Статья 422 ГК РФ. Договор противоречит федеральному закону

Статья 422 ГК РФ. Договор и закон

Новая редакция Ст. 422 ГК РФ

2. Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Безусловная свобода договора, естественно, ограничивается предписанием императивных норм, причем не только гражданского законодательства, но и иных отраслей права (административной, налоговой и т.д.). Положения договора под страхом ничтожности не могут противоречить (не соответствовать) прямым предписаниям закона. Нельзя, в частности, сторонам изменить установленный императивной нормой определенный срок (например, срок договора доверительного управления имуществом, который не может превышать пять лет).

Принципиальное различие между ст. 4 и ст. 422 ГК сводится в конечном счете к тому, что положение, в силу которого новый акт распространяет свое действие на ранее сложившиеся отношения, применительно к правам и обязанностям, возникшим после вступления в силу нового закона, на договоры не распространяется, если в самом акте не предусмотрено его обратное действие.

Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок по срочным договорам банковского вклада введен п. 3 ст. 838 части второй ГК РФ, вступившей в действие с 1 марта 1996 года.

В ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержится норма о том, что часть вторая Кодекса применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения ее в действие.

Поэтому по срочным договорам банковского вклада, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, в том числе и детским целевым вкладам, банки не вправе уменьшать размер процентов даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком. Такое условие является ничтожным на основании ч. 3 ст. 838 и ст. 168 ГК РФ.

Что касается договоров по детским целевым вкладам, заключенных до этой даты, такое уменьшение представляется возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности уменьшения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки и это условие на основании ст. 422 ГК РФ сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за IV квартал 2003 г.).

Другой комментарий к Ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В п. 1 комментируемой статьи императивная норма определяется как норма, которая содержит обязательные для сторон договора правила.

Это определение сформулировано слишком узко и не совсем удачно. Императивной следует считать норму закона или иного правового акта, которая содержит обязательные правила поведения граждан и юридических лиц, как совершающих юридически значимые действия (договоры и односторонние сделки), так и предписывающие воздерживаться от каких-либо действий.

Статья 168 ГК предписывает соблюдение императивных норм при совершении сделок.

Если норма, указанная в п. 1, не соблюдена, договор является недействительным, с последствиями по ст. 168 или ст. 169 ГК.

В п. 1 устанавливается, что договор должен соответствовать тем императивным нормам, которые действуют в момент заключения договора. Этот момент может определяться на основе ст. 433 ГК. Однако если стороны в соответствии с п. 2 ст. 425 установили, что договор применяется к их отношениям, возникшим до заключения договора, то договор в этой части должен соответствовать тем императивным нормам, которые действовали в соответствующий предшествующий период.

Если стороны после заключения договора внесли в него существенные изменения, то момент их внесения также должен учитываться.

2. В п. 2 рассматривается ситуация, когда после заключения договора принимается закон, содержащий новые императивные нормы, обязательные для сторон договора. В этой ситуации новые императивные нормы не распространяют свое действие на взаимоотношения сторон договора. Иными словами, эти новые императивные нормы не действуют для сторон договора, создавая для них своеобразный «анклав».

Новые императивные нормы, о которых идет здесь речь, могут быть введены либо законом, либо иным правовым актом.

Из изложенного выше правила имеется, однако, одно исключение, которое может быть установлено законом (и только — законом, но не иным нормативным актом): новый закон может предусмотреть, что его действие распространяется на отношения сторон, которые возникли из ранее заключенных договоров. Разумеется, данная оговорка может касаться только тех ранее заключенных договоров, которые действуют на дату вступления в силу нового закона.

Таким образом, как полагаем, термин «закон», первый раз упоминаемый в п. 2, имеет широкое значение, т.е. распространяется и на подзаконные нормативные акты; напротив, при втором упоминании в этой фразе термина «закон» имеется в виду только «закон» в узком, буквальном значении этого слова.

Норма, содержащаяся в п. 2, не определяет соотношения между ранее заключенным договором и позднее введенной диспозитивной нормой. Следует считать, что такие диспозитивные нормы не изменяют договора и даже не могут его изменять: закон не может распространить действие диспозитивной нормы на ранее заключенные договоры.

Статья 5. Условия договора потребительского кредита (займа)

Статья 5. Условия договора потребительского кредита (займа)

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 5 настоящего Федерального закона

1. Договор потребительского кредита (займа) состоит из общих условий и индивидуальных условий. Договор потребительского кредита (займа) может содержать элементы других договоров (смешанный договор), если это не противоречит настоящему Федеральному закону.

2. К условиям договора потребительского кредита (займа), за исключением условий, согласованных кредитором и заемщиком в соответствии с частью 9 настоящей статьи, применяется статья 428 Гражданского кодекса Российской Федерации.

3. Общие условия договора потребительского кредита (займа) устанавливаются кредитором в одностороннем порядке в целях многократного применения.

4. Кредитором в местах оказания услуг (местах приема заявлений о предоставлении потребительского кредита (займа), в том числе в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») должна размещаться следующая информация об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита (займа):

1) наименование кредитора, место нахождения постоянно действующего исполнительного органа, контактный телефон, по которому осуществляется связь с кредитором, официальный сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», номер лицензии на осуществление банковских операций (для кредитных организаций), информация о внесении сведений о кредиторе в соответствующий государственный реестр (для микрофинансовых организаций, ломбардов), о членстве в саморегулируемой организации (для кредитных потребительских кооперативов);

2) требования к заемщику, которые установлены кредитором и выполнение которых является обязательным для предоставления потребительского кредита (займа);

3) сроки рассмотрения оформленного заемщиком заявления о предоставлении потребительского кредита (займа) и принятия кредитором решения относительно этого заявления, а также перечень документов, необходимых для рассмотрения заявления, в том числе для оценки кредитоспособности заемщика;

4) виды потребительского кредита (займа);

5) суммы потребительского кредита (займа) и сроки его возврата;

6) валюты, в которых предоставляется потребительский кредит (заем);

7) способы предоставления потребительского кредита (займа), в том числе с использованием заемщиком электронных средств платежа;

8) процентные ставки в процентах годовых, а при применении переменных процентных ставок — порядок их определения, соответствующий требованиям настоящего Федерального закона;

Часть 4 дополнена пунктом 8.1 с 24 июня 2020 г. — Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. N 378-ФЗ

8.1) дата, начиная с которой начисляются проценты за пользование потребительским кредитом (займом), или порядок ее определения;

9) виды и суммы иных платежей заемщика по договору потребительского кредита (займа);

10) диапазоны значений полной стоимости потребительского кредита (займа), определенных с учетом требований настоящего Федерального закона по видам потребительского кредита (займа);

11) периодичность платежей заемщика при возврате потребительского кредита (займа), уплате процентов и иных платежей по кредиту (займу);

12) способы возврата заемщиком потребительского кредита (займа), уплаты процентов по нему, включая бесплатный способ исполнения заемщиком обязательств по договору потребительского кредита (займа);

13) сроки, в течение которых заемщик вправе отказаться от получения потребительского кредита (займа);

14) способы обеспечения исполнения обязательств по договору потребительского кредита (займа);

15) ответственность заемщика за ненадлежащее исполнение договора потребительского кредита (займа), размеры неустойки (штрафа, пени), порядок ее расчета, а также информация о том, в каких случаях данные санкции могут быть применены;

16) информация об иных договорах, которые заемщик обязан заключить, и (или) иных услугах, которые он обязан получить в связи с договором потребительского кредита (займа), а также информация о возможности заемщика согласиться с заключением таких договоров и (или) оказанием таких услуг либо отказаться от них;

Пункт 17 изменен с 24 июня 2020 г. — Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. N 378-ФЗ

17) информация о возможном увеличении суммы расходов заемщика по сравнению с ожидаемой суммой расходов в рублях, в том числе при применении переменной процентной ставки, а также информация о том, что изменение курса иностранной валюты в прошлом не свидетельствует об изменении ее курса в будущем, и информация о повышенных рисках заемщика, получающего доходы в валюте, отличной от валюты кредита (займа);

18) информация об определении курса иностранной валюты в случае, если валюта, в которой осуществляется перевод денежных средств кредитором третьему лицу, указанному заемщиком при предоставлении потребительского кредита (займа), может отличаться от валюты потребительского кредита (займа);

19) информация о возможности запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа);

20) порядок предоставления заемщиком информации об использовании потребительского кредита (займа) (при включении в договор потребительского кредита (займа) условия об использовании заемщиком полученного потребительского кредита (займа) на определенные цели);

21) подсудность споров по искам кредитора к заемщику;

22) формуляры или иные стандартные формы, в которых определены общие условия договора потребительского кредита (займа).

5. Информация, указанная в части 4 настоящей статьи, доводится до сведения заемщика бесплатно. Копии документов, содержащих указанную информацию, должны быть предоставлены заемщику по его запросу бесплатно или за плату, не превышающую затрат на их изготовление.

6. В случае привлечения кредитором третьих лиц к распространению информации об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита (займа) такие лица обязаны раскрыть информацию в объеме и в порядке, которые указаны в части 4 настоящей статьи.

7. Общие условия договора потребительского кредита (займа) не должны содержать обязанность заемщика заключить другие договоры либо пользоваться услугами кредитора или третьих лиц за плату. Кредитор не может требовать от заемщика уплаты по договору потребительского кредита (займа) платежей, не указанных в индивидуальных условиях такого договора.

8. При обращении заемщика к кредитору о предоставлении потребительского кредита (займа) в сумме (с лимитом кредитования) 100 000 рублей и более или в эквивалентной сумме в иностранной валюте кредитор обязан сообщить заемщику, что, если в течение одного года общий размер платежей по всем имеющимся у заемщика на дату обращения к кредитору о предоставлении потребительского кредита (займа) обязательствам по кредитным договорам, договорам займа, включая платежи по предоставляемому потребительскому кредиту (займу), будет превышать пятьдесят процентов годового дохода заемщика, для заемщика существует риск неисполнения им обязательств по договору потребительского кредита (займа) и применения к нему штрафных санкций.

9. Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя следующие условия:

1) сумма потребительского кредита (займа) или лимит кредитования и порядок его изменения;

2) срок действия договора потребительского кредита (займа) и срок возврата потребительского кредита (займа);

3) валюта, в которой предоставляется потребительский кредит (заем);

Информация об изменениях:

Пункт 4 изменен с 24 июня 2020 г. — Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. N 378-ФЗ

4) процентная ставка в процентах годовых, а при применении переменной процентной ставки — порядок ее определения, соответствующий требованиям настоящего Федерального закона, ее значение на дату предоставления заемщику индивидуальных условий;

5) информация об определении курса иностранной валюты в случае, если валюта, в которой осуществляется перевод денежных средств кредитором третьему лицу, указанному заемщиком при предоставлении потребительского кредита (займа), отличается от валюты, в которой предоставлен потребительский кредит (заем);

Часть 9 дополнена пунктом 5.1 с 24 июня 2020 г. — Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. N 378-ФЗ

5.1) указание на изменение суммы расходов заемщика при увеличении используемой в договоре потребительского кредита (займа) переменной процентной ставки потребительского кредита (займа) на один процентный пункт, начиная со второго очередного платежа, на ближайшую дату после предполагаемой даты заключения договора потребительского кредита (займа);

6) количество, размер и периодичность (сроки) платежей заемщика по договору потребительского кредита (займа) или порядок определения этих платежей;

7) порядок изменения количества, размера и периодичности (сроков) платежей заемщика при частичном досрочном возврате потребительского кредита (займа);

8) способы исполнения денежных обязательств по договору потребительского кредита (займа) в населенном пункте по месту нахождения заемщика, указанному в договоре потребительского кредита (займа), включая бесплатный способ исполнения заемщиком обязательств по такому договору в населенном пункте по месту получения заемщиком оферты (предложения заключить договор) или по месту нахождения заемщика, указанному в договоре потребительского кредита (займа);

9) указание о необходимости заключения заемщиком иных договоров, требуемых для заключения или исполнения договора потребительского кредита (займа);

10) указание о необходимости предоставления обеспечения исполнения обязательств по договору потребительского кредита (займа) и требования к такому обеспечению;

11) цели использования заемщиком потребительского кредита (займа) (при включении в договор потребительского кредита (займа) условия об использовании заемщиком потребительского кредита (займа) на определенные цели);

12) ответственность заемщика за ненадлежащее исполнение условий договора потребительского кредита (займа), размер неустойки (штрафа, пени) или порядок их определения;

13) возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа);

14) согласие заемщика с общими условиями договора потребительского кредита (займа) соответствующего вида;

15) услуги, оказываемые кредитором заемщику за отдельную плату и необходимые для заключения договора потребительского кредита (займа) (при наличии), их цена или порядок ее определения (при наличии), а также подтверждение согласия заемщика на их оказание;

16) способ обмена информацией между кредитором и заемщиком.

10. В индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) могут быть включены иные условия. Если общие условия договора потребительского кредита (займа) противоречат индивидуальным условиям договора потребительского кредита (займа), применяются индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа).

11. Индивидуальные и общие условия договора потребительского кредита (займа) должны соответствовать информации, предоставленной кредитором заемщику в соответствии с частью 4 настоящей статьи.

12. Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа), указанные в части 9 настоящей статьи, отражаются в виде таблицы, форма которой установлена нормативным актом Банка России, начиная с первой страницы договора потребительского кредита (займа), четким, хорошо читаемым шрифтом.

Смотрите так же:  Заявление об отсрочке исполнения решения. Образец заявление об отсрочке исполнения судебного решения

13. В договоре потребительского кредита (займа) не могут содержаться:

1) условие о передаче кредитору в качестве обеспечения исполнения обязательств по договору потребительского кредита (займа) всей суммы потребительского кредита (займа) или ее части;

2) условие о выдаче кредитором заемщику нового потребительского кредита (займа) в целях погашения имеющейся задолженности перед кредитором без заключения нового договора потребительского кредита (займа) после даты возникновения такой задолженности;

3) условия, устанавливающие обязанность заемщика пользоваться услугами третьих лиц в связи с исполнением денежных обязательств заемщика по договору потребительского кредита (займа) за отдельную плату.

14. Изменение индивидуальных условий и общих условий договора потребительского кредита (займа) осуществляется с соблюдением требований, установленных настоящим Федеральным законом.

15. Заемщик в порядке, установленном договором потребительского кредита (займа), обязан уведомить кредитора об изменении контактной информации, используемой для связи с ним, об изменении способа связи кредитора с ним.

16. Кредитор вправе уменьшить в одностороннем порядке постоянную процентную ставку, уменьшить или отменить плату за оказание услуг, предусмотренных индивидуальными условиями договора потребительского кредита (займа), уменьшить размер неустойки (штрафа, пени) или отменить ее полностью или частично, установить период, в течение которого она не взимается, либо принять решение об отказе взимать неустойку (штраф, пеню), а также изменить общие условия договора потребительского кредита (займа) при условии, что это не повлечет за собой возникновение новых или увеличение размера существующих денежных обязательств заемщика по договору потребительского кредита (займа). При этом кредитор в порядке, установленном договором потребительского кредита (займа), обязан направить заемщику уведомление об изменении условий договора потребительского кредита (займа), а в случае изменения размера предстоящих платежей также информацию о предстоящих платежах и обеспечить доступ к информации об изменении условий договора потребительского кредита (займа).

17. В случае, если индивидуальными условиями договора потребительского кредита (займа) предусмотрено открытие кредитором заемщику банковского счета, все операции по такому счету, связанные с исполнением обязательств по договору потребительского кредита (займа), включая открытие счета, выдачу заемщику и зачисление на счет заемщика потребительского кредита (займа), должны осуществляться кредитором бесплатно.

18. Условия об обязанности заемщика заключить другие договоры либо пользоваться услугами кредитора или третьих лиц за плату в целях заключения договора потребительского кредита (займа) или его исполнения включаются в индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) только при условии, что заемщик выразил в письменной форме свое согласие на заключение такого договора и (или) на оказание такой услуги в заявлении о предоставлении потребительского кредита (займа).

19. Не допускается взимание кредитором вознаграждения за исполнение обязанностей, возложенных на него нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также за услуги, оказывая которые кредитор действует исключительно в собственных интересах и в результате предоставления которых не создается отдельное имущественное благо для заемщика.

20. Сумма произведенного заемщиком платежа по договору потребительского кредита (займа) в случае, если она недостаточна для полного исполнения обязательств заемщика по договору потребительского кредита (займа), погашает задолженность заемщика в следующей очередности:

1) задолженность по процентам;

2) задолженность по основному долгу;

3) неустойка (штраф, пеня) в размере, определенном в соответствии с частью 21 настоящей статьи;

4) проценты, начисленные за текущий период платежей;

5) сумма основного долга за текущий период платежей;

6) иные платежи, предусмотренные законодательством Российской Федерации о потребительском кредите (займе) или договором потребительского кредита (займа).

21. Размер неустойки (штрафа, пени) за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату потребительского кредита (займа) и (или) уплате процентов на сумму потребительского кредита (займа) не может превышать двадцать процентов годовых в случае, если по условиям договора потребительского кредита (займа) на сумму потребительского кредита (займа) проценты за соответствующий период нарушения обязательств начисляются, или в случае, если по условиям договора потребительского кредита (займа) проценты на сумму потребительского кредита (займа) за соответствующий период нарушения обязательств не начисляются, 0,1 процента от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств.

О начислении процентов и неустойки по договору потребительского кредита, заключенному в период с 1 июля до 31 декабря 2020 г., срок возврата по которому на момент его заключения не превышает 1 года, см. пункт 5 статьи 3 Федерального закона от 27 декабря 2020 г. N 554-ФЗ

О начислении процентов и неустойки по договору потребительского кредита, заключенному в период с 28 января 2020 г. по 30 июня 2020 г., срок возврата по которому на момент его заключения не превышает 1 года, см. пункты 4 и 6 статьи 3 Федерального закона от 27 декабря 2020 г. N 554-ФЗ

22. В договоре потребительского кредита (займа) стороны могут установить один способ или несколько способов исполнения заемщиком денежных обязательств по договору потребительского кредита (займа). При этом кредитор обязан предоставить заемщику информацию о способе бесплатного исполнения денежного обязательства по договору потребительского кредита (займа) в населенном пункте по месту получения заемщиком оферты (предложения заключить договор) или по указанному в договоре потребительского кредита (займа) месту нахождения заемщика.

Статья 5 дополнена частью 23 с 1 июля 2020 г. — Федеральный закон от 27 декабря 2020 г. N 554-ФЗ

23. Процентная ставка по договору потребительского кредита (займа) не может превышать 1 процент в день.

Статья 5 дополнена частью 24 с 1 января 2020 г. — Федеральный закон от 27 декабря 2020 г. N 554-ФЗ

Статья 422. Договор и закон

1. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Комментарий к Ст. 422 ГК РФ

1. Комментируемая статья имеет ключевое значение как для договорного права, так и для гражданского права в целом, поскольку определяет соотношение (взаимодействие) договора и закона. В силу принципа свободы договора, нашедшего отражение прежде всего в ст. ст. 1 и 421 ГК РФ, содержание договора по общему правилу определяется сторонами по своему усмотрению. При этом свобода сторон юридически ограничена. Наиболее значимым юридическим фактором, воздействующим на волю сторон и, соответственно, на содержание заключаемого ими договора, выступает закон (нормы права). Именно поэтому проблема соотношения договора и закона является одной из актуальных в отечественной цивилистике, и после принятия части первой ГК РФ внимание теории и практики к этой проблеме возросло .

———————————
См., например: Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 137 — 142; Соцуро Л.В. Соотношение договора и закона // Юрист. 2001. N 2. С. 26 — 35; а также: Брагинский М.И. О нормативном регулировании договоров // Журнал российского права. 1997. N 1. С. 69 — 77.

Законоположения комментируемой статьи не имеют аналогов в прежнем отечественном законодательстве (Российской Федерации, РСФСР, СССР, Российской империи) , и появление статьи «Договор и закон» в ГК РФ следует расценивать как достижение российского законодателя. Гражданские кодексы ряда государств — участников СНГ содержат статьи, аналогичные ст. 422 ГК РФ. Так, Гражданский кодекс Республики Казахстан включает ст. 383 «Договор и законодательство», а Гражданский кодекс Республики Беларусь — ст. 392 с таким же названием. Это, несомненно, результат сильного влияния части первой модельного Гражданского кодекса для государств — участников СНГ, в основу которой положена часть первая ГК РФ. Гражданский кодекс Украины, испытавший меньшее влияние модельного Гражданского кодекса, содержит ст. 6 «Акты гражданского законодательства и договор», которая заметно отличается от ст. 422 ГК РФ.

———————————
См.: Свод законов гражданских Российской империи. Проект Гражданского уложения Российской империи. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года / Сост. Д.В. Мурзин. Екатеринбург: Изд-во Ин-та частного права, 2003.

2. Предмет комментируемой статьи кратко может быть обозначен как соотношение (взаимодействие) договора и закона (прежде всего с точки зрения воздействия закона на договор и договорное правоотношение). В пределах указанного предмета ст. 422 ГК РФ:

1) определяет, каким правовым нормам должен соответствовать гражданско-правовой договор, и, как следствие, позволяет судить о том, каким нормам он не должен противоречить;

2) содержит краткое определение императивных норм;

3) определяет влияние изменений в законодательстве на содержание гражданско-правового договора и возникшего из него договорного правоотношения и тем самым устанавливает специальное правило действия законодательства во времени применительно к гражданско-правовому договору и возникшему из него договорному правоотношению (в исключение из общего правила, предусмотренного ст. 4 ГК).

В соответствии со ст. 156 ГК РФ правила ст. 422 Кодекса применяются также к односторонним гражданско-правовым сделкам постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделок.

3. Закон и договор соотносятся не только (и не столько) как правовая норма и юридический факт. Это еще и регулятивные правовые акты (хотя и разные), которые вместе (хотя и по-разному) моделируют договорное правоотношение. Закон издается правотворческим органом в рамках публично-властных полномочий и регулирует отношения всех субъектов гражданского права, основанные на любых договорах соответствующего вида, а договор совершается самими субъектами гражданского права (сторонами договора) своей волей и в своем интересе и регулирует отношения, основанные только на данном договоре.

4. Приведенная в п. 1 ст. 422 ГК РФ характеристика императивных норм как обязательных для сторон правил нуждается в уточнении.

На основании п. 4 ст. 421 ГК РФ диспозитивная норма права может быть определена как норма права, от которой стороны регулируемого этой нормой отношения вправе по обоюдному согласию неограниченно отступить, урегулировав свои отношения иным образом, или исключить ее применение к своим отношениям. Императивная норма права — это норма права, от которой стороны регулируемого этой нормой отношения не вправе по своему усмотрению неограниченно отступить или исключить ее применение к своим отношениям .

———————————
Императивным и диспозитивным нормам посвящены, в частности, следующие работы: Садиков О.Н. Императивные и диспозитивные нормы в гражданском праве // Юридический мир. 2001. N 7. С. 4 — 9; Михайлов А.В. Роль императивных норм в правовом регулировании отношений между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2001; Лапшин И.С. Диспозитивные нормы права. Н. Новгород: Изд-во Нижегор. акад. МВД, 2002.

М.И. Брагинский, сопоставляя диспозитивные нормы с императивными, пришел к выводу, что «первые по самой своей сути представляют собой лишь условный вариант вторых. Имеется в виду, что любая диспозитивная норма превращается в императивную исключительно в силу того факта, что стороны не выразили согласия на отступление от нее, предусмотрев в договоре какой-либо другой вариант. С момента заключения договора диспозитивная норма, если иное не предусмотрено в ней, является таким же абсолютным, не знающим исключений регулятором поведения сторон, как и норма императивная» .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 242.

Действительно, если при заключении договора стороны не отступили от диспозитивной нормы, предусмотрев отличное от этой нормы договорное условие, или не исключили ее применение к своим отношениям, то после заключения договора стороны должны соблюдать диспозитивную норму так же, как и императивную. Однако диспозитивная норма остается диспозитивной, потому что стороны и после заключения договора вправе по обоюдному согласию отступить от диспозитивной нормы, включив в уже заключенный договор (путем его изменения) условия, отличные по содержанию от диспозитивной нормы, а равно исключив применение этой нормы к своим отношениям.

Таким образом, договор (как сделка, правовой акт) должен соответствовать только императивным нормам и не должен соответствовать диспозитивным нормам, в каком бы источнике права они ни содержались . Иными словами, стороны договора не обязаны определять условия договора в соответствии с диспозитивными правовыми нормами, содержащимися в любых нормативных правовых актах.

———————————
Существуют и иные точки зрения по этому вопросу. См., например: Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 18.

5. Непосредственно в п. 1 комментируемой статьи указано, что договор должен соответствовать императивным нормам, содержащимся в законе и иных правовых актах. О.Н. Садиков, например, считает, что «формулировка статьи 422 ГК РФ о подчинении договора императивным нормам закона и иных правовых актов должна толковаться расширительно и относиться также к актам министерств и иных федеральных органов, а в дальнейшем была бы желательна и корректировка редакции этой статьи» . Л.В. Соцуро, напротив, приходит к выводу, что иными правовыми актами в контексте п. 1 ст. 422 ГК РФ являются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, о которых говорится в п. 7 ст. 3 ГК РФ, к иным правовым актам не относятся. По его мнению, п. 1 ст. 422 ГК РФ в корректировке в сторону расширительного толкования по объему не нуждается .

———————————
Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России. С. 137.

См.: Соцуро Л.В. Соотношение договора и закона // Юрист. 2001. N 2. С. 27.

Словосочетание «закон и иные правовые акты» для ГК РФ является устойчивым выражением, принятым для обозначения определенной группы нормативных правовых актов. Состав этой группы точно обозначен самим Кодексом в ст. 3, согласно которой под законом понимаются Гражданский кодекс РФ и иные федеральные законы (п. 2), а под иными правовыми актами — указы Президента РФ и постановления Правительства РФ (п. 6).

Таким образом, в силу прямого указания п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать закону и иным правовым актам, под которыми в комментируемой статье (а равно в других статьях ГК) понимаются Гражданский кодекс РФ, иные федеральные законы, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ.

Законодатель, решая в п. 1 ст. 422 ГК РФ вопрос, каким нормативным правовым актам должен соответствовать договор, ограничился кругом актов, содержащих согласно ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, рассчитывая при этом, надо полагать, на отсутствие малейших сомнений в том, что договор должен соответствовать Конституции РФ и федеральным конституционным законам.

Нет сомнений и в том, что договор должен соответствовать международным договорам Российской Федерации. Правовым основанием здесь является ст. 15 Конституции РФ, а также ст. 7 ГК РФ.

При толковании п. 1 ст. 422 ГК РФ особо следует остановиться на вопросе о том, должен ли договор соответствовать нормативным правовым актам министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомственные нормативные правовые акты). Системный логико-юридический анализ ст. 3, п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что по общему правилу договор не должен (но может) соответствовать нормативным правовым актам министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомственным нормативным правовым актам). В п. 4 ст. 421 и п. 1 ст. 422 ГК РФ под законом и иными правовыми актами согласно ст. 3 ГК РФ понимаются федеральные законы, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ.

Такова логика закона. Законодатель прямо поставил вопрос о пределах свободы усмотрения сторон в определении условий договора и в п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 ГК РФ установил эти пределы путем указания перечня правовых актов, которым должен соответствовать договор, оставив за рамками перечня ведомственные правовые акты. В этом выразилась осознанная, принципиальная позиция законодателя, направленная на повышение роли договора. Она беспрецедентна. Впервые отечественный законодатель допустил юридическую возможность неподчинения договора ведомственным нормативным правовым актам. Реализованный в ГК РФ новый подход законодателя к проблеме соотношения договора и закона настолько кардинален и непривычен, что непрост для восприятия, особенно с позиций советского права и правоведения.

Смотрите так же:  Статья 361. Договор поручительства 361 гк

Вместе с тем выводимое из ст. ст. 3, 421, 422 ГК РФ общее правило о том, что договор не должен соответствовать ведомственным нормативным правовым актам, имеет исключения, причем не такие уж и редкие. Одно из них содержится в п. 2 ст. 721 ГК РФ, согласно которому, «если законом, иными правовыми актами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к работе по договору подряда, подрядчик, действующий в качестве предпринимателя, обязан выполнять работу, соблюдая эти обязательные требования». Из процитированной нормы следует, что если требования к работе, выполняемой по договору подряда, в соответствии с федеральным законом, указом Президента РФ или постановлением Правительства РФ установлены правовыми актами министерств, иных федеральных органов исполнительной власти, то стороны договора подряда, в котором подрядчик действует в качестве предпринимателя, при его заключении не могут игнорировать указанные ведомственные нормативные правовые акты. Иными словами, таким актам договор должен соответствовать. Подобные исключения из общего правила о неподвластности договора ведомственным нормативным правовым актам предусмотрены, в частности, также в ст. ст. 469, 474, 517, 539, 543, 784 ГК РФ. Обязательность (в установленных случаях) для договора ведомственных нормативных правовых актов основана не на расширительном толковании п. 1 ст. 422 ГК РФ, а на других нормах ГК РФ, которые, как и названный пункт, регулируют соотношение договора и закона.

Кроме того, если иное не следует из закона, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, договор не должен (но может) соответствовать:

— нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации;

— нормативным правовым актам муниципальных образований;

— локальным (в том числе корпоративным) нормативным правовым актам.

6. Необходимо различать:

1) нормы права, воздействующие непосредственно на содержание договора (как правового акта);

2) нормы права, воздействующие на содержание непосредственно договорного правоотношения.

Нормы права, воздействующие на содержание договора, моделируют состав и (или) содержание условий договора, обязывая стороны или предоставляя им право включать в договор те или иные условия с предопределением их содержания или без такового. Нормы права, воздействующие на содержание договорного правоотношения, моделируют права и обязанности сторон по договору, составляющие содержание договорного правоотношения, возникающего после заключения договора (например, п. 2 ст. 503 ГК). Такая норма права, минуя договор (как правовой акт), определяет содержание непосредственно договорного правоотношения, возникшего на основании договора купли-продажи.

7. Способы воздействия закона (норм права) на содержание договора (как правового акта) и содержание договорного правоотношения различаются в зависимости от характера (вида) норм права и форм проявления воли сторон в процессе формирования договора.

Нормы права, предусматривающие обязанность включения условий в договор, воздействуют непосредственно на содержание договора и опосредованно — через сформированные под воздействием этих норм договорные условия — на содержание договорного правоотношения. Указанные обязывающие нормы предписывают состав обязательных условий договора.

Нормы права, предусматривающие право включения условий в договор, предоставляют сторонам право включить в договор конкретные условия в отличие от общей нормы, провозглашающей свободу граждан и юридических лиц в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (она закреплена в п. 2 статьи 1 ГК РФ). Такие нормы полезны во всех случаях, так как устраняют всякие сомнения в праве сторон предусматривать соответствующие договорные условия.

Императивные нормы права, предопределяющие содержание договорных условий, предопределяют (а не определяют) также содержание условия договора. Договорное условие не появляется под воздействием нормы автоматически — стороны сами должны включить его в договор. Но содержание этого условия предопределено внешним фактором — императивной нормой. Характерными специальными случаями закрепления императивных норм, предусматривающих содержание условий договора, являются нормативные правовые акты в форме обязательных типовых договоров.

Императивные нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения, не трансформируются (не преобразуются) в договорные условия и воздействуют непосредственно на содержание договорного правоотношения. Такие нормы не нуждаются в воспроизведении в договоре.

Наконец, следует выделить диспозитивные нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения. Возможны следующие четыре варианта взаимодействия указанных диспозитивных норм и договора (договорного правоотношения):

1) если стороны не воспроизвели в договоре диспозитивную норму, то она, минуя договор, непосредственно определяет содержание договорного правоотношения;

2) если стороны воспроизвели в договоре диспозитивную норму, то она воздействует непосредственно на договорное правоотношение и, кроме того, в договоре появляется аналогичное по содержанию диспозитивной норме условие, которое воздействует на договорное правоотношение параллельно с диспозитивной нормой;

3) если стороны предусмотрели в договоре условие, отличное от диспозитивной нормы, то на договорное правоотношение воздействует только договорное условие, которое блокирует применение диспозитивной нормы к отношениям сторон;

4) если стороны предусмотрели в договоре условие, исключающее применение диспозитивной нормы, то она не влияет на договорное правоотношение, в то время как на него воздействует договорное условие, заблокировавшее диспозитивную норму, путем исключения из общенормативной модели правоотношения элемента, соответствующего заблокированной диспозитивной норме.

Помимо перечисленных случаев прямого воздействия на договор и договорное правоотношение нормы права воздействуют на них также и опосредованно через административный и судебный правовые акты. Нормы права напрямую воздействуют на указанные правовые акты, которые, в свою очередь, воздействуют на договор и (или) договорное правоотношение.

8. Юридический смысл п. 2 комментируемой статьи может быть выражен следующей формулой: к договору и возникшим из него отношениям применяются законы, иные правовые акты, действовавшие в момент заключения договора, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

При излишне буквальном восприятии комментируемого пункта может показаться, что он определяет влияние изменений в законодательстве только на условия ранее заключенных договоров (в пункте в ясной форме говорится только о сохранении силы условий договора) .

———————————
См., например: Кузнецова О.А. Договор и темпоральные нормы гражданского права // Хозяйство и право. 2006. N 12. С. 41.

Однако это не так. Комментируемая статья регулирует применение закона, принятого после заключения договора, не только к договору (как к сделке, правовому акту), но и к возникшему из него отношению. Данный вывод обусловлен, помимо прочего, системной взаимосвязью данной статьи со ст. 4 ГК РФ.

Согласно установленному ст. 4 ГК РФ общему правилу акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

В исключение из общего правила ст. 4 ГК РФ специальное правило, установленное комментируемой статьей для договорных отношений, вопрос о действии акта гражданского законодательства во времени решает по-иному. Если договорное правоотношение возникло до введения в действие акта гражданского законодательства и после этого в рамках данного договорного правоотношения возникли права и обязанности, то акт гражданского законодательства, если иное не предусмотрено законом, не применяется ни ко вновь возникшим правам и обязанностям, ни тем более к ранее возникшим правам и обязанностям, т.е. к договорному правоотношению в целом.

Кроме того, в отличие от ст. 4 ГК РФ комментируемая статья устанавливает правила действия гражданского законодательства во времени применительно не только к договорным отношениям, но и к договору (как сделке, правовому акту), что совершенно необходимо, поскольку договор, как и закон, определяет содержание договорного правоотношения, и поэтому важно урегулировать влияние нового законодательства на ранее заключенные договоры. Согласно анализируемому правилу к договору, заключенному до вступления в силу закона, последний не применяется, если иное не установлено законом.

Но если к договору и возникшим из него договорным отношениям не применяется закон, вступивший в силу после заключения договора, то, следовательно, к договору и возникшим из него отношениям применяются законы, иные правовые акты, действовавшие в момент заключения договора. Именно в этом — в стабильности договора, договорных отношений — состоит идея, юридический смысл комментируемой статьи.

Эта идея выражена законодателем под заметным влиянием концепции трансформации норм права в условия договора. По этой концепции нормы права, определяющие содержание договорного правоотношения, трансформируются в условия договора, вследствие чего содержание договора составляют не только условия, согласованные сторонами и прямо выраженные в договоре, но и условия, определенные (сформулированные) непосредственно нормами права и аналогичные по содержанию этим нормам права. При таком понимании условий договора на основании комментируемой статьи в случае принятия закона после заключения договора сохраняют силу условия заключенного договора, как прямо выраженные в договоре, так и определенные (сформулированные) непосредственно нормами права . Означенный смысл комментируемой статьи остается неизменным и в случае признания концепции трансформации необоснованной.

———————————
Такой подход к пониманию юридического смысла п. 2 комментируемой статьи находит отражение в судебной практике (хотя и нестабильной). См., например, Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 11 июня 2003 г. N Ф08-1980/2003, ФАС Волго-Вятского округа от 8 апреля 2005 г. N А17-27/3 // СПС «КонсультантПлюс».

Из п. 2 комментируемой статьи следует важный практический вывод о том, что изменения в законодательстве (в том числе изменение или отмена ранее установленных либо установление новых норм), вступившие в силу после заключения договора, по общему правилу не влияют на содержание договора и возникшего из него договорного правоотношения.

Исключение из указанного общего правила (это исключение предусмотрено п. 2 комментируемой статьи) составляют случаи, когда изменения в законодательство внесены императивными нормами федерального закона, действие которого распространено на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (либо на договорное правоотношение в целом, т.е. на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения как до, так и после введения закона в действие, либо только на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения после введения закона в действие). При этом:

1) изменение императивных норм федерального закона, предопределявших содержание договора (составляющих его условий), влечет возникновение обязанности сторон привести договор в соответствие с измененными нормами путем внесения в договор соответствующих изменений;

2) отмена императивных норм федерального закона, предопределявших содержание договора (составляющих его условий), в результате которой возникло несоответствие договора сохранившим силу императивным нормам законов и иных правовых актов, влечет возникновение обязанности сторон договора устранить возникшее несоответствие путем внесения в договор соответствующих изменений;

3) установление федеральным законом новых императивных норм, предопределяющих содержание договора (составляющих его условий), влечет возникновение обязанности сторон привести договор в соответствие с новыми нормами путем внесения в договор соответствующих изменений;

4) изменение императивных норм федерального закона, определявших содержание договорного правоотношения (составляющих его прав и обязанностей), влечет:

— в случае распространения действия федерального закона, изменившего императивные нормы, в целом на договорное правоотношение, возникшее до введения закона в действие (т.е. на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения как до, так и после введения закона в действие), — соответствующее изменение прав и обязанностей, возникших до введения закона в действие, а также возникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных измененными нормами;

— в случае распространения действия федерального закона, изменившего императивные нормы, только на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения после введения закона в действие, — возникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных измененными нормами;

5) отмена императивных норм федерального закона, определявших содержание договорного правоотношения (составляющих его прав и обязанностей), влечет:

— в случае распространения действия федерального закона, отменившего императивные нормы, в целом на договорное правоотношение, возникшее до введения закона в действие (т.е. на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения как до, так и после введения закона в действие), — прекращение прав и обязанностей, возникших до введения закона в действие, на основании впоследствии отмененных норм, а также невозникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных отмененными нормами;

— в случае распространения действия федерального закона, отменившего императивные нормы, только на права и обязанности, возникшие в рамках договорного правоотношения после введения закона в действие, — невозникновение после введения закона в действие прав и обязанностей, предусмотренных отмененными нормами;

6) установление федеральным законом новых императивных норм, определяющих содержание договорного правоотношения (составляющих его прав и обязанностей), влечет возникновение на основании юридических фактов, наступивших после введения закона в действие, прав и обязанностей, предусмотренных новыми нормами.

Комментируемая статья, устанавливая последствия нового закона для ранее заключенного договора, упоминает лишь об императивных нормах. Это обстоятельство отдельными авторами было интерпретировано таким образом, что комментируемая статья о судьбе договора при принятии после его заключения новых диспозитивных норм умалчивает, вследствие чего последствия принятия новых диспозитивных норм для договора должны определяться в соответствии с общими правилами ст. 4 ГК РФ . Действительно, диспозитивные нормы в комментируемой статье не упоминаются. Но это не означает, что названная статья никак не затрагивает судьбу договора и договорного правоотношения в случае изменения или отмены диспозитивных норм после заключения договора. По смыслу комментируемой статьи к договору и возникшим из него отношениям применяются законы, иные правовые акты, действовавшие в момент заключения договора, за исключением случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. По точному смыслу п. 2 комментируемой статьи, указанное исключение касается только императивных норм. Следовательно, на содержание договора и договорного правоотношения не влияют изменение или отмена диспозитивных норм.

———————————
См., например: Кузнецова О.А. Договор и темпоральные нормы гражданского права // Хозяйство и право. 2006. N 12. С. 38 — 39.

9. На содержание договора и договорного правоотношения не влияют изменение или отмена ранее установленных либо установление новых:

— диспозитивных норм права, содержащихся в любых нормативных правовых актах, в том числе в законах;

— императивных норм права, содержащихся в подзаконных нормативных правовых актах.

Судебная практика нередко не делает различий между видами нормативных правовых актов и необоснованно распространяет новые (измененные) нормы права, содержащиеся в подзаконных актах, на ранее заключенные договоры (договорные отношения) . Между тем в комментируемой статье исключение сделано только для императивных норм права, предусмотренных федеральным законом. И такое толкование п. 2 комментируемой статьи также нашло отражение в судебной практике .

———————————
См., например: Постановления ФАС Центрального округа от 27 января 2003 г. N А14-5637-02/198/2; ФАС Московского округа от 27 февраля 2004 г. N КГ-А40/11276-03; ФАС Восточно-Сибирского округа от 17 ноября 2005 г. N А69-1335/0510-Ф02-5715/05-С2.

Смотрите так же:  Полномочия минпромторга рф. Полномочия минпромторга рф

См., например: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 ноября 2005 г. N А19-4015/05-31-Ф02-5900/05-С2.

С заложенной в комментируемой статье идеей стабильности договора и договорных отношений не согласуется позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, в соответствии с которой «отмена нормативного акта, предусматривающего ответственность за нарушение обязательства, может служить основанием для исключения из договора условия об ответственности, основанного на этом акте».

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к энергоснабжающей организации об исключении из договора пункта, предусматривающего пеню за неуплату стоимости потребленной электроэнергии в размере 2% от суммы неуплаты за каждый день просрочки.

Арбитражный суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал по следующим мотивам. Стороны в договоре установили, что ответственность за нарушение обязательств по оплате потребленной электроэнергии применяется в размере, установленном Постановлением Правительства РФ от 7 августа 1992 г. N 558 «О стабилизации финансового положения в электроэнергетике Российской Федерации». С момента включения в договор нормы об ответственности, содержащейся в указанном Постановлении, она становится договорным условием, поэтому признание Постановления утратившим силу не может служить основанием для исключения такого условия из договора.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, сославшись на следующее. Неустойка, установленная Постановлением Правительства РФ от 7 августа 1992 г., выражена в императивной форме и применялась независимо от того, включена ли она в договор (п. 1 ст. 332 ГК). Воспроизведение такой неустойки в договоре не дает оснований считать ее договорной. Поскольку в договоре предусматривалась неустойка, которая воспроизводила норму закона, выраженную в императивной форме, стороны ее размер в соответствии с п. 2 ст. 332 ГК РФ не увеличили, т.е. не придали неустойке договорный характер, такое условие при отмене нормативного акта может быть исключено из договора .

———————————
См.: п. 6 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14) // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7.

В основе приведенной позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (разделившего точку зрения суда кассационной инстанции) лежит представление о безусловном приоритете закона перед договором. Настолько безусловном, что суд посчитал возможным исключить из договора условие о неустойке только потому, что утратила силу правовая норма, которую воспроизводило условие о неустойке, хотя последнее не вошло в противоречие с каким-либо законом. Стороны воспроизвели в договоре правовую норму о неустойке и имели на это полное право. В результате в договоре появилось условие о неустойке, аналогичное по содержанию правовой норме. После отмены последней договорное условие сохранило силу, и это не отрицает суд. Для исключения из договора условия о неустойке нет никаких законных оснований. Отменив норму о неустойке, Правительство РФ посчитало ее нецелесообразной, и на это была его воля. Стороны договора, добровольно по обоюдному согласию включив в договор условие о неустойке, пусть даже продублировав правовую норму, выразили свою волю в своем интересе. И после отмены нормы о неустойке только стороны договора опять по обоюдному согласию и в своем интересе могут исключить из договора условие о неустойке, коль скоро оно не противоречит закону. Если признается право Правительства РФ на отмену нормы о неустойке, то должно признаваться и право на сохранение условия о неустойке сторон договора, которые рассчитывали на законную неустойку при заключении договора. Тем более что стороны вправе были предусмотреть в договоре условие о неустойке и без ссылки на постановление Правительства РФ. И более того, если бы стороны не воспроизвели в договоре норму о неустойке, она распространялась бы на отношения сторон и после отмены нормы в силу положений комментируемой статьи.

Какие последствия влечет за собой включение в договор условий, противоречащих положениям закона

Если какое-либо условие договора не соответствует закону, то само по себе это еще не значит, что такое условие не должно применяться. Существует два вида норм:

  • диспозитивные – устанавливают правило, которое применяется, только если сами стороны не предусмотрели в договоре какое-либо иное правило;
  • императивные – устанавливают правило, которое должно применяться в любом случае, причем стороны не могут отменить или изменить его своим договором.
  • Поэтому возможны два случая:

  • должно применяться условие, закрепленное в договоре, а не в законе, потому что данная норма закона является диспозитивной и разрешает договариваться об ином;
  • должно применяться правило, закрепленное в законе, а не в договоре, потому что данная норма закона является императивной и не разрешает договариваться об ином.
  • Остается только определить, является норма императивной или диспозитивной. До недавнего времени все было довольно просто. Суды считали, что диспозитивные нормы закона – это те, в которых есть оговорка «если иное не предусмотрено договором». Соответственно все нормы, в которых такой оговорки нет, – императивные.

    Однако 3 апреля 2014 года опубликованы разъяснения ВАС РФ, существенно меняющие сложившиеся представления об императивных и диспозитивных нормах (постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»; далее – постановление № 16). Пленум отметил, что суд должен толковать норму права исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, учитывая не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая эту норму. На основе этого принципа Пленум ВАС РФ сформулировал несколько правовых позиций.

    Что изменило постановление о свободе договора

    Разъяснения, приведенные в Постановлении № 16, сводятся к следующему:

  • во-первых, ВАС РФ привел конкретные критерии, при помощи которых суд должен определить, является норма императивной или диспозитивной, при этом императивной может оказаться норма, которую было принято считать диспозитивной, и наоборот (п. 2–4 Постановления № 16);
  • во-вторых, суд может признать допустимыми условия, которые формально противоречат императивной норме (применить ограничительное толкование императивной нормы), если эти условия соответствуют целям законодательного регулирования, например не ущемляют интересы слабой стороны (п. 2 Постановления № 16). Или рассматривать норму как диспозитивную, если она не содержит явно выраженного запрета на иное поведение сторон (п. 4 Постановления № 16);
  • в-третьих, в исключительных случаях пользуясь аналогией закона, суд может применить к непоименованному договору императивные нормы об отдельных видах обязательств с соблюдением целей законодательного регулирования, а именно защиты слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов, недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон (п. 5 Постановления № 16);
    • в-четвертых, суд может отказать в защите права, основанного на императивной норме, если сторона злоупотребляет этим правом (п. 8 Постановления № 16);
    • в-пятых, даже если условие договора не нарушает никаких императивных норм, суд при определенных обстоятельствах может не применять это условие на основании статьи 10 Гражданского кодекса РФ или расценить его как ничтожное на основании статьи 169 Гражданского кодекса РФ (п. 9 и 10 Постановления № 16).
    • Внимание! Есть случаи, когда суд должен ограничительно толковать установленный в императивной норме запрет. Даже если в законе установлен категорический запрет на соглашение об ином, может оказаться, что имеется в виду запрет на установление только таких иных условий, которые нарушают положение слабой стороны.

      Предположим, стороны указали некое условие в договоре, которое противоречит императивной норме Гражданского кодекса РФ. Казалось бы, все очевидно – такое условие не должно применяться. Однако здесь важно понять, в чем суть этой «императивной» нормы, в чем была цель законодателя при ее установлении. Допустим, цель законодателя была в том, чтобы защитить слабую сторону (гражданина-потребителя). Тогда как быть, если договором улучшаются условия потребителя? Пленум ВАС РФ разъясняет: суд может признать, что императивный запрет «не допускает установление сторонами только условий, ущемляющих охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена» (п. 2 Постановления № 16).

      Примеры императивных запретов, которые суд должен толковать ограничительно (разрешать изменение условий в пользу слабой стороны)

      1. Кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином (ч. 4 ст. 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»).

      Пленум ВАС РФ указал: «Это не означает, что запрещено такое одностороннее изменение указанного порядка, вследствие которого размер процентов по кредиту уменьшается». Иначе говоря, если условия для потребителя не ухудшаются (на это и была направлена норма права – защитить потребителя), а улучшаются, то кредитная организация вполне может в одностороннем порядке изменить, например, размер процентов по кредиту в сторону уменьшения.

      2. Договор, стороной которого является гражданин, не являющийся предпринимателем, не может предусматривать право на изменение условий в одностороннем порядке (ст. 310 ГК РФ).

      Цель нормы состоит в защите слабой стороны договора, в данном случае гражданина. Поэтому Пленум ВАС РФ разъяснил, что запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре с лицом, не являющимся предпринимателем, право на одностороннее изменение или на односторонний отказ от договора предоставлено именно такому лицу.

      Такие разъяснения содержатся в пункте 2 Постановления № 16.

      Важно отметить, что суд должен обосновать свои выводы, касающиеся императивности или диспозитивности нормы: «Суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности» (п. 3 Постановления № 16).

      При этом практика применения этих разъяснений еще не сложилась, поэтому нет гарантий, что суды, исходя из данных разъяснений Пленума ВАС РФ, квалифицируют некое положение закона как диспозитивную норму.

      Признаки императивной нормы

      1. Норма содержит явно выраженный запрет на отступление от положений закона (п. 2 Постановления № 16). Например, в законе указано, что «такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы».

      2. Норма не содержит явно выраженного запрета на отступление от положений закона, но при этом императивность нормы (п. 3 Постановления № 16):

      а) необходима для защиты интересов слабой стороны договора (трудовые отношения, потребительские сделки, невозможность отказаться от несправедливых условий договора и т. д.);

      б) необходима для защиты интересов третьих лиц;

      в) необходима для недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон;

      Пример нормы, защищающей баланс интересов сторон

      Покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи, если продавец отказывается передать покупателю проданный товар (п. 1 ст. 463 ГК РФ).

      Норма не содержит явно выраженного запрета предусмотреть договором иное, например судебный порядок расторжения договора по названному основанию. Однако договором не может быть полностью устранена возможность его прекращения по инициативе покупателя, поскольку это грубо нарушило бы баланс интересов сторон.

      Этот пример приведен в пункте 3 Постановления № 16.

      г) необходима для защиты публичных интересов;

      Пример нормы, защищающей публичные интересы

      Оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено иными правовыми актами или соглашением сторон договора (п. 1 ст. 544 ГК РФ). Плата за единицу поставляемого ресурса является регулируемой.

      Это означает, что установление соглашением иного количества энергии допускается только тогда, когда невозможно определить фактически принятое абонентом количество энергии, а закон или иные правовые акты не содержат порядка определения такого количества в отсутствие данных учета. Это правило направлено на защиту публичных интересов, обеспечиваемых государственным регулированием тарифов.

      д) вытекает из существа законодательного регулирования.

      Пример нормы, императивность которой следует из существа законодательного регулирования вида договора

      Стороны вправе немотивированно отказаться от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, предупредив об этом другую сторону за месяц (п. 2 ст. 610 ГК РФ).

      Норма не содержит явно выраженного запрета на установление иного соглашением сторон. Но запрет на односторонний отказ от бессрочного договора аренды противоречит природе аренды, так как в результате этого передача имущества во владение и пользование фактически утратила бы временный характер.

      Этот пример приведен в пункте 3 Постановления № 16.

      Признаки диспозитивной нормы

      1. Норма не содержит явно выраженного запрета на установление условия договора по усмотрению сторон, отличного от предусмотренного в норме.

      2. Отсутствуют иные критерии императивности, перечисленные Пленумом ВАС РФ.

      Примеры того, как императивная на первый взгляд норма на самом деле является диспозитивной

      1. В договоре купли-продажи стороны могут предусмотреть иные последствия передачи товара ненадлежащего качества, отличные от названных в статье 475 Гражданского кодекса РФ. В частности, можно определить критерии существенности недостатков товара или дополнить те права, которые предоставляются покупателю статьей 475 Гражданского кодекса РФ.

      2. Стороны договора возмездного оказания услуг вправе заявить немотивированный односторонний отказ от исполнения договора (ст. 782 ГК РФ). Норма предусматривает неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора. Однако это не исключает возможности согласовать в договоре иной режим определения последствий отказа от него. Например, предусмотреть полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика.

      3. Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования (ст. 410 ГК РФ). Это правило не означает, что стороны не могут договориться о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения.

      Эти примеры приведены в пункте 4 Постановления № 16.

      Совет: Перед юристом может встать задача доказать, что условие заключенного договора должно применяться несмотря на то, что оно не соответствует тексту закона. Например, на противоречие может сослаться контрагент в обоснование того, почему он решил не исполнять данное условие. Другой вариант: с вопросом о том, почему «договор противоречит закону», к юристу может обратиться руководство его организации или сотрудник, отвечающий за сопровождение сделки.

      Чтобы ответить на такие вопросы, достаточно объяснить, что противоречия на самом деле нет, так как гражданское законодательство содержит много диспозитивных норм. То есть таких норм, которые разрешают сторонам урегулировать свои отношения по тому или иному вопросу иначе, чем предусмотрено в самом законе. В результате возможны два варианта:

      • если стороны включили в договор иные положения (отличные от указанных в законе), то в случае спора суд будет руководствоваться именно текстом договора;
      • если в договоре стороны не установили каких-либо особых положений для данной ситуации, тогда суд применит то положение, которое содержится в диспозитивной норме закона.
      • Кроме диспозитивных в законе могут быть и императивные нормы – такие, которые устанавливают определенное правило и не разрешают в договоре договориться об ином. И если условия договора противоречат императивной норме закона, суд применит к отношениям сторон то правило, которое сформулировано в законе, а не то, которое стороны установили в договоре.

    По admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *