника от обязательства также распространяется на любое обеспечение исполнения обязательства, предоставленное первоначальным должником кредитору, если только такое обеспечение не относится к имуществу, переданному как часть сделки между первоначальным и новым должником. При рассмотрении ситуации, когда залогодателем является сам новый должник, в доктрине делается вывод, что он неправомочен отказаться от продолжения залога. При его согласии обеспечить залогом своей вещи исполнение обязанности другим лицом ему нет оснований отказываться обеспечивать исполнение той же обязанности, перешедшей на него . ——————————— См.: Агарков М. М. Указ. соч. С. 132 — 133.

      Приведенные выше положения применимы, когда речь идет о полной замене должника; при усилительном принятии долга обязательство первоначального должника не прекращается и, следовательно, должны сохраняться все обеспечения. Однако в данном случае подлежит разрешению вопрос: можно ли рассматривать указанное обеспечение как обеспечивающее исполнение обязательства в целом или как обеспечение исполнения обязательства первоначальным должником? Если при рассмотрении отношений между должниками и кредитором ответ на этот вопрос не имеет принципиального значения, поскольку в любом случае, к кому бы из солидарных должников кредитор ни предъявлял требование, он вправе прибегнуть к обеспечению, то при рассмотрении отношений между исполнившим обязательство лицом и лицом, предоставившим обеспечение, это имеет значение, поскольку поручителя или залогодателя без их согласия нельзя ставить перед необходимостью иметь дело только с новым должником при предъявлении обратного требования. При исполнении обязательства поручителем или за счет имущества залогодателя они должны иметь право потребовать возмещения выплаченных сумм как с первоначального, так и с нового должника солидарно. Права поручителя, исполнившего обязательство за должника, обеспечиваются предоставлением ему права потребовать от последнего возмещения выплаченного кредитору. «Поручитель, уплатив за должника, — считал К. П. Победоносцев, — вступает в силу закона без особой передачи в право кредитора, которому заплатил, и может требовать от него возвращения всего уплаченного и вознаграждения издержек и убытков, в которые был введен неисправностью должника. Претензия переходит к поручителю в той самой законной силе и со всеми законными преимуществами, с какими была у кредитора» . ——————————— Победоносцев К. П. Указ. соч. С. 273.

      Действующий ГК РФ (ст. 365) говорит о переходе к поручителю, исполнившему обязательство, прав кредитора по этому обязательству и прав, принадлежащих кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. Переход прав кредитора к поручителю при исполнении им обязательства ст. 387 ГК РФ отнесен к случаям, когда права кредитора переходят к другому лицу на основании закона при наступлении предусмотренных в нем обстоятельств (суброгация). Одновременно с правом на возмещение уплаченной суммы поручителю передаются и иные связанные с требованием права: право на неустойку, право залога и т. д. (ст. 384 ГК РФ). Право на возмещение поручитель имеет не только в случае исполнения основного обязательства, но и в случае его прекращения вследствие зачета, произведенного по обязательствам поручителя и кредитора, в случае прекращения в результате передачи поручителем отступного, в результате новации, произведенной по соглашению с поручителем. По исполнении поручителем обязательства кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование (п. 2 ст. 365 ГК РФ). При кумулятивном принятии долга, если новый должник исполняет требование кредитора, он вправе в порядке регресса требовать возмещения от основного должника, поскольку требование одного солидарного должника к другому о возмещении выплаченных сумм ГК РФ характеризует как регрессное (ст. 325 ГК РФ). В рассматриваемом случае в отличие от поручительства, где поручитель встает на место кредитора в том же обязательстве, возникает новое обязательство. При этом п. 2 ст. 325 ГК РФ, предусматривающий, что, если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками, исполнивший обязательство должник имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого, применяется ограниченно, поскольку в данном случае иное вытекает из отношений между первоначальным и новым должниками. По общему правилу на первоначальном должнике лежит обязанность возместить новому должнику в порядке регресса все выплаченные последним кредитору суммы. Иное может следовать из отношений сторон. Так, при наличии долга нового должника перед первоначальным должником, в счет исполнения которого производится исполнение кредитору, право на регресс не возникает, поскольку уплата кредитору повлечет прекращение обязательств как перед ним, так и перед первоначальным должником (кредитором в договоре в пользу третьего лица). Таким образом, как мы видим, нормы о поручительстве не могут применяться к принятию долга новым должником наряду с должником первоначальным.

      Соглашение о переводе долга

      Для правомерной передачи прав и обязанностей необходимо, чтобы договор был заключен в той форме, в которой была составлена первоначальная сделка. Для подобных соглашений допустима одна из следующих форм:

      Учитывая эти особенности, мы разберем некоторые пункты соглашения и рассмотрим существенные условия договора перевода долга. Давая рекомендации, мы будем использовать алгоритмы, предлагаемые программой Конструктор договоров, представляемой правовой системой КонсультантПлюс.

    • первоначальный и новый должники;
    Смотрите так же:  Тайный информатор спецслужб обвинил Белый дом в сокрытии информации. Жалоба в белый дом

    2. Предмет договора

    Процедура может осуществляться как в отношении обязательства, возникшего из договора, так и в отношении внедоговорного обязательства. Таким образом, стороны указывают основание их возникновения.

    Передача осуществляется не только в отношении основного долга, но и в отношении неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами. Более того, разрешен изолированный переход обязанности по уплате сумм неустойки или процентов. В таком случае в договоре необходимо указать, в каком объеме переходит обязательство. Если предполагается переход только основного обязательства, в соглашении целесообразно указать, что обязанность по уплате начисленных сумм имущественных санкций сохраняется у первоначального должника.

    3. Цена перевода долга и порядок оплаты

    Новый должник не заинтересован в безвозмездном принятии на себя долга, поэтому стороны вправе согласовать вознаграждение, которое выплатит первоначальный. Если оплата осуществляется в денежной форме, то письменно согласовывается размер платы и валюта платежа.

  • за просрочку внесения платы за процесс;
  • в случае неуведомления кредитора о состоявшейся процедуре;
  • Прекращение обязательств может быть связано как с расторжением в судебном порядке, так и с односторонним отказом. Односторонний отказ возможен, если хотя бы один из участников правоотношения является хозяйствующим субъектом (коммерческая организация или индивидуальный предприниматель).

    Если сделка заключена между предпринимателем и лицом, которое не осуществляет предпринимательскую деятельность, только этот последний вправе отказаться односторонне.

    7. Разрешение споров

    В этом разделе стороны должны определить порядок разрешения потенциальных разногласий, установив сроки направления и рассмотрения претензий и порядок совершения указанных действий. Также в этой главе следует определить подсудность возникающих споров.

    Необходимо учитывать, что в договоре первоначальный и новый должники определяют подсудность только своих внутренних споров. Для споров, возникающих между новым должником и кредитором, действуют общие правила о подсудности, установленные законом, или правила, которые были согласованы сторонами при заключении сделки.

    Смотрите так же:  Статья 130. Уголовный кодекс рф статья 130 оскорбление
  • порядок направления юридически значимых сообщений (в том числе, претензий и уведомлений);
  • Договор перевода долга: составляем правильно

  • простая письменная;
  • 1. Преамбула

    В этом разделе указываются стороны сделки, которыми бывают :

  • кредитор, но лишь выражая свое согласие;
  • При получении согласия кредитора на перевод долга необходимо избегать общих формулировок. Он должен согласиться на перевод долга конкретному лицу или ограниченной группе лиц. Если кредитор участвует в заключении сделки, то необходимо указать наименование кредитора и лицо, которое вправе выразить от имени кредитора согласие на процедуру.

    Предметом является основной долг и неустойка, переходящие на нового должника. Для того чтобы условие о предмете было согласовано, в документе стороны должны указать основание возникновения обязательства, его содержание и объем.

    В данном разделе стороны должны отразить наличие согласия кредитора на сделку. Согласие может быть получено предварительно или выражено кредитором посредством подписания соглашения о переводе долга. В последнем случае сомнений в том, что кредитор согласен на сделку, не возникает.

    5. Ответственность сторон

    При установлении неустойки необходимо согласовать ее размер и период, за который неустойка уплачивается.

    Неустойка устанавливается и на случай нарушения условий договора новым должником, например:

  • при уклонении от государственной регистрации соглашения.
  • 6. Расторжение договора

    Расторжение договора возможно после его исполнения. Следствием подобного расторжения станет обязанность возместить убытки контрагенту.

    8.Заключительные положения

  • количество экземпляров документа;
  • момент вступления в силу;
  • срок его действия.
  • Если вносятся корректировки в текст договора или исправляются обнаруженные ошибки, то исправления по тексту имеют юридическую силу только в том случае, когда они заверены подписями обеих сторон.

    Получить полностью составленный документ с корректно заполненными разделами можно с помощью программы КонсультантПлюс «Конструктор договоров».

    По admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *