Статья 626 ГК РФ. Договор проката постановление

Статья 626 ГК РФ. Договор проката

Новая редакция Ст. 626 ГК РФ

1. По договору проката арендодатель, осуществляющий сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности, обязуется предоставить арендатору движимое имущество за плату во временное владение и пользование.

Имущество, предоставленное по договору проката, используется для потребительских целей, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства.

2. Договор проката заключается в письменной форме.

3. Договор проката является публичным договором (статья 426).

Комментарий к Ст. 626 ГК РФ

1. Квалифицирующими признаками договора выступают отраженные в комментируемой статье требования:

а) к арендодателю как специальному субъекту;

б) к предмету договора.

2. Кроме того, выделяют бытовой прокат, если:

а) арендатором является гражданин (особенности субъектного состава);

б) арендованное имущество используется не в предпринимательских целях.

Презумпция потребительской цели закреплена в ч. 2 п. 1 комментируемой статьи и важна именно для квалификации договора как бытового проката, поскольку, например, для арендатора — юридического лица цель использования имущества безразлична и не влияет на квалификацию договора как договора проката.

Отношения по бытовому прокату дополнительно к положениям, закрепленным в ГК, регулируются законодательством о защите прав потребителей.

Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 N 2300-1.

3. Особенностями договора, по сравнению с общими положениями об аренде, являются:

3.1. Публичный характер (п. 3 комментируемой статьи).

3.2. Особая форма (п. 2 комментируемой статьи).

3.3. Особые правила о сроке (п. п. 1, 2 ст. 627 ГК РФ).

3.4. Особые правила об арендной плате (ст. 630 ГК РФ).

3.5. Право арендатора на одностороннее расторжение договора (п. 3 ст. 627 ГК РФ).

3.6. Лишение арендатора права на распоряжение имуществом (п. 2 ст. 631 ГК РФ).

3.7. Дополнительные права и обязанности сторон (в сторону сужения обязанностей арендатора).

Другой комментарий к Ст. 626 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Выделение договора проката в отдельный вид договора аренды обусловлено субъектным составом, особенностями объекта аренды и целей его использования, публичным характером договора. Его специфика заключается и в том, что арендатор, особенно если это гражданин, в данной области отношений зачастую является стороной менее квалифицированной, юридически и экономически более слабой, чем арендодатель, а значит, более уязвимой. Учитывая это обстоятельство, ГК в ряде статей предоставляет дополнительные права арендатору либо возлагает дополнительные обязанности на арендодателя с целью исключить злоупотребления правом с его стороны.

Договор проката возмездный, взаимный (синаллагматический), консенсуальный.

К договору проката применяются общие положения ГК о договоре аренды, если иное не установлено правилами § 2 гл. 34 ГК (см. ст. 625 и комментарий к ней).

В случаях, когда арендатором выступает гражданин, приобретающий имущество не для предпринимательских целей, к отношениям сторон применяется Закон о защите прав потребителей, несмотря на отсутствие в нем специальных норм о прокате и на терминологию Закона, не охватывающую отношений проката (как известно, в нем в качестве субъектов указываются лишь изготовитель, продавец, исполнитель) (см. ст. 9 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»). При этом применению подлежат общие правила Закона о защите прав потребителей, сформулированные в гл. I «Общие положения», гл. IV «Государственная и общественная защита прав потребителей». Среди них нормы о праве потребителя на безопасность прокатного имущества (ст. 7), на информацию (ст. 8 — 12), об ответственности, о праве на компенсацию морального вреда (ст. 13 — 15), а также о праве на государственную (судебную) и общественную защиту (ст. 17, 40 — 46).

На регулирование отношений из договора проката законодательством о защите прав потребителей прямо указывается и в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (Бюллетень ВС РФ. 1995. N 1) (далее — Постановление Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. N 7).

Договоры проката, арендаторами по которым выступают граждане-потребители, могут быть урегулированы постановлениями Правительства РФ, в том числе утвержденными Правительством РФ типовыми договорами или правилами проката отдельных видов имущества (ст. 1 Закона о защите прав потребителей, п. 4 ст. 426 ГК РФ). Вместе с тем Правительство РФ, принимая постановления, не вправе поручать ведомственным федеральным органам исполнительной власти издавать акты, содержащие нормы о защите прав потребителей (п. 2 ст. 1 Закона о защите прав потребителей).

На отношения по договору проката не распространяются Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1025 (СЗ РФ. 1997. N 34. Ст. 3979). Сфера их применения ограничена отношениями, вытекающими из договора бытового подряда и договора возмездного оказания услуг (см. гл. I Правил «Общие положения»). С принятием действующего ГК утратил значение и Типовой договор бытового проката предметов домашнего обихода, спортивного инвентаря и музыкальных инструментов, утвержденный Постановлением Правительства РСФСР от 1 февраля 1965 г. N 181.

2. Согласно п. 1 комментируемой статьи арендодателем в договоре проката выступает специальный субъект — лицо, сдающее имущество в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности. Это — юридическое лицо (независимо от его организационно-правовой формы) и индивидуальный предприниматель, специально приобретающие (производящие) имущество на свой риск с целью его последующей неоднократной возмездной передачи во временное владение и пользование другим лицам. Деятельность арендодателя должна носить постоянный характер. Разовая сделка предпринимателя по сдаче в аренду движимого имущества договора проката не составляет. Если, к примеру, строительная организация передает сварочный аппарат своему сотруднику на короткий срок для сварочных работ на даче, то их отношения будут регулироваться общими положениями об аренде, а не нормами о договоре проката.

Иными словами, речь идет о лицах, профессионально занимающихся прокатом имущества: видеокассет, компакт-дисков, бытовой техники, спортивного инвентаря и т.п. Сдача имущества в прокат для них может быть как основным видом деятельности (например, для ателье по прокату бытовой техники), так и дополнительным, когда аренда имущества предлагается народу с продажей, производством товаров либо с деятельностью по оказанию услуг и проч. Так, широко применяется прокат гостиницами, домами отдыха сейфов, спортивными клубами — спортивного инвентаря; свадебные наряды, аксессуары не только продаются свадебными салонами, но и предлагаются внаем и др.

3. Комментируемая статья (как и последующие нормы § 2 гл. 34 ГК РФ) не содержит каких-либо предписаний об арендаторе, в том числе правил, ограничивающих права субъектов имущественного оборота на получение в прокат имущества. Согласно же общим положениям об аренде арендатор — любое физическое или юридическое лицо. Но учитывая положения абз. 2 п. 1 настоящей статьи о презумпции использования прокатного имущества в потребительских целях, арендаторы по договору проката, как правило, — граждане, приобретающие в потребительских целях имущество, предназначенное для личного, семейного, домашнего и иного подобного использования. Об этом свидетельствует и практика работы служб проката. Вместе с тем арендаторами могут быть индивидуальные предприниматели и юридические лица. Так, в потребительских целях юридическое лицо или индивидуальный предприниматель могут приобретать имущество для удовлетворения интересов своих работников (например, вентилятор в офис на летний период, холодильник для хранения продуктов, принадлежащих сотрудникам, и т.д.).

Выступление юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в качестве арендаторов по договору проката возможно и при приобретении ими у лица, профессионально занимающегося прокатом, во временное пользование имущества (оргтехники, бытовой техники, мебели и т.п.) для обеспечения их деятельности в качестве организации или индивидуального предпринимателя или для предпринимательской деятельности. (Подробнее о целях использования имущества по договору проката см. п. 4 комментария к настоящей статье.)

4. В силу п. 1 комментируемой статьи объектом проката выступает только движимое имущество. Характерно, что арендодатель приобретает (производит) его исключительно с целью передачи в последующем в аренду. В его натуральной форме оно не требуется арендодателю.

В абз. 2 п. 1 ст. 626 закреплена презумпция использования предоставляемого в прокат имущества для потребительских целей. Поэтому объекты проката, как правило, — вещи, предназначенные для личного, семейного, домашнего и иного подобного использования: различные предметы домашнего обихода (телевизоры, холодильники, швейные и стиральные машины и т.д.), музыкальные инструменты, спортивно-туристский инвентарь и др. Что касается проката вещей, входящих в промышленную группу товаров и не предназначенных для потребительского использования (к примеру, приборов, оборудования и других технических устройств), то ГК не содержит каких-либо специальных правил, ограничивающих их прокат. Более того, в советский период существовал прокат приборов, оборудования и других технических средств территориальными органами системы Госснаба СССР. Подобный вывод подтверждается и положением комментируемой статьи о том, что сдаваемые напрокат вещи могут использоваться не только в потребительских, но и в иных целях, предусмотренных договором или вытекающих из существа обязательства.

К непотребительским могут быть отнесены, на наш взгляд, цели обеспечения функционирования юридического лица в качестве организации (в частности, при приобретении в аренду на короткий срок оргтехники для подготовки материалов к общему собранию акционеров и т.п., при приобретении офисной мебели и др.). Подобная цель, учитывая принцип свободы договора, может быть прямо названа в договоре проката. Непотребительские цели использования могут вытекать из существа обязательства в тех случаях, когда объектом аренды выступают вещи, не предназначенные для бытового использования (приборы и другие технические устройства). Потребность в подобных вещах вполне вероятна как у коммерческих, так и некоммерческих организаций или у индивидуальных предпринимателей для предпринимательской деятельности (в частности, у предпринимателей, занимающихся торговлей на рынках, при получении в аренду на короткий срок тележек, весов, зонтов и проч.). Следовательно, непотребительские цели могут быть и предпринимательскими.

5. Согласно абз. 1 п. 1 ст. 626 предмет проката передается «во владение и пользование». Следовательно, отношения по предоставлению права пользования имуществом с сохранением права владения за арендодателем правилами о договоре проката не регламентируются. Например, при предоставлении гражданину в пользование компьютера в интернет-центре или компьютерном клубе отношения сторон будут регулироваться общими положениями об аренде, а не нормами о прокате.

6. Правило п. 2 комментируемой статьи о письменной форме договора проката действует независимо от срока договора и его субъектного состава (в отличие от правила п. 1 ст. 609 ГК РФ).

Обычно передача вещей по договору проката оформляется составлением квитанции-обязательства, подписанной обеими сторонами. Несоблюдение письменной формы договора не влечет его недействительности. В случае спора наступают последствия, предусмотренные ст. 162 ГК.

Предоставление объектов проката гражданам в зонах отдыха (на пляжах, лодочных станциях, в парках) осуществляется, как правило, при предъявлении ими паспорта и (или) под денежный залог.

7. Согласно п. 3 комментируемой статьи договор проката относится к публичному. Поэтому порядок его заключения и исполнения, условия договора, права и обязанности сторон договора проката подчиняются правилам ст. 426 ГК о публичном договоре.

Непротивопоставимость незарегистрированного договора аренды: актуальные проблемы применения п. 3 ст. 433 ГК РФ

Некоторое время назад в Гражданском кодексе РФ появилась норма (п. 3 ст. 433 ГК РФ), закрепившая правило, согласно которому договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента такой регистрации для третьих лиц. Таким образом, с 1 июня 2015 г. (даты вступления нормы в силу) законодательно был оформлен поворот российского гражданского права в области государственной регистрации к французской модели. Все дело во фразе, и она здесь является ключевой: «для третьих лиц». Ранее как ст. 433 ГК РФ, так и ст. 164 ГК РФ при их буквальном прочтении говорили о том, что при отсутствии госрегистрации договор не может считаться заключенным и порождать правовые последствия. Согласно же новой норме отсутствие требуемой регистрации не порочит договор как таковой и не блокирует возникновение относительной правовой связи между сторонами, но лишь препятствует возможности противопоставить такой незарегистрированный договор третьим лицам.

Сегодня целью государственной регистрации сделок является информирование о факте их заключения, доступность информации об этом третьим лицам. А функция укрепления правовых связей между самими сторонами (в отличие от нотариального удостоверения сделок) у государственной регистрации отошла в тень. Отсутствие регистрации, по мысли авторов новеллы и сторонников данной теории, сказывается лишь на противопоставимости, но не на действительности (заключенности) договора.

Французская идея в российской судебной практике

Надо особо оговориться, что эта идея пробивала себе дорогу давно и для российских юристов новостью не стала. При рассмотрении споров об арендной плате судебная практика ВАС РФ пришла к тому, что, несмотря на отсутствие необходимой регистрации договора аренды, стороны считаются связанными соответствующим обязательством (см., например, постановления Президиума ВАС РФ от 08.04.2008 № 1051/08 и от 06.09.2011 № 4905/11). Этот же подход в отношении аренды был развит и в п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73, и в п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165.

Что любопытно, если поначалу ВАС РФ исходил из того, что отсутствие регистрации не мешает признать договорные отношения сторон возникшими в том случае, когда договор исполнялся сторонами, то в конце концов он перестал требовать и собственно исполнения: подписания договора сторонами оказывалось достаточно для того, чтобы он считался заключенным, а обязательства — возникшими. По мнению суда, отсутствие регистрации лишь мешает противопоставить такой договор третьим лицам. Впрочем, ВАС РФ исходил из того, что такое противопоставление возможно даже при отсутствии регистрации, если третье лицо знало о незарегистрированном договоре из иного источника

Государственная регистрация договора аренды недвижимости имеет целью защиту интересов третьих лиц, которые могут приобретать права на эту недвижимость. Она создает для таких лиц возможность получить информацию о существующих договорах аренды, заключенных в отношении недвижимой вещи. Вместе с тем заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ).

Пункт 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными»

Иначе говоря, на непротивопоставимость незарегистрированного договора может ссылаться лишь субъективно добросовестное третье лицо.

Верховный суд РФ в прошлом году в целом подтвердил и практику ВАС РФ, и соответствующее прочтение закона. При этом он указал на необходимость толковать п. 2 ст. 651 ГК РФ через призму непротивопоставимости. Также ВС РФ уточнил, что третьим лицам договор аренды при отсутствии его регистрации может быть противопоставлен, если третьи лица знали или должны были знать о наличии такого договора, хотя ВАС РФ в свое время говорил только о точном знании.

Тем не менее целый ряд аспектов в практическом применении нового подхода пока не прояснен. Далеко не все суды разобрались с доктриной непротивопоставимости. Законодатель же, попытавшись отразить данную идею в п. 3 ст. 433 ГК РФ, не поставил точку в вопросе о реальном или вмененном знании третьего лица о незарегистрированном договоре и к тому же оставил нетронутыми и норму п. 1 ст. 164 ГК РФ, и норму п. 2 ст. 651 ГК РФ. Вышеуказанные нормы продолжают говорить об отсутствии у незарегистрированной сделки правовых последствий и непризнании незарегистрированного договора заключенным. Тем не менее новая редакция п. 3 ст. 433 ГК РФ вынуждает судей смириться с тем, что обе эти нормы теперь должны толковаться в свете идеи непротивопоставимости, отраженной в более поздней норме п. 3 ст. 433 ГК РФ.

На научно-практическом круглом столе, организованном Юридическим институтом «М-Логос», ряд экспертов попытались ответить хотя бы на некоторые из проблемных вопросов. Тема стала очень актуальной в последнее время и обсуждается сообществом на разных площадках и в разном контексте.

Сделка регистрацию не прошла — она существует

Закон требует производить государственную регистрацию в первую очередь договоров аренды недвижимости. На мероприятии ситуации, которые возникают на практике, рассматривали с позиции условного кейса, когда сделка заключена, а государственную регистрацию не прошла.

Как отметил модератор дискуссии Артем Карапетов, д.ю.н., директор Юридического института «М-Логос», профессор Высшей школы экономики, долгое время в нашей практике доминировала идея о том, что договор, который законом предписано регистрировать, но который не прошел через такую процедуру, является незаключенным либо ничтожным — законодательство допускало разные толкования. И признаки этой, старой, концепции до сих пор отражены в законе — в некоторых общих положениях, в ст. 164 и 651 ГК РФ. Из актуальной судебной практики по применению этой идеи непротивопоставимости видно, что суды до самого последнего времени во многом продолжали жить по старой парадигме. Если договор не прошел госрегистрацию, они признавали его ничтожным, незаключенным. Как правило, это касалось договоров, заключенных до 1 июня 2015 г., до вступления в силу новой редакции п. 3 ст. 433 ГК РФ.

Сейчас, когда в судах оказываются договоры, заключенные после указанной даты, можно ожидать некоего изменения тенденции. Основания надеяться на это дает постановление Пленума Верховного суда РФ от 25.12.2020 № 49. В пункте 5 этого постановления высшая судебная инстанция еще раз недвусмысленно указала, что договор вне зависимости от факта его регистрации заключен, связывает стороны, а отсутствие государственной регистрации просто не порождает правовых последствий для третьих лиц.

По смыслу п. 3 ст. 433 ГК РФ в отношении третьих лиц договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. В отсутствие государственной регистрации такой договор не влечет юридических последствий для третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о его заключении.

Момент заключения такого договора в отношении его сторон определяется по правилам п. 1 и 2 ст. 433 ГК РФ.

Например, арендатор здания по подлежащему государственной регистрации, но не зарегистрированному договору аренды не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника (ст. 617 ГК РФ), если новый собственник в момент заключения договора, направленного на приобретение этого здания (например, договора продажи этого здания), не знал и не должен был знать о существовании незарегистрированного договора аренды.

Вместе с тем при рассмотрении спора между сторонами договора, которые заключили в установленной форме подлежащий государственной регистрации договор аренды здания или сооружения, но нарушили при этом требование о такой регистрации, следует учитывать, что с момента, указанного в п. 1 ст. 433 ГК РФ, эти лица связали себя обязательствами из договора аренды, что не препятствует предъявлению соответствующей стороной к другой стороне договора требования о регистрации сделки на основании п. 2 ст. 165 ГК РФ.

Пункт 5 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2020 № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»

Ситуации, которые грозят противопоставимостью

Прогнозируя, что суды, наконец, прислушаются к разъяснениям, воспримут эту французскую идею непротивопоставимости незарегистрированных договоров, участники круглого стола смоделировали некоторые ситуации, в которых непременно придется разбираться российскому правосудию. И первый вопрос, который был поднят для обсуждения на круглом столе: кому все-таки можно, а кому нельзя противопоставить незарегистрированный договор?

Если договор не зарегистрирован, но третье лицо знает о том, что договор существует, ему этот договор можно противопоставить. Это не прописано непосредственно в ГК РФ, но следует из всей практики ВАС РФ и ВС РФ. Но если другая сторона точно не знает (или, по крайней мере, не доказано точное знание), то мы можем полагать, что, будь она осторожной и продемонстрируй должный стандарт заботливости и осмотрительности, она могла бы знать о наличии этого договора.

Представим: собственник-арендодатель продает здание новому собственнику, в реестре нет записи об аренде, и новый собственник пытается расторгнуть договор с арендатором, говоря о том, что при оформлении сделки он ничего не знал о договоре аренды. Арендатор апеллирует к ст. 617 ГК РФ, но когда всплывает аргумент про отсутствие регистрации, арендатор говорит новому собственнику: ты должен был знать обо мне, потому не мог не догадаться, что в здании площади сдаются в аренду. Вот такая гипотетическая ситуация. Следует ли в правоприменительной практике противопоставлять такой незарегистрированный договор только в случае, когда со всей очевидностью доказано, что контрагент точно знает о ситуации с арендатором? Либо следует допустить применение критерия «должен был знать» и принять это «должен был знать» в качестве обычного стандарта заботливости и осмотрительности?

Михаил Церковников, к.ю.н., доцент Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, считает, что говорить о том, что любое третье лицо, независимо от того, знало оно или не знало о договоре, вправе игнорировать этот договор, если он не зарегистрирован, неправильно. И даже «постыдно». И западная практика показывает, что обычного знания и вменения недобросовестности достаточно для того, чтобы договор начал действовать против третьего лица. По мнению эксперта, регистрация — это информационный ресурс, не более того. Она создает неопровержимую презумпцию знания о том, что записано в реестре. Но не создает неопровержимой презумпции о том, что вера реестру полностью защищает третью сторону. Если выяснится, что она знала или должна была знать о том, что реестр не соответствует действительности, то, соответственно, она теряет право на защиту.

Смотрите так же:  Как вернуть покупку, которая разонравилась. Как вернуть покупку в магазин с чеком

Роман Бевзенко, к.ю.н., партнер юридической компании «Пепеляев Групп», не согласен с тем, что в случаях с арендой вообще должен применяться стандарт «неосторожность». Когда речь идет об аренде, то с точки зрения правовой политики одни участники арендных правоотношений могли рассказать всему миру о том, что у них есть (и соответственно, зарегистрировать) договор, но почему-то этого не сделали, а третьи лица должны стать этакими пинкертонами, фандориными или шерлоками холмсами и заниматься самостоятельными расследованиями. Это в корне неверно. Может быть, уточняет Р. Бевзенко, в виндикациях оправдан повышенный стандарт осмотрительности, но в арендных отношениях третья сторона не должна нести риски из-за того, что две другие стороны не зарегистрировали договор. А для противодействия недобросовестному поведению третьих лиц докладчик считает возможным применение повышенного критерия осмотрительности: «Заведомо должен был знать».

Главное в регистрации — цель, которую она преследует

Не поддержала идею М. Церковникова о том, что даже за неосторожное поведение третье лицо должно нести риск в виде противопоставления аренды, и Александра Маковская.

Она напомнила, что когда писалась Часть I ГК РФ, государственной регистрацией для разных сделок преследовались абсолютно разные цели и регистрация выполняла абсолютно разные функции.

Та же самая государственная регистрация договоров купли-продажи жилья была фактически заменой нотариальному удостоверению сделок — то есть в данном случае имел место контроль государства за содержанием сделки.

Вторая группа государственной регистрации — это когда государственная регистрация сделки в реальности была государственной регистрацией обременения, порождаемого сделкой. То же самое касалось и государственной регистрации договоров об ипотеке.

А что мы регистрируем в договорах аренды? Эксперт указала на давнюю позицию ВАС РФ, гласящую, что государственная регистрация договоров аренды — это государственная регистрация аренды как обременения.

Положения ГК РФ не предусматривают обязательной регистрации права аренды недвижимого имущества. Поэтому регистрация порождаемого договором аренды недвижимого имущества обременения вещных прав арендодателя на недвижимое имущество правами арендатора производится на основании ст. 26 Закона о государственной регистрации только при регистрации самого договора аренды недвижимого имущества.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона „О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“»

Возвращаясь же к ст. 433, А. Маковская выразила мнение, что для полноценного и однозначного применения в ней не хватает уточнения. В идеале она должна звучать следующим образом: «Договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если эти лица добросовестные».

А что касается формулировки критерия осмотрительности, то эксперт не готова предложить что-то конкретно: «знали», «могли знать», «должны были знать». Она только привела пример из того же французского правопорядка. Французские юристы, когда они говорят о том, что лицо «могло знать», исходят из пассивного знания лицом сложившейся обстановки. А вот когда употребляется фраза «должно было знать», подразумевается, что лицо должно было предпринять активные действия для выяснения соответствующей правовой ситуации.

Госорганы не являются третьей стороной

Второй вопрос, который был поднят на круглом столе, касался государственных органов — входят ли они в число «третьих лиц» в контексте применения рассматриваемой нормы. Ведь условием получения определенных лицензий может выступать наличие помещений, которые, в свою очередь, могут арендоваться. Может ли государственный орган, который осуществляет лицензирование, отказать в принятии договора аренды как подтверждения наличия помещений для использования на том основании, что договор не прошел процедуру государственной регистрации? Может ли налоговый орган сказать, что незарегистрированный договор аренды влечет правовые последствия для него как третьего лица? С точки зрения целей, которые преследовал законодатель, внося норму, очевидно, что государственные органы вряд ли рассматривались как третьи лица арендных правоотношений, но они вполне могут сейчас заявлять о себе именно в качестве третьих лиц.

А. Маковская, отвечая на этот вопрос, отметила, что он «существует уже сто лет». Впервые он возник не в связи с договорами аренды, не в связи с незарегистрированными договорами, а с договором на оказание охранных услуг, который был заключен в надлежащей форме. И возник вопрос: может ли охраняемая компания относить расходы по выплате вознаграждения охранной фирме на себестоимость? И ВАС РФ, который рассматривал это дело, пришел к выводу: конечно, компания может учитывать данные расходы и налоговая не должна предъявлять претензии в данной ситуации. Даже если договор отсутствует, оказанные услуги должны быть оплачены. И затем уже данную позицию перенесли на те же самые договоры аренды, которые были не зарегистрированы, говоря тем же самым налоговикам, что они не могут предъявлять никаких претензий к соответствующим компаниям, которые платят арендную плату, но не зарегистрировали договоры. На сегодня нет оснований для изменения этой позиции, исходя из того, что сегодня вообще-то есть та же ст. 433 ГК РФ, которая признает силу договорного обязательства.

Далее участники обсуждения попытались разобраться, кто такие эти третьи лица в аренде, которым нельзя противопоставить незарегистрированный договор, если они добросовестные? Новые собственники, которые приобретают здание у арендодателя — самый очевидный ответ, вокруг которого часто и прокручивалась идея противопоставимости.

Ситуация первая: новый собственник, если он не знает об арендаторе, не увидел в реестре договор аренды, может разорвать договор аренды, и арендатор не может претендовать на продление своих прав при смене собственника.

Ситуация вторая: арендодатель при отсутствии регистрации договора субаренды и попытке субарендатора потребовать заключения с ним прямого договора при прекращении аренды. Например, арендодатель не видел эту субаренду, она не была зарегистрирована по какой-то причине, но это в общем-то неважно. Потом аренда прекращается, субарендатор появляется и выражает желание напрямую заключить договор (по ст. 618 ГК РФ он имеет право при досрочном прекращении аренды требовать прямого заключения с ним договора).

Ситуация третья: новые арендаторы заключают договор с арендодателем, а прежний арендатор, имеющий в силу ст. 621 ГК РФ преимущественное право на заключение договора на новый срок после окончания предыдущего, заявляет требования о переводе прав и обязанностей по этим заключенным новым договорам аренды. То есть новым арендаторам противопоставляется право прежнего арендатора.

Во всех этих ситуациях должен применяться принцип противопоставимости. Здесь следует придерживаться той позиции, что, если новые арендаторы не видели в реестре старого договора аренды и не знали и не должны были знать о старых договорах, они защищены. Если же не было регистрации, но они знали о старых арендаторах или должны были знать, то они проиграют дело.

Александр Латыев, к.ю.н., руководитель практики юридической фирмы «Интеллект-С», предложил взглянуть на вышеуказанные ситуации не с точки зрения противопоставимости регистрации, а с ракурса добросовестности либо недобросовестности другого арендатора. В обоснование своей позиции он привел сам механизм регистрации. Когда новый арендатор заключает договор, он видит аренду в реестре? Скорее всего, нет! Ее уже из реестра убрали. Он получает выписку, в которой написано, что объект не обременен арендными правами других лиц. Получается, была регистрация или нет — для третьего лица в информационном плане ничего не меняется.

А может ли арендатор «соскочить» с аренды при смене собственника, если договор аренды не зарегистрирован?

М. Церковников считает, что нет, иначе он воспользуется своим же собственным нарушением. Причем это нарушение не административное, это гражданское правонарушение в отношении третьих лиц — стороны не зарегистрировали сделку. В принципе же норма ст. 617 ГК РФ в современном мире имеет аналог в любом правопорядке: аренда следует за вещью.

Соглашение об изменении договора аренды

Согласно ст. 164 ГК РФ, если договор аренды подлежал государственной регистрации, то и изменение договора подлежит обязательной госрегистрации. И тут опять возникает множество интересных вопросов.

Договор аренды заключен, арендатор и арендодатель заключили допсоглашение об изменении, допустим, арендной платы в ту или иную сторону, изменили иные условия договора. Далее объект недвижимости продается новому собственнику. Договор был зарегистрирован, а допсоглашение — нет. Если допсоглашение предусматривало понижение арендной платы, то здесь, казалось бы, все просто. Новый собственник «не видит» допсоглашение и продолжает взимать плату в прежнем размере. Если арендатору это не нравится, то он просто уходит. А если арендатор скрыл повышение арендной платы и новому собственнику начал платить по цене, установленной в договоре? Противопоставляется ли такое допсоглашение арендодателю? Может ли новый арендодатель, узнав через полтора года о том, что старый повышал цену аренды, потребовать возместить разницу?

Александр Латыев в такой ситуации видит нелогичное поведение продавца. Предыдущему собственнику выгодно сообщить о повышении арендных ставок, это косвенно повышает и стоимость объекта. Если же он об этом не сказал, то мы можем предположить имеющееся конклюдентное соглашение с арендатором о возврате к прежним соглашениям. Тогда новый собственник, получив данную информацию, но не раскрывая свое знание в течение какого-то времени, перестал бы быть добросовестным.

В конечном итоге участники круглого стола пришли к практически единодушному мнению: если было изменение договора до смены собственника, если оно не зарегистрировано, то новый собственник имеет опцион на вступление в это допсоглашение в течение разумного срока, после того как он узнал о его наличии. Если он в разумный срок им не пользуется, хотя уже знает о нем, значит, он теряет право.

Мероприятие проходило в благотворительном формате. Организаторы пытаются собирать средства на лечение детей, страдающих от рака крови. Участники мероприятия вносили небольшие взносы, которые после покрытия расходов на аренду зала были направлены в фонд «Подари жизнь».

Если данный материал покажется вам полезным или просто интересным, просим самостоятельно сделать любое посильное пожертвование в вышеуказанный фонд.

Договор проката постановление

Договор проката – самый массовый из видов договоров аренды. Это обусловлено, прежде всего, предметом договора.

Некоторое время назад понятия «прокат» соотносился с понятием «лизинг», но, как мы уже отмечали, лизинг – это отдельный вид аренды, гораздо сложнее по своему содержанию.

Специфика такой разновидности договора аренды, как прокат, является прежде всего субъектный состав данных правоотношений. Так, в соответствии с п. 1 ст. 626 арендодатель осуществляет сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности. Объект же проката используется для потребительских целей. В соответствие с данным договором, арендодатель обязуется предоставить арендатору движимое имущество во временное владение и пользование. В основном это вещи, используемые в потребительских целях: предметы бытовой техники, радио- и телевизионная аппаратура и пр. Объектом проката могут быть и другие вещи, например приборы и некоторые виды оборудования, используемые, в частности, научно-исследовательскими организациями, некрупными предприятиями, строительными и другими организациями. Как правило, это дорогостоящая техника, покупать которую невыгодно, т.к. потребность в ней может возникать на сравнительно небольшой срок.

Использование сдаваемых напрокат вещей в потребительских целях не предполагает обслуживание лишь граждан, так как юридическое лицо также может употреблять имущество в этих целях, в частности для удовлетворения интересов своих работников (например, холодильник в офисе для хранения продуктов, принадлежащих сотрудникам). Но на практике службы проката отказываются заключать подобные договоры с юридическими лицами, что, несомненно, является нарушением законных прав последних. [1]

Еще одной особенностью договора является его публичный характер.

Это значит, что арендодатель (коммерческая организация), при наличии возможности предоставить в прокат требуемое имущество, не вправе отказать обратившемуся к нему лицу в заключении договора проката или оказать предпочтение кому-либо в отношении заключения договора. Условия договора проката, в том числе об арендной плате, должны устанавливаться одинаковыми для всех арендаторов, кроме тех случаев, когда законами и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Потенциальные арендаторы вправе передать на рассмотрение суда споры как о понуждении арендодателя к заключению договора, так и о разногласиях по отдельным условиям договора.

В отличие от общих положений об аренде (1 гл. 34 ГК) договор проката не может быть заключен на неопределенный срок. Более того, в отношении проката в законе установлен максимальный (предельный) срок — один год (п. 1 ст. 627 ГК). Если срок превышает предельный, то договор будет считаться заключенным на один год.

К прокату неприменимы правила ст. 621 ГК о возобновлении договора на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на его возобновление. Арендатор, нуждающийся в арендуемой вещи по истечении срока договора, вправе заключить соглашение на новый срок, но на общих основаниях.

Для договора проката в п. 2 ст. 626 ГК предусматривается обязательная письменная форма, последствия несоблюдения которой установлены в п. 1 ст. 162 ГК. Как правило, сдача вещей напрокат оформляется квитанцией-обязательством. Выдача предметов проката гражданам в зонах отдыха (на пляжах, лодочных станциях, в парках) осуществляется обычно при предъявлении ими паспорта и (или) под денежный залог, размер которого соответствует стоимости прокатного имущества.

Денежный залог как способ обеспечения исполнения договора проката широко применяется на практике. Обычно он устанавливается в отношении наиболее ценных вещей, а его размер зависит от степени износа предмета проката.

Субъектный состав договора существенно влияет на характер прав и обязанностей сторон. Так, например, согласно п. 3 ст. 627 арендатор вправе отказаться от договора проката в любое время (выполнив некоторые условия). При этом законодатель исключает такую возможность у обратной стороны. При соблюдении арендатором требования указанного пункта статьи (подаче заявления об отказе в письменной форме не позднее чем за десять дней) его отказ от договора подлежит безоговорочному принятию арендодателем (естественно, при одновременном возврате предмета проката). Однако невыполнение этих требований дает арендодателю право не принимать досрочный отказ, что, прежде всего, является основанием получить арендную плату за соответствующий период. [2]

Особенность договора проката, по которому арендатором выступает гражданин, обусловлена, в частности, тем, что в данном случае действует Закон РФ «О защите прав потребителей», что прямо разъяснено в пп. 1, 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», хотя в названном Законе отсутствуют специальные нормы о прокате. Терминология закона также не охватывает данные отношения, так как в качестве субъектов указываются лишь изготовитель, продавец, исполнитель, а в качестве объектов — товар, работа, услуга. Однако это не препятствует применению к данным отношениям общих положений, сформулированных в гл. 1 Закона «О защите прав потребителей», гарантирующих права потребителя на безопасность прокатного имущества (ст. 7), информацию об арендодателе и о прокатном имуществе (ст.ст. 8, 9, 10, 11, 12), возмещение убытков в полном объеме, в том числе и на компенсацию морального вреда (ст.ст. 13, 14, 15), а также право на судебную защиту (ст. 17).

Специального внимания заслуживают вопросы правового регулирования проката автомобилей, который используется на практике. Нормы §3 гл. 34 ГК (Аренда транспортных средств) не рассчитаны на регулирование отношений по прокату транспортных средств, что обусловливает необходимость распространения на них норм о прокате. Вряд ли оправданно исключение транспортных средств из предметов проката. Возможность предоставления легковых автомобилей напрокат гражданам предусмотрена в п. 8 действующего Устава автомобильного транспорта РСФСР 1969 года, а отсутствие прямого указания в отношении юридических лиц не может, по нашему мнению, препятствовать заключению с ними договоров такого рода.

В связи с этим встает вопрос о соотношении норм ГК о прокате и об аренде транспортных средств. Прокат автомобилей осуществляется как с участием водителей, так и без него. И в первом, и во втором случаях норма п. 2 ст. 631 ГК, содержащая императивный запрет на передачу прокатного имущества третьим лицам, т.е. сдача в субаренду, вступает в противоречие с правилами ст.ст. 638, 647 ГК, допускающими сдачу имущества в субаренду. Его можно устранить путем установления запрета в договоре, так как нормы данных статей носят диспозитивный характер. [3]

[1] Кабалкин А., Санникова Л. Договор проката // Российская юстиция. – 2000. — N 6 — с. 16

[2] Комментарий к ГКРФ. Часть 2 / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Фонд Правовая Культура. – 2000г. – с.273.

[3] Кабалкин А., Санникова Л. Договор проката // Российская юстиция. – 2000. — N 6 — с. 16

Постановления Пленума ВАС РФ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Пленума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

Об отдельных вопросах практики применения правил
Гражданского кодекса Российской Федерации
о договоре аренды

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением правил Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) о договоре аренды, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения.

1. В случаях, предусмотренных законом (например, пунктами 1 и 3 статьи 17.1 Федерального закона «О защите конкуренции», статьями 30 — 30.2 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), статьей 74 Лесного кодекса Российской Федерации), договор аренды в отношении государственного или муниципального имущества может быть заключен только по результатам проведения торгов.

В связи с этим договор аренды названного имущества, заключенный на новый срок без проведения торгов, является ничтожным (статья 168 ГК РФ), равно как и соглашение о продлении такого договора.

2. Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 621 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором аренды, арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока договора имеет при прочих равных условиях преимущественное перед другими лицами право на заключение договора аренды на новый срок.

Удовлетворению такого требования не препятствует отсутствие государственной регистрации договора аренды с победителем торгов. Судебный акт, которым иск о переводе прав и обязанностей удовлетворен, является основанием для внесения соответствующих записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП).

Вместе с тем, если арендодатель до заключения договора аренды с победителем торгов предложил арендатору заключить с ним договор аренды на условиях, предложенных победителем торгов, а арендатор отказался от заключения договора либо не принял этого предложения в названный в нем срок, суд отказывает такому арендатору в защите его преимущественного права (статья 10 ГК РФ). При этом если срок, в течение которого арендатор может принять данное предложение, не установлен арендодателем (статья 440 ГК РФ), он определяется с учетом абзаца второго пункта 5 статьи 448 ГК РФ, согласно которому договор аренды, заключаемый по результатам торгов, должен быть подписан сторонами не позднее двадцати дней или иного указанного в извещении срока после завершения торгов и оформления протокола.

5. При рассмотрении споров, связанных со взысканием платы за пользование имуществом, переданным в аренду и впоследствии приобретенным арендатором на основании договора купли-продажи, судам необходимо руководствоваться следующим.

Основной обязанностью продавца по договору купли-продажи является передача товара в собственность покупателя.

Если к моменту заключения договора купли-продажи продаваемая вещь уже находится во владении покупателя, то она считается переданной ему с этого момента (пункт 2 статьи 224 ГК РФ). Следовательно, в случае продажи арендатору арендованного имущества обязанность продавца по передаче вещи считается исполненной в момент заключения договора купли-продажи и покупатель владеет ею на основании названного договора. При этом, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон, риск случайной гибели вещи также лежит на покупателе с момента заключения договора купли-продажи (статьи 458, 459 ГК РФ).

В связи с изложенным, поскольку иное не вытекает из закона или соглашения сторон, продавец (арендодатель) и покупатель (арендатор), заключая договор купли-продажи, прекращают на будущее время обязательство по внесению арендной платы (пункт 1 статьи 407 ГК РФ). При этом если впоследствии договор купли-продажи будет признан недействительным, арендные отношения между сторонами считаются не прекращавшимися. Вместе с тем соглашением сторон может быть предусмотрен иной момент, с которого прекращается обязанность арендатора по внесению арендной платы.

Смотрите так же:  Исковое заявление на пристава по алиментам. Исковое заявление на пристава по алиментам

6. Судам необходимо учитывать, что обязательства сторон по договору аренды зданий, сооружений и помещений прекращаются с момента, определенного с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 5 настоящего постановления, но в любом случае не позднее регистрации перехода права собственности на предмет аренды к покупателю (арендатору) вне зависимости от того, осуществлена государственная регистрация такого договора аренды (договор аренды на срок год и более) или нет (договор аренды на срок менее года и на неопределенный срок).

Если в соответствии со статьей 651 ГК РФ договор аренды здания, сооружения или помещения был зарегистрирован, то по смыслу статьи 26 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» любая из сторон договора аренды вправе обратиться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с заявлением о внесении в ЕГРП записи о прекращении договора аренды. Сохранение в ЕГРП записи о договоре аренды не означает, что договор аренды не прекратился.

В тех случаях, когда выкуп имущества осуществлялся в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», судам следует учитывать, что по смыслу статей 3 и 5 названного Закона в силу особого характера права субъекта малого и среднего предпринимательства на выкуп арендуемого недвижимого имущества не допускается включения в договор продажи недвижимости (или иное соглашение) условий о сохранении обязательств по внесению покупателем (арендатором) арендной платы после его заключения.

7. Согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 1 ЗК РФ любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (платность использования земли). В соответствии с пунктом 1 статьи 65 ЗК РФ формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

Покупатель — бывший арендатор, обязанность которого по внесению арендной платы прекратилась, — до государственной регистрации перехода права собственности на землю не является плательщиком земельного налога и поэтому обязан в соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ возместить продавцу (арендодателю) расходы по уплате этого налога.
Вместе с тем, поскольку публично-правовое образование не уплачивает земельный налог, то в случае, если оно выступает продавцом (арендодателем) земельного участка, в силу подпункта 7 пункта 1 статьи 1 и статьи 65 ЗК РФ до государственной регистрации перехода права собственности на землю обязательство по внесению арендной платы из ранее заключенного между сторонами договора аренды сохраняется. Следовательно, в этом случае ввиду платности использования земли стороны не вправе установить иной момент прекращения обязанности по внесению арендной платы.

8. При рассмотрении споров из договоров аренды с выкупом (статья 624 ГК РФ) судам необходимо учитывать следующее. Если предметом договора аренды с выкупом является недвижимое имущество, право собственности на него переходит к арендатору по правилам пункта 2 статьи 223 ГК РФ. При этом обязательство арендатора по внесению арендной платы прекращается с момента уплаты всей выкупной цены, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон. Вместе с тем, если предметом договора аренды является земельный участок, судам следует руководствоваться разъяснениями о прекращении обязательства по внесению арендной платы, содержащимися в пункте 7 настоящего постановления.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2011 г. N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (с изменениями и дополнениями)

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2011 г. N 73
«Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»

С изменениями и дополнениями от:

25 января, 25 декабря 2013 г.

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением правил Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) о договоре аренды, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения.

1. В случаях, предусмотренных законом (например, пунктами 1 и 3 статьи 17.1 Федерального закона «О защите конкуренции», статьями 30 — 30.2 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), статьей 74 Лесного кодекса Российской Федерации), договор аренды в отношении государственного или муниципального имущества может быть заключен только по результатам проведения торгов.

Вместе с тем договор аренды государственного или муниципального имущества может быть возобновлен на неопределенный срок в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 621 ГК РФ, если этот договор заключен до вступления в силу закона, требующего обязательного проведения торгов для заключения договора аренды (статья 422 ГК РФ).

Судам следует учитывать, что по смыслу части третьей пункта 1 статьи 621 ГК РФ преимущественным правом на заключение договора аренды обладает не только арендатор по действующему договору аренды, но и арендатор по договору, который был прекращен в течение года до заключения договора аренды с другим лицом или проведения торгов для заключения такого договора, при условии письменного уведомления арендодателя в порядке, установленном абзацем первым пункта 1 статьи 621 ГК РФ, о желании заключить новый договор аренды.

3. Поскольку положения, предусматривающие обязательность проведения торгов, не лишают арендатора государственного или муниципального имущества принадлежащего ему в силу статьи 621 ГК РФ преимущественного права на заключение договора аренды на новый срок, такой арендатор вне зависимости от того, являлся ли он участником указанных торгов, вправе потребовать в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному на торгах договору.

4. Если договор аренды с победителем торгов не заключен в связи с реализацией арендатором преимущественного права, правила пункта 5 статьи 448 ГК РФ о последствиях уклонения от заключения договора не применяются. Уплаченный победителем торгов задаток подлежит возврату (пункт 1 статьи 1102 ГК РФ).

В этом случае, а также в случае удовлетворения судом требований арендатора о переводе прав и обязанностей по заключенному на торгах договору победитель торгов вправе требовать возмещения убытков, связанных с участием в торгах, если информация о наличии лица, обладающего преимущественным правом на заключение договора аренды, не была включена в извещение об их проведении. При этом судам следует учитывать, что отсутствие в извещении о проведении торгов такой информации не является основанием для признания торгов недействительными.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 4.1

4.1. Применяя части 9 — 11 статьи 17.1 Закона о конкуренции, судам надлежит учитывать следующее.

В силу части 9 статьи 17.1 Закона о конкуренции по истечении срока договора аренды государственного или муниципального имущества, заключенного в порядке, предусмотренном частями 1 или 3 данной статьи, заключение договора с прежним арендатором на новый срок без проведения торгов возможно, если иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации.

Если законодательством Российской Федерации установлен максимальный срок, на который может быть заключен договор аренды, он исчисляется с даты заключения (статья 433 ГК РФ) договора аренды с этим арендатором (или его правопредшественником) на торгах. Поскольку по истечении такого срока проведение торгов для заключения нового договора аренды является обязательным, судам следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пунктах 1 — 4 настоящего постановления.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 4.2

4.2. Для заключения договора аренды на новый срок без проведения торгов стороны должны достичь соглашения о новых условиях договора о сроке и арендной плате с соблюдением положений части 9 статьи 17.1 Закона о конкуренции. По смыслу части 10 статьи 17.1 Закона о конкуренции, если до истечения срока аренды арендодатель не уведомил арендатора о принятии им в установленном порядке решения, предусматривающего, что арендуемое имущество не будет передаваться в аренду по истечении срока договора, при отсутствии иных возражений с его стороны арендатор, надлежащим образом исполнивший свои обязанности, вправе продолжать пользоваться арендованным имуществом. В этом случае договор аренды в силу пункта 2 статьи 621 ГК РФ считается возобновленным на прежних условиях вплоть до заключения договора аренды на новый срок. Однако при этом условие договора аренды, заключенного на новый срок в соответствии с частью 9 статьи 17.1 Закона о конкуренции без проведения торгов, об арендной плате (пункт 1 части 9 данной статьи) подлежит применению к отношениям сторон, существовавшим с момента истечения срока первоначального договора аренды и до момента заключения договора аренды на новый срок.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 4.3

4.3. Если при заключении договора аренды на новый срок между сторонами возникнут разногласия относительно условий, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 статьи 17.1 Закона о конкуренции, преддоговорный спор по требованию любой из сторон может быть передан на рассмотрение суда (статья 446 ГК РФ). Условие об арендной плате устанавливается судом на основании данных о размере такой платы, определенных оценщиком (пункт 1 части 9 статьи 17.1 Закона о конкуренции) на момент истечения срока предыдущего договора аренды.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 4.4

4.4. Если арендодатель отказал арендатору в заключении договора аренды на новый срок, в том числе по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 10 статьи 17.1 Закона о конкуренции, но в течение года со дня истечения срока договора с ним заключил договор аренды с другим лицом, арендатор, надлежащим образом исполнивший свои обязанности по договору аренды (пункт 2 части 10 статьи 17.1 Закона о конкуренции), вправе в соответствии с пунктом 1 статьи 621 ГК РФ потребовать перевода на себя прав и обязанностей по договору аренды, заключенному с другим лицом.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 4.5

4.5. В случае, когда договор аренды с другим лицом не заключен, но арендодатель отказал арендатору в заключении договора на новый срок при отсутствии оснований, указанных в части 10 статьи 17.1 Закона о конкуренции, арендатор вправе в соответствии с пунктом 4 статьи 445 ГК РФ обратиться в суд с требованием о понуждении арендодателя заключить договор аренды на новый срок. При этом арендатор не вправе требовать изменения прежних условий договора, за исключением указанных в пунктах 1 и 2 части 9 статьи 17.1 Закона о конкуренции.

Согласно пункту 1 статьи 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В связи с изложенным, поскольку иное не вытекает из закона или соглашения сторон, продавец (арендодатель) и покупатель (арендатор), заключая договор купли-продажи, прекращают на будущее время обязательство по внесению арендной платы (пункт 1 статьи 407 ГК РФ). При этом если впоследствии договор купли-продажи будет признан недействительным, арендные отношения между сторонами считаются не прекращавшимися.

Вместе с тем соглашением сторон может быть предусмотрен иной момент, с которого прекращается обязанность арендатора по внесению арендной платы.

Если в соответствии со статьей 651 ГК РФ договор аренды здания, сооружения или помещения был зарегистрирован, то по смыслу статьи 26 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» любая из сторон договора аренды вправе обратиться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с заявлением о внесении в ЕГРП записи о прекращении договора аренды. Сохранение в ЕГРП записи о договоре аренды не означает, что договор аренды не прекратился.

В тех случаях, когда выкуп имущества осуществлялся в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», судам следует учитывать, что по смыслу статей 3 и 5 названного Закона в силу особого характера права субъекта малого и среднего предпринимательства на выкуп арендуемого недвижимого имущества не допускается включения в договор продажи недвижимости (или иное соглашение) условий о сохранении обязательств по внесению покупателем (арендатором) арендной платы после его заключения.

Покупатель — бывший арендатор, обязанность которого по внесению арендной платы прекратилась, — до государственной регистрации перехода права собственности на землю не является плательщиком земельного налога и поэтому обязан в соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ возместить продавцу (арендодателю) расходы по уплате этого налога.

Вместе с тем, поскольку публично-правовое образование не уплачивает земельный налог, то в случае, если оно выступает продавцом (арендодателем) земельного участка, в силу подпункта 7 пункта 1 статьи 1 и статьи 65 ЗК РФ до государственной регистрации перехода права собственности на землю обязательство по внесению арендной платы из ранее заключенного между сторонами договора аренды сохраняется. Следовательно, в этом случае ввиду платности использования земли стороны не вправе установить иной момент прекращения обязанности по внесению арендной платы.

8. При рассмотрении споров из договоров аренды с выкупом (статья 624 ГК РФ) судам необходимо учитывать следующее.

Если предметом договора аренды с выкупом является недвижимое имущество, право собственности на него переходит к арендатору по правилам пункта 2 статьи 223 ГК РФ.

При этом обязательство арендатора по внесению арендной платы прекращается с момента уплаты всей выкупной цены, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон. Вместе с тем, если предметом договора аренды является земельный участок, судам следует руководствоваться разъяснениями о прекращении обязательства по внесению арендной платы, содержащимися в пункте 7 настоящего постановления.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 9

9. В соответствии со статьей 607 ГК РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Судам следует иметь в виду, что это положение ГК РФ (в том числе с учетом статьи 606 Кодекса о возможности передачи объекта аренды только в пользование арендатора) не ограничивает право сторон заключить такой договор аренды, по которому в пользование арендатору предоставляется не вся вещь в целом, а только ее отдельная часть.

Если по договору аренды, заключенному на срок год и более, допускается пользование частью земельного участка, здания, сооружения или помещения, то в соответствии с пунктом 2 статьи 651 ГК РФ, пунктом 2 статьи 26 ЗК РФ он подлежит государственной регистрации, при этом обременение устанавливается на всю недвижимую вещь в целом.

Разрешая споры об оспаривании отказа в государственной регистрации названных договоров аренды, судам необходимо учитывать, что по смыслу пунктов 2 и 3 статьи 26 и пункта 10 статьи 33 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» представление на государственную регистрацию договора аренды кадастрового паспорта на обременяемое арендой недвижимое имущество необходимо лишь в случае, если такой паспорт ранее не был помещен в соответствующее дело правоустанавливающих документов.

Если права на указанные недвижимые вещи (земельные участки, здания, сооружения, помещения) ранее были зарегистрированы за арендодателем, на государственную регистрацию договора аренды может быть представлен подписанный сторонами документ, содержащий графическое и/или текстуальное описание той части недвижимой вещи, пользование которой будет осуществляться арендатором (в том числе с учетом данных, содержащихся в кадастровом паспорте соответствующей недвижимой вещи). Если из этого описания следует, что предмет договора аренды согласован сторонами, то отказ в регистрации договора аренды по причине непредставления кадастрового паспорта на объект аренды может быть признан судом незаконным.

Судам также необходимо учитывать, что глава V ЗК РФ содержит специальные правила, устанавливающие условия и порядок заключения договоров аренды земельных участков, которые находятся в государственной или муниципальной собственности. В связи с изложенным заключение договора аренды находящегося в государственной или муниципальной собственности земельного участка, предусматривающего, что арендатору будет предоставлена в пользование только часть земельного участка, без предварительного проведения кадастрового учета названной части участка не допускается.

Однако судам надлежит принять во внимание, что арендаторы земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе передавать их в субаренду с условием о том, что субарендатор будет пользоваться только согласованной сторонами частью арендованного земельного участка. При разрешении споров, связанных с заключением и исполнением таких договоров субаренды, подлежат применению правовые позиции, изложенные в абзацах втором-пятом настоящего пункта.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 10

10. В соответствии со статьей 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.

Судам следует иметь в виду, что по смыслу названной статьи арендодатель, заключивший договор аренды и принявший на себя обязательство по передаче имущества арендатору во владение и пользование либо только в пользование, должен обладать правом собственности на него в момент передачи имущества арендатору. С учетом этого договор аренды, заключенный лицом, не обладающим в момент его заключения правом собственности на объект аренды (договор аренды будущей вещи), не является недействительным на основании статей 168 и 608 ГК РФ.

В случае неисполнения обязательства по передаче вещи в аренду (в том числе в связи с тем, что вещь, являвшаяся предметом такого договора аренды, не была создана арендодателем или приобретена им у третьего лица) арендодатель обязан возместить арендатору убытки, причиненные нарушением договора.

Кроме того, судам необходимо учитывать, что применительно к статье 608 ГК РФ договор аренды, заключенный с лицом, которое в момент передачи вещи в аренду являлось законным владельцем вновь созданного им либо переданного ему недвижимого имущества (например, во исполнение договора купли-продажи) и право собственности которого на недвижимое имущество еще не было зарегистрировано в реестре, также не противоречит положениям статьи 608 ГК РФ и не может быть признан недействительным по названному основанию.

Судам следует иметь в виду, что договор аренды будущего земельного участка, заключенный лицом, обладающим правом постоянного (бессрочного) пользования указанным земельным участком, намеревающимся выкупить его и впоследствии сдать в аренду, является ничтожным на основании статьи 168 ГК РФ, так как по смыслу пункта 4 статьи 20 ЗК РФ заключение договоров, предусматривающих распоряжение (в том числе и в будущем) земельным участком, принадлежащим лицу на праве постоянного (бессрочного) пользования, не допускается.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 11

11. Отсутствие разрешения на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства, являющегося объектом аренды, в момент передачи этого объекта арендатору само по себе не влечет недействительности договора аренды. При наличии соответствующих оснований лица (арендатор и/или арендодатель), виновные в эксплуатации объекта капитального строительства без разрешения на ввод его в эксплуатацию, подлежат привлечению к административной ответственности в соответствии с частью 5 статьи 9.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Деятельность указанных лиц может быть приостановлена по основаниям и в порядке, предусмотренном названным Кодексом.

Кроме того, судам следует принять во внимание, что передача объекта аренды арендатору до ввода его в эксплуатацию для осуществления ремонтных и отделочных работ не противоречит положениям Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Однако судам необходимо учитывать, что договор аренды будущей недвижимой вещи, заключенный в отношении самовольной постройки (в том числе и под условием последующего признания права собственности арендодателя на самовольную постройку), является ничтожным в соответствии со статьей 168 ГК РФ, так как принятие участниками гражданского оборота на себя обязательств по поводу самовольных построек согласно пункту 2 статьи 222 ГК РФ не допускается.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 12

12. Судам следует иметь в виду, что положения статьи 608 ГК РФ не означают, что в ходе рассмотрения споров, связанных с нарушением арендатором своих обязательств по договору аренды, арендодатель обязан доказать наличие у него права собственности на имущество, переданное в аренду.

Доводы арендатора, пользовавшегося соответствующим имуществом и не оплатившего пользование объектом аренды, о том, что право собственности на арендованное имущество принадлежит не арендодателю, а иным лицам и поэтому договор аренды является недействительной сделкой, не принимаются судом во внимание.

Смотрите так же:  Приказ на отпуск с последующим увольнением. Приказ об отпуск с последующим увольнением как правильно оформить

При рассмотрении споров по искам собственника, имущество которого было сдано в аренду неуправомоченным лицом, о взыскании стоимости пользования этим имуществом за период его нахождения в незаконном владении судам необходимо учитывать, что они подлежат разрешению в соответствии с положениями статьи 303 ГК РФ, которые являются специальными для регулирования отношений, связанных с извлечением доходов от незаконного владения имуществом, и в силу статьи 1103 ГК РФ имеют приоритет перед общими правилами о возврате неосновательного обогащения (статья 1102, пункт 2 статьи 1105 ГК РФ). Указанная норма о расчетах при возврате имущества из чужого незаконного владения подлежит применению как в случае истребования имущества в судебном порядке, так и в случае добровольного возврата имущества во внесудебном порядке невладеющему собственнику лицом, в незаконном владении которого фактически находилась вещь.

В связи с изложенным собственник вещи, которая была сдана в аренду неуправомоченным лицом, при возврате ее из незаконного владения вправе на основании статьи 303 ГК РФ предъявить иск к лицу, которое заключило договор аренды, не обладая правом собственности на эту вещь и не будучи управомоченным законом или собственником сдавать ее в аренду, и получало платежи за пользование ею от арендатора, о взыскании всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь, при условии, что оно при заключении договора аренды действовало недобросовестно, то есть знало или должно было знать об отсутствии правомочий на сдачу вещи в аренду. От добросовестного арендодателя собственник вправе потребовать возврата или возмещения всех доходов, которые тот извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности сдачи имущества в аренду.

Такое же требование может быть предъявлено собственником к арендатору, который, заключая договор аренды, знал об отсутствии у другой стороны правомочий на сдачу вещи в аренду. В случае если и неуправомоченный арендодатель, и арендатор являлись недобросовестными, они отвечают по указанному требованию перед собственником солидарно (пункт 1 статьи 322 ГК РФ).

Иск арендатора о возврате платежей, уплаченных за время фактического пользования объектом аренды по договору, заключенному с неуправомоченным лицом, удовлетворению не подлежит.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 13

13. При разрешении споров из договоров аренды, которые были заключены по поводу одного и того же имущества (за исключением случаев, когда арендаторы пользуются различными частями одной вещи или пользование вещью осуществляется арендаторами попеременно в различные периоды времени), судам необходимо исходить из следующего.

Если объектом нескольких договоров аренды, заключенных с несколькими лицами, является одно и то же имущество в целом, то к отношениям арендаторов и арендодателя подлежат применению положения статьи 398 ГК РФ. Арендатор, которому не было передано имущество, являющееся объектом договора аренды, вправе требовать от арендодателя, не исполнившего договор аренды, возмещения причиненных убытков и уплаты установленной договором неустойки.

Судам также необходимо учитывать, что наличие в ЕГРП записи об аренде недвижимой вещи не препятствует внесению в реестр записи о другом договоре аренды той же вещи.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 14

14. Согласно пункту 2 статьи 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом.

В случае если стороны достигли соглашения в требуемой форме по всем существенным условиям договора аренды, который в соответствии с названным положением подлежит государственной регистрации, но не был зарегистрирован, то при рассмотрении споров между ними судам надлежит исходить из следующего.

Если судами будет установлено, что собственник передал имущество в пользование, а другое лицо приняло его без каких-либо замечаний, соглашение о размере платы за пользование имуществом и по иным условиям пользования было достигнуто сторонами и исполнялось ими, то в таком случае следует иметь в виду, что оно связало их обязательством, которое не может быть произвольно изменено одной из сторон (статья 310 ГК РФ), и оснований для применения судом положений статей 1102, 1105 этого Кодекса не имеется. В силу статьи 309 ГК РФ пользование имуществом должно осуществляться и оплачиваться в соответствии с принятыми на себя стороной такого соглашения обязательствами.

Если названным соглашением установлена неустойка за нарушение условий пользования имуществом, она подлежит взысканию с должника.

В то же время в силу статьи 308 ГК РФ права, предоставленные лицу, пользующемуся имуществом по договору аренды, не прошедшему государственную регистрацию, не могут быть противопоставлены им третьим лицам. В частности, такое лицо не имеет преимущественного права на заключение договора на новый срок (пункт 1 статьи 621 ГК РФ), а к отношениям пользователя и третьего лица, приобретшего на основании договора переданную в пользование недвижимую вещь, не применяется пункт 1 статьи 617 ГК РФ.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 15

15. Если арендуемая вещь в договоре аренды не индивидуализирована должным образом, однако договор фактически исполнялся сторонами (например, вещь была передана арендатору и при этом спор о ненадлежащем исполнении обязанности арендодателя по передаче объекта аренды между сторонами отсутствовал), стороны не вправе оспаривать этот договор по основанию, связанному с ненадлежащим описанием объекта аренды, в том числе ссылаться на его незаключенность или недействительность.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 16

16. При рассмотрении споров, связанных со взысканием арендной платы по договорам аренды земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, судам необходимо учитывать следующее.

В силу абзаца второго пункта 1 статьи 424 ГК РФ в предусмотренных законом случаях плата по договору аренды может устанавливаться или регулироваться уполномоченным на то органом.

Если федеральный закон, предусматривающий необходимость такого регулирования (пункт 3 статьи 65 ЗК РФ, статья 73 Лесного кодекса Российской Федерации), вступил в силу после заключения договора аренды, то согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ условия этого договора об арендной плате сохраняют силу, поскольку в законе не установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

К договору аренды, заключенному после вступления в силу федерального закона, предусматривающего необходимость государственного регулирования размера арендной платы, подлежит применению порядок определения размера арендной платы, устанавливаемый уполномоченным органом в соответствии с этим федеральным законом (далее — регулируемая арендная плата), даже если в момент его заключения такой порядок еще не был установлен. Изменения регулируемой арендной платы (например, изменения формулы, по которой определяется размер арендной платы, ее компонентов, ставок арендной платы и т.п.) по общему правилу применяются к отношениям, возникшим после таких изменений.

Регулируемая арендная плата может применяться к договору, заключенному до вступления в силу этого федерального закона, только в том случае, если стороны такого договора связали изменение размера арендной платы с изменением нормативных актов, подлежащих применению к их отношениям. Равным образом к договору аренды, заключенному до вступления в силу федерального закона, предусматривающего необходимость государственного регулирования арендной платы, подлежит применению данное регулирование, если арендодателю договором предоставлено право на изменение размера арендной платы в одностороннем порядке и соответствующее волеизъявление о применении к договору регулируемой арендной платы было сделано арендодателем и получено арендатором.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 17

17. Переход к публично-правовому образованию права собственности на земельный участок, находившийся в частной собственности, сам по себе не означает, что арендная плата по заключенному ранее договору аренды этого участка становится регулируемой. Стороны вправе в общем порядке изменить договор и установить, что к нему подлежит применению соответствующее регулирование (пункт 1 статьи 450 ГК РФ).

Переход в частную собственность из публичной собственности земельного участка, который являлся предметом действующего договора аренды с регулируемой арендной платой, также не означает изменения условия этого договора об арендной плате. Стороны вправе в общем порядке изменить договор и установить иной размер или порядок определения арендной платы.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 18

18. Судам следует учитывать, что по смыслу пункта 4 статьи 447 ГК РФ размер арендной платы по договору аренды государственного или муниципального имущества не является регулируемым, если размер арендной платы определяется по результатам проведения торгов.

Исходя из этого, в тех случаях, когда по результатам торгов определяется ставка арендных платежей, уплачиваемых периодически (торги на повышение ставки арендной платы), регулируемая арендная плата не применяется.

Согласно пункту 2 статьи 614 ГК РФ размер арендной платы в договоре аренды может быть установлен, в частности, в виде платежей, вносимых периодически или единовременно, а также может предусматриваться сочетание различных способов определения арендной платы. В связи с этим допускается установление арендной платы таким образом, когда государственное регулирование относится лишь к одному или нескольким элементам предусмотренного в договоре порядка определения размера арендной платы, при этом другие элементы платы определяются по результатам торгов, если это не противоречит порядку проведения торгов, установленному в соответствии с федеральным законом. Так, не является регулируемой та часть арендной платы, которая в соответствии с условиями торгов на право заключения договора аренды подлежит внесению дополнительно к периодическим платежам и размер которой определяется по результатам этих торгов (например, пункт 7 статьи 38.2 ЗК РФ). При этом размер другой части арендной платы, которая согласно договору аренды, заключенному по результатам таких торгов, подлежит внесению периодически, может определяться по правилам о регулируемой арендной плате.

В тех случаях, когда в соответствии с законом торги на право заключения договора аренды не проводились, условия договоров аренды государственного или муниципального имущества, предусматривающие взимание с арендатора дополнительно к регулируемой арендной плате платы за право на заключение договора аренды, являются ничтожными (статьи 168, 614 ГК РФ).

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 19

19. Арендодатель по договору, к которому подлежит применению регулируемая арендная плата, вправе требовать ее внесения в размере, установленном на соответствующий период регулирующим органом. При этом дополнительного изменения договора аренды не требуется.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 20

20. Если федеральный закон, предусматривающий необходимость государственного регулирования арендной платы, отсутствует, но публично-правовое образование установило правила, которыми оно руководствуется при определении арендной платы и условий сдачи в аренду имущества, находящегося в собственности этого публично-правового образования, судам надлежит учитывать следующее.

Акты, которыми устанавливаются такие правила, регулируют публичные отношения, связанные с управлением государственным или муниципальным имуществом, и адресованы соответствующим органам, осуществляющим управление. Поэтому их положения применяются к договору аренды лишь постольку, поскольку это предусмотрено самим договором.

Если стороны распространили действие упомянутого акта на свои отношения из договора аренды, но договор содержит какое-либо условие, изначально противоречащее действовавшему в момент его заключения положению названного акта, предполагается, если не доказано иное, что стороны отдали приоритет данному условию договора (статья 431 ГК РФ).

Между тем если стороны в договоре аренды государственного или муниципального имущества указали, что размер арендной платы или иное условие корректируется при изменении указанных актов публично-правового образования, то такое изменение в отношениях сторон происходит автоматически и не требует изменения договора аренды.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 21

21. В силу пункта 3 статьи 614 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные договором, но не чаще одного раза в год (при этом законом могут быть установлены иные минимальные сроки пересмотра размера арендной платы для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества).

Данная норма является диспозитивной и допускает изменение по соглашению сторон условия договора аренды о размере арендной платы чаще одного раза в год, в том числе и в случае, когда указание на возможность такого изменения в самом договоре аренды отсутствует.

Однако если в соответствии с законом или договором арендодатель имеет право в одностороннем порядке изменять размер арендной платы (статья 310 ГК РФ), то по смыслу пункта 3 статьи 614 ГК РФ такое изменение может осуществляться им не чаще одного раза в год.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 22

22. Если в отсутствие государственного регулирования арендной платы договор аренды предусматривает право арендодателя в одностороннем порядке изменять ее размер, то в случаях, когда будет доказано, что в результате такого одностороннего изменения она увеличилась непропорционально изменению средних рыночных ставок, уплачиваемых за аренду аналогичного имущества в данной местности за соответствующий период, и существенно их превысила, что свидетельствует о злоупотреблении арендодателем своим правом, суд на основании пункта 2 статьи 10 ГК РФ отказывает во взыскании арендной платы в части, превышающей названные средние рыночные ставки.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 23

23. Согласно статье 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке.

Судам следует учитывать, что даже после уплаты долга арендодатель вправе в разумный срок предъявить иск о расторжении договора. Однако непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором названного долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 24

24. Согласно пункту 4 статьи 25 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в случае, если земельный участок, отведенный для создания объекта недвижимого имущества, принадлежит заявителю на ином праве, чем право собственности, право собственности заявителя на объект незавершенного строительства регистрируется на основании, помимо прочего, документов, подтверждающих право пользования данным земельным участком.

Судам следует иметь в виду, что указанное положение не препятствует государственной регистрации права собственности на созданный в период действия договора аренды объект незавершенного строительства, если к моменту подачи заявления о государственной регистрации срок аренды истек. В связи с этим отказ в регистрации права собственности на объект незавершенного строительства только на основании того, что срок аренды земельного участка, на котором был возведен объект незавершенного строительства, истек, противоречит закону.

Вместе с тем если при проведении правовой экспертизы регистрирующий орган придет к выводу о том, что объект незавершенного строительства как самостоятельная недвижимая вещь отсутствует (например, на объекте не полностью завершены фундаментные работы и т.п.), то отказ в государственной регистрации прав является правомерным.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 25

25. По смыслу статей 552 ГК РФ, 35 ЗК РФ и статьи 25.5 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» при продаже недвижимости, находящейся на земельном участке, не принадлежащем продавцу на праве собственности, к покупателю этой недвижимости с момента государственной регистрации перехода права собственности на нее переходит то право на земельный участок, которое принадлежало продавцу недвижимости, а также связанные с этим правом обязанности при наличии таковых (перемена лица в договоре аренды).

Переход такого права при отчуждении одного или нескольких объектов недвижимости из принадлежащего продавцу множества таких объектов означает возникновение множественности лиц в правоотношении, которым связан продавец таких объектов с собственником земельного участка.

В частности лица, приобретшие в собственность помещения во вновь возведенных нежилых зданиях, с момента государственной регистрации перехода права собственности на помещения приобретают право на земельный участок, которое принадлежало продавцу помещений в здании.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13 постановление дополнено пунктом 26

26. При разрешении споров, касающихся земельных участков, переданных в аренду для целей строительства многоквартирных жилых домов, судам надлежит учитывать следующее.

Согласно части 1 статьи 16 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности земельный участок с элементами озеленения и благоустройства, на котором расположен многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества. В силу названных норм с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме, а договор аренды этого участка прекращается на основании статьи 413 ГК РФ независимо от того, в частной или в публичной собственности находился переданный в аренду земельный участок.

Возможные споры между прежним собственником земельного участка (арендодателем) и застройщиком (арендатором) не могут затрагивать права собственников помещений в многоквартирном жилом доме на соответствующий земельный участок.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2013 г. N 98 постановление дополнено пунктом 27

27. Применяя положения части 8 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (в редакции, действовавшей до внесения в него изменений статьей 3 Федерального закона от 04.03.2013 N 21-ФЗ) при рассмотрении споров из договоров аренды недвижимого имущества на срок не менее одного года, заключенных 2 и 3 марта 2013 года и не прошедших государственную регистрацию, судам следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в пункте 14 настоящего постановления.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

Секретарь Пленума
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

Разъяснены отдельные правила, касающиеся заключения договора аренды, а также внесения арендной платы.

Если закон требует заключать договор аренды государственного или муниципального имущества только на торгах, то для его заключения на новый срок также необходимо соблюдать подобную процедуру.

Между тем это не нужно, когда речь идет о возобновлении действия соглашения на неопределенный срок по общим правилам ГК РФ. Условие — договор был заключен до введения требования об обязательности торгов.

Преимущественное право вновь арендовать имущество имеется не только у арендатора по действующему договору.

Такое преимущество есть и у арендатора по договору, который был прекращен в течение года до заключения соглашения с другим лицом (или до проведения торгов с этой целью). Условие — нужно письменно уведомить арендодателя о подобном желании.

Требование об обязательном проведении торгов не лишает указанного арендатора такого преимущественного права.

Он может предъявить иск о переводе на себя прав и обязанностей по заключенному на торгах договору, даже если он в них не участвовал.

Подробно рассмотрены вопросы о том, когда следует считать прекращенной обязанность арендатора вносить арендную плату, если он впоследствии становится собственником арендуемого имущества.

Если иное не следует из закона или соглашения сторон, такая обязанность прекращается с момента заключения договора купли-продажи, но в любом случае — не позже даты регистрации перехода прав на имущество, а если речь идет о льготной приватизации субъектами малого и среднего предпринимательства — не позднее дня заключения договора о выкупе.

Сохранение в ЕГРП записи о договоре аренды само по себе не означает, что он не прекратился.

Если речь идет об аренде земли в указанном случае действуют особые правила. Если продавец — публично-правовое образование, арендную плату придется вносить до госрегистрации перехода прав на нее. Стороны не вправе установить иной момент.

При аренде недвижимости с выкупом (за исключением земли) обязанность оплачивать аренду прекращается с момента внесения всей выкупной цены (если иное не определено законом или договором).

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2011 г. N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»

Текст постановления опубликован в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2012 г., N 1

Постановление размещено на сайте ВАС РФ www.arbitr.ru 15.12.2011

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2013 г. N 98

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2013 г. N 13

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *