Статья 689 ГК РФ. Договор имущественной ссуды

Статья 689 ГК РФ. Договор безвозмездного пользования

Новая редакция Ст. 689 ГК РФ

1. По договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

2. К договору безвозмездного пользования соответственно применяются правила, предусмотренные статьей 607, пунктом 1 и абзацем первым пункта 2 статьи 610, пунктами 1 и 3 статьи 615, пунктом 2 статьи 621, пунктами 1 и 3 статьи 623 настоящего Кодекса.

3. К договору безвозмездного пользования (ссуды) объектом культурного наследия применяются также правила, предусмотренные статьей 609 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 689 ГК РФ

1. Значение. Законоположения о договоре ссуды призваны урегулировать обязательственные отношения по безвозмездному пользованию имуществом. По договору ссуды собственник, передавая полномочие пользования имуществом другому лицу, не получает за это никакого материального эквивалента, напротив, он осознанно ущемляет сферу своих имущественных интересов.

Хозяйственная задача ссуды состоит в том, чтобы вещи, рассматриваемые не со стороны их доходоспособности, а как средства, обусловливающие, усиливающие или облегчающие деятельность человека, не оставались бы совсем без употребления, когда они временно не нужны их хозяину, не предполагающему получить выгоду. При таких данных вещь и может быть передана: 1) только такому нуждающемуся в этой вещи лицу, которое пользуется доверием и расположением передающего, 2) для определенного пользования и 3) на такой срок, в продолжении которого он не предвидит возникновения для него самого надобности в передаваемой вещи.

Проект Гражданского уложения Российской империи

2. Характеристика. Договор ссуды является:

— может быть консенсуальным (и в этом случае двусторонне обязывающим);

— может быть реальным (и в этом случае односторонне обязывающим).

3. Условия договора ссуды, определяемые по аналогии с договором аренды. Договор ссуды по своей направленности — передаче вещи во временное пользование — очень близок к договору аренды. Эта близость проявляется в том, что к договору ссуды по аналогии применяются следующие положения договора аренды, прямо указанные законодателем в п. 2 комментируемой статьи:

— предметом договора ссуды является индивидуально-определенная непотребляемая вещь (по аналогии со ст. 607 ГК РФ), условие о предмете является единственным существенным условием договора ссуды;

— договор ссуды заключается на срок, определяемый сторонами (по аналогии с п. 1 ст. 610 ГК РФ); если условия о сроке в договоре не содержатся, договор считается заключенным на неопределенный срок (по аналогии с ч. 1 п. 2 ст. 610 ГК РФ); если ссудополучатель продолжает пользоваться вещью после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны ссудодателя, то договор считается возобновленным на неопределенный срок (по аналогии с п. 2 ст. 621 ГК РФ);

— основной обязанностью ссудополучателя является пользование предметом договора в соответствии с условиями договора или в соответствии с назначением имущества (по аналогии с п. 1 ст. 615 ГК РФ), последствием неисполнения этой обязанности является право ссудодателя потребовать расторжения договора и возмещения убытков (по аналогии с п. 3 ст. 615 ГК РФ);

— по общему правилу произведенные ссудополучателем отделимые улучшения вещи являются его собственностью (по аналогии с п. 1 ст. 623 ГК РФ), а стоимость неотделимых улучшений вещи, произведенных без согласия ссудодателя, возмещению не подлежит (по аналогии с п. 3 ст. 623 ГК РФ).

4. Отличия ссуды от аренды и дарения. Принципиальное отличие ссуды от аренды проявляется в том, что в договоре ссуды отношения по временному пользованию имуществом являются безвозмездными. Данный признак обусловливает специфику правового регулирования — в принципе нормы всех нижеследующих статей, регулирующие непосредственно отношения, связанные с ссудой, устанавливают специальные правила именно по сравнению с арендными отношениями. В целом можно отметить пониженную ответственность собственника-ссудодателя, в отличие от ответственности арендодателя, и наличие больших по объему обязанностей ссудополучателя по сравнению с обязанностями арендатора.

Безвозмездность является общей чертой договоров ссуды и дарения. Как и в договоре дарения, безвозмездный характер отношений сторон предполагает наличие нравственного элемента, что накладывает неповторимый отпечаток на права, обязанности и риски сторон, а также определяет особенности субъектного состава. Различия между ссудой и дарением проявляются в предмете договора, а также в том, что в договоре ссуды не происходит перехода права собственности на вещь. Независимость договора ссуды от договора дарения проявляется также и в том, что правила о запрещении дарения (ст. 575 ГК РФ) не применяются к отношениям, связанным с ссудой (в п. 2 ст. 690 ГК предусматривается свой собственный закрытый перечень случаев запрета ссуды).

Самое же важное заключается в том, что договор ссуды представляет собой самостоятельную договорную модель, поэтому принципиально неверно считать ссуду разновидностью аренды, из которой изъят элемент возмездности, равно как неправильно искать сходство между ссудой и таким видом дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ), как освобождение собственником пользователя вещи от имущественной обязанности платы за пользование.

5. Отличия ссуды от хранения. Договор ссуды может быть выгоден и собственнику вещи, поскольку на время действия договора бремя содержания вещи возлагается на ссудополучателя (ст. ст. 695, 696 ГК РФ). Следует отличать отношения ссуды от отношений, складывающихся в связи с передачей вещи на хранение (гл. 47 ГК РФ). Договор хранения также может быть безвозмездным, может предусматривать в определенных границах пользование вещью, но существенным отличием выступает то, что договор хранения признается заключенным в интересах собственника вещи и поэтому ответственность хранителя за сохранность вещи существенно мягче ответственности ссудополучателя, получившего вещь для удовлетворения своих интересов. С этим различием связана обязанность собственника возместить хранителю расходы на хранение вещи и другие обязанности.

Таким образом, при разграничении данных видов договорных обязательств на первое место выходит направленность договора ссуды на удовлетворение интересов ссудополучателя, противовесом чему служит переложение на него бремени содержания вещи, соответственно повышенная ответственность перед собственником за сохранность вещи.

6. Форма договора. Законом не предусмотрено каких-либо специфических требований к форме договора ссуды, что означает применение общих положений: договор ссуды заключается в устной форме (см. ст. 159 ГК РФ) и может быть совершен в простой письменной форме при наличии соответствующих условий (ст. 161 ГК РФ). Несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительность договора (ст. 162 ГК РФ).

Требований о государственной регистрации договора ссуды недвижимости нет. Более того, законодательством не предусмотрена и регистрация ссуды как обременения недвижимости (ст. 4 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Другой комментарий к Ст. 689 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Договор ссуды безвозмездный, он может быть консенсуальным и двусторонне обязывающим либо реальным и односторонне обязывающим. Стороны договора ссуды — ссудодатель и ссудополучатель. Объект договора ссуды — индивидуально-определенная вещь.

2. В силу сходства договора ссуды и договора аренды, каждый из которых представляет собой договор о передаче индивидуально-определенной вещи во временное пользование (первый — на возмездной основе, а второй — на безвозмездной), к договору ссуды применяется ряд общих положений об аренде.

Заключаем договор ссуды и оцениваем налоговые риски

Как показывает практика, организации достаточно часто для оформления арендных отношений прибегают к договору ссуды. Такая сделка заключается, если стороны договорились о безвозмездном использовании имущества. Давайте посмотрим, какие нюансы необходимо учесть при заключении договора ссуды и к каким налоговым последствиям должны быть готовы ссудодатели и ссудополучатели.

Начнем с рассмотрения вопросов, связанных с положениями гражданского законодательства в части безвозмездного пользования имуществом. Они касаются некоторых ограничений на заключение договора ссуды, а также случаев его государственной регистрации.

Ограничения на заключение договора

Есть три важных момента, про которые нужно помнить при заключении договора ссуды.

Во-первых, нужно учитывать, что по договору ссуды можно передавать только непотребляемые вещи, то есть такие, которые в процессе использования сохраняют свои свойства. Ведь в обязанности ссудополучателя согласно п. 1 ст. 689 ГК РФ входит возврат именно той вещи, которая была получена (а не такой же). Поэтому по договору ссуды нельзя передавать материалы, энергию всех видов, горюче-смазочные материалы и прочие потребляемые вещи, вернуть которые после их использования получающей стороной будет уже невозможно.

Кроме того, из обязанности ссудополучателя вернуть ту же самую вещь вытекает и запрет на передачу в безвозмездное пользование объектов, не имеющих индивидуальных признаков, то есть таких, которые позволяют точно установить, какое именно имущество передано по договору (п. 2 ст. 689, п. 3 ст. 607 ГК РФ). Поэтому по договору ссуды нельзя передавать обезличенные вещи, например, партию какого-нибудь товара.

Во-вторых, правом заключать договор ссуды и передавать вещь в безвозмездное пользование обладает ее собственник. Если же планируется передать в безвозмездное пользование вещь, которая арендуется либо получена также по договору ссуды, нужно заручиться разрешением собственника на эту операцию (п. 1 ст. 690 ГК РФ).

Такое разрешение может быть как разовым и выдаваться под конкретную сделку, так и общим, предусматривающим право арендатора (ссудополучателя) передавать полученный предмет в ссуду. В последнем случае разрешение не обязательно должно быть в виде отдельного документа — его вполне можно включить в текст первоначального договора (см. по аналогии п. 18 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

В-третьих, законодатель установил ограничения по кругу лиц, которым можно передавать имущество в ссуду. В частности, п. 2 ст. 690 ГК РФ запрещает коммерческой организации передавать имущество в безвозмездное пользование ее учредителям и участникам, а также руководителю, членам ее органов управления или контроля.

Здесь нужно учитывать, что данная норма не уточняет, что речь идет только о физических лицах. А значит, организация не может передавать свое имущество в безвозмездное пользование и другим организациям, если они являются ее учредителями и (или) участниками.

Также данное ограничение применимо и к передаче имущества управляющей организации, которая исполняет функции единоличного исполнительного органа (то есть руководителя) ООО в порядке, предусмотренном ст. 42 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Как видите, в случае с организациями фактически договор ссуды не может использоваться для отношений между материнской и дочерней, а также «сестринскими» (то есть связанными не со 100% долей участия) компаниями, а также между ООО и его управляющим. А в случае с физическими лицами надо учитывать, что запрет установлен именно на передачу им имущества организации, а не на обратную сделку, когда юридическое лицо получает что-то в безвозмездное пользование от своего руководителя, участника или учредителя — физического лица.

Соответственно, если организация выступит в качестве ссудодателя по отношению к любому из указанных выше аффилированных лиц, то договор ссуды будет недействительным (ст. 168 ГК РФ). Во всех остальных случаях аффилированности юридических лиц этот вариант передачи имущества вполне законен.

Срок договора

В отношении срока, на который может заключаться договор ссуды, законодатель никаких ограничений не установил (п. 2 ст. 689, п. 1 ст. 610 ГК РФ). А значит, имущество может быть передано в ссуду на любое время.

Кроме того, Гражданский кодекс допускает и бессрочные договоры ссуды (п. 2 ст. 689, абз. 1 п. 2 ст. 610 ГК РФ). Но при этом специальные правила расторжения такого договора законодателем не определены. Равно как нет и ссылки на аналогичные правила, установленные абз. 2 п. 2 ст. 610 ГК РФ для договора аренды. Так что вне зависимости от того, установлен в договоре ссуды срок или нет, действуют общие правила отказа от такого договора, зафиксированные в ст. 699 ГК РФ.

Правила эти таковы: любая из сторон имеет право в любой момент и без объяснения причин отказаться от договора ссуды. О своем желании выйти из договора она должна уведомить другую сторону за один месяц вне зависимости от вида имущества, переданного в пользование. При этом законодатель допускает фиксацию в договоре ссуды иного срока извещения. Так что при желании стороны могут согласовать как больший, так и меньший срок, либо (по аналогии с бессрочной арендой) поставить этот срок в зависимость от вида имущества (движимое, недвижимое и т.п.), переданного в пользование.

Госрегистрация при передаче недвижимости

Еще одна особенность договора ссуды, про которую нужно не забыть, связана с государственной регистрацией объектов недвижимости при их передаче в пользование. По общему правилу вне зависимости от срока безвозмездного пользования недвижимостью государственная регистрация не требуется (п. 1 ст. 131, п. 2 ст. 689 ГК РФ, Федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», далее — Закон № 218).

Но из этого правила есть два исключения. Первое касается передачи в безвозмездное пользование земельного участка. Здесь регистрация требуется, если участок предоставлен в пользование на год или более (п. 2 ст. 26 ЗК РФ). Соответственно, избежать регистрации можно, если оформить договор ссуды на меньший срок или вообще не указывать срок в договоре, сделав его бессрочным.

Обратите внимание: в последнем случае суды соглашаются с тем, что если договор бессрочный, то его регистрация не требуется (см. п. 11 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (приложение к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59)). Правда, такой вывод высшие арбитры сделали по аренде и в период применения положений, установленных Федеральным законом от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Но, на наш взгляд, данная правовая позиция может использоваться и сейчас, в том числе и по договорам ссуды.

Второе исключение касается объектов культурного наследия. Если в пользование передается такой объект, то договор регистрируется вне зависимости от срока (п. 3 ст. 689, п. 2 ст. 609 ГК РФ, п. 9 ст. 51 Закона № 218-ФЗ).

Разобравшись с правилами заключения договора безвозмездного пользования, можно переходить к налоговой стороне вопроса. Начнем с последствий для передающей стороны.

Налоговый учет ссудодателя

Налог на прибыль и УСН при передаче имущества

Начнем с ситуации, когда по договору ссуды передается основное средство. В этом случае организации-ссудодателю нужно помнить, что после подписания с ссудополучателем акта приемки-передачи компания утрачивает право начислять по переданному основному средству амортизацию. Ведь с этого момента такой объект больше не используется ни в деятельности организации, ни для извлечения дохода, как того требуют п. 1 ст. 256 и п. 1 ст. 257 НК РФ. Более того, законодатель решил не ограничиваться косвенными признаками и прямо указал в п. 3 ст. 256 НК РФ, что основные средства, переданные по договорам в безвозмездное пользование, исключаются из состава амортизируемого имущества. Прекратить начислять амортизацию для целей налогового учета нужно с 1 числа месяца, следующего за тем, в котором был подписан акт приемки-передачи (п. 2 ст. 322 НК РФ).

Обратите внимание: этим же правилом должны руководствоваться и налогоплательщики на упрощенной системе налогообложения, если объект основных средств передается в безвозмездное пользование до того, как его стоимость учтена в расходах. Ведь в п. 4 ст. 346.16 НК РФ четко сказано, что состав основных средств для целей УСН формируется с учетом правил главы 25 НК РФ о составе амортизируемого имущества. Кроме того, и в подп. 4 п. 2 ст. 346.17 НК РФ говорится о том, что расходы на приобретение основных средств учитываются только по объектам, используемым при осуществлении предпринимательской деятельности.

Получается, что если договор ссуды заключить до того, как стоимость основного средства будет учтена в расходах, то компания на «упрощенке» потеряет право на учет расходов на все время действия этого договора. Заметим, что в этом случае правила п. 2 ст. 322 НК РФ уже применить не получится, так как они касаются именно начисления амортизации, а не отнесения объекта к амортизируемому имуществу. Да и в предпринимательской деятельности этот объект перестанет использоваться с даты передачи. Выходит, что организация на «упрощенке» утратит право на учет расходов с того месяца, когда был подписан акт приемки-передачи основного средства. А значит, в соответствующем отчетном (налоговом) периоде (квартале) налогоплательщик уже не сможет уменьшить налоговую базу на стоимость этих расходов. Ведь при УСН расходы на основные средства учитываются не помесячно, а ежеквартально на последнее число отчетного (налогового) периода (подп. 4 п. 2 ст. 346.17 НК РФ).

А поскольку сам срок учета расходов на основные средства, купленные в период применения УСН, ограничен одним годом с момента ввода в эксплуатацию (подп. 1 и абз. 8 п. 3 ст. 346.16 НК РФ), то организациям на этом спецрежиме надо очень внимательно подходить к передаче в ссуду новых объектов. Иначе возможно вообще потерять право на учет соответствующих расходов.

Аналогичную осторожность нужно проявлять и при передаче в ссуду купленных до перехода на УСН основных средств. Ведь независимо от срока полезного использования таких объектов для них в п. 3 ст. 346.16 НК РФ приведен четкий алгоритм учета расходов с разбивкой по годам. Соответственно, если в какой-то из них имущество будет передано в безвозмездное пользование, учесть расходы целиком уже не получится.

К примеру, если купленное до перехода на «упрощенку» основное средство со сроком полезного использования от 3 до 15 лет на второй год после перехода на УСН передать в безвозмездное пользование, то организация на УСН потеряет право учесть 30% стоимости этого объекта (подп. 3 п. 3 ст. 346.16 НК РФ). Схожие последствия будут и при передаче в ссуду основного средства со сроком полезного использования свыше 15 лет. Дело в том, что для них Налоговый кодекс требует учета равными долями в течение первых 10 лет. И если отдать такое основное средство в ссуду на год и более, то приходящиеся на эти годы доли расходов учтены не будут — иначе нарушится принцип равенства долей.

Не получится «обмануть» Налоговый кодекс и если такое основное средство передать в ссуду на срок менее года. Связано это с тем, что п. 3 ст. 346.16 НК РФ содержит общее требование о том, что в течение налогового периода расходы на основные средства принимаются за отчетные периоды равными долями. А значит, «перекинуть» часть расходов (в пределах, установленных подп. 3 п. 3 ст. 346.16 НК РФ) с того отчетного периода, в котором объекты были в ссуде, на другие периоды, когда основные средства уже вернулись к налогоплательщику, не получится, так как опять же нарушится принцип равенства долей.

Помимо вышеуказанного обстоятельства ссудодателям, применяющим УСН, нужно также учитывать положения последнего абзаца п. 3 ст. 346.16 НК РФ. Эта норма устанавливает обязанность налогоплательщика пересчитать расходы на приобретение основных средств с учетом требований главы 25 НК РФ, если объекты, расходы на приобретение которых были учтены при УСН, в течение трех лет (10 лет по основным средствам со сроком полезного использования более 15 лет) реализуются или передаются третьим лицам.

Возникает вопрос: подпадает ли передача основного средства по договору ссуды под действие этой нормы? Прямого ответа на этот вопрос мы не нашли ни в разъяснениях контролирующих органов, ни в судебной практике. А вот косвенный ответ в письмах Минфина России все же есть. Так, в письме от 06.04.2012 № 03-11-06/2/51, посвященном необходимости перерасчета расходов на приобретение основных средств при передаче объекта в порядке реорганизации, специалисты финансового ведомства приводят общее правило: «пп. 3 п. 3 ст. 346.16 Кодекса установлен порядок проведения пересчета налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, в случае выбытия основных средств из правообладания налогоплательщика».

По договору ссуды в силу положений п. 1 ст. 689 ГК РФ имущество из правообладания ссудодателя не выбывает — он остается его собственником и может в любое время расторгнуть договор, получив имущество обратно. А значит, оснований для перерасчета расходов при передаче основного средства во временное пользование не имеется.

У ссудодателя не будет всех вышеперечисленных проблем, если предметом договора ссуды является имущество, не относящееся к основным средствам. Однако возникает другая проблема, актуальная как для УСН, так и для общей системы налогообложения: не потребуется ли восстановить расходы на приобретение вещи, переданной в безвозмездное пользование? Основанием для таких опасений является п. 16 ст. 270 НК РФ, не позволяющий учитывать расходы, связанные с безвозмездно переданным имуществом и имущественными правами.

Но и тут нужно учитывать, что по договору ссуды безвозмездно передается не само имущество, а лишь право пользования им. То есть речь идет о передаче имущественного права. Следовательно, положения п. 16 ст. 270 НК РФ в данном случае должны применяться только по отношению к безвозмездно переданным имущественным правам. Это означает, что нельзя учесть:

— стоимость самого переданного имущественного права (а в данном случае этой стоимости не имеется, так как пользование безвозмездное);

— расходы, связанные с передачей этого имущественного права (то есть, к примеру, расходы на доставку вещи до ссудополучателя).

Что же касается затрат на покупку предмета договора ссуды, то основания для их восстановления могут появиться только в одном случае — когда имущество специально приобретено для передачи в безвозмездное пользование и ни дня не использовалось самой организацией в деятельности, направленной на извлечение дохода. В этом случае расходы на покупку предмета ссуды не будут соответствовать критериям п. 1 ст. 252 НК РФ. А это делает невозможным их учет как при общем режиме налогообложения, так и при «упрощенке» (п. 49 ст. 270, п. 2 ст. 346.16 НК РФ).

Можно ли учесть в расходах имущественные налоги?

Куда более спорным является вопрос возможности учета для целей налогообложения прибыли в расходах сумм налогов, которые ссудодатель продолжает уплачивать за те объекты, которые переданы во временное безвозмездное пользование. В частности, речь идет о налоге на имущество, земельном и транспортном налогах.

С одной стороны, положения п. 16 ст. 270 НК РФ, как мы уже выяснили, не препятствуют учету подобных затрат. Ведь они никак не связаны с самим фактом передачи имущественного права пользования соответствующими объектами. Наоборот, эти налоги надо исчислять и уплачивать вне зависимости от того, пользуется компания данными объектами или нет. А значит, факт заключения или незаключения в отношении них договора ссуды никак на обязанность по уплате имущественных налогов не влияет. И, следовательно, такие затраты вполне могут быть учтены ссудодателем, что подтверждают и суды (постановление ФАС Центрального округа от 14.12.2007 по делу № А64-1347/07-22).

Ранее такой же позиции придерживался и Минфин России. В письме от 19.07.2006 № 03-03-04/1/589 финансисты прямо указали, что ссудодатель может учесть в расходах сумму налога на имущество по объектам, переданным в безвозмездное пользование.

Однако позже специалисты финансового ведомства на рассматриваемый вопрос дали более расплывчатый ответ, спрятанный за общими положениями Налогового кодекса. Судите сами, в письме от 26.11.2013 № 03-03-06/1/51112 уже содержится куда более нейтральная формулировка: «Согласно п. 16 ст. 270 НК РФ расходы в виде стоимости безвозмездно переданных имущественных прав и расходы, связанные с такой передачей, в целях налогообложения прибыли также не учитываются». Ситуацию усугубляет тот факт, что из разъяснений не понятно, включают финансисты в расходы, связанные с передачей имущественных прав в безвозмездное пользование, имущественные налоги или нет. Так что в нынешних условиях включение ссудодателем в расходы текущих затрат, связанных с налоговыми платежами за переданные в ссуду объекты, вполне может обернуться конфликтом с налоговым органом. И предсказать, на чью сторону встанет суд сегодня, достаточно сложно.

Спорные вопросы по НДС

Имеются спорные моменты и в части НДС при передаче имущества в безвозмездное пользование. С одной стороны, очевидно, что, так как право собственности на имущество сохраняется за ссудодателем, говорить о реализации и начислении НДС по объекту «реализация имущества» в данном случае нельзя (п. 1 ст. 39 НК РФ).

Оснований для исчисления НДС по объекту «передача имущественного права» в данной ситуации, на наш взгляд, также нет. Хотя такой объект налогообложения предусмотрен подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ, и законодатель не оговорил, что передача обязательно должна быть возмездной, правила определения налоговой базы для данного вида имущественного права главой 21 НК РФ не определены. Дело в том, что порядку налогообложения НДС имущественных прав посвящена ст. 155 НК РФ. И она содержит правила только для:

—имущественных прав по уступке денежных требований;

—передачи имущественных прав на жилые дома и жилые помещения, доли в них, а также гаражи и машино-места;

—передаче имущественных прав, связанных с заключением договора и арендных прав.

Выходит, что передача любых других имущественных прав налогообложению НДС не подлежит, в связи с тем, что не определены существенные элементы налогообложения, а именно налоговая база (п. 6 ст. 3, п. 1 ст. 17 НК РФ).

Но специалисты Минфина России считают иначе. По их мнению, передача имущества в безвозмездное пользование по аналогии с арендой представляет собой услугу (см., например, письмо Минфина России от 01.02.2013 № 03-03-06/1/2069). А значит, при ее реализации (в том числе и безвозмездной) должен возникать НДС по объекту «реализация услуг» (письма Минфина России от 29.07.2011 № 03-07-11/204, от 06.08.2012 № 03-07-08/237 и от 17.01.2013 № 03-07-08/04).

Однако у этой логики есть несколько весьма значительных изъянов. Во-первых, передача права пользования имуществом услугой не является — тут нет деятельности, результаты которой, не имея материального выражения, реализуются и потребляются непосредственно в процессе этой деятельности. А ведь именно так определяет услугу п. 5 ст. 38 НК РФ. И аналогия с арендой в данном случае не оправдана, так как аренда специально и прямо приравнена законодателем к услугам именно для целей НДС (подп. 1 п. 1 ст. 148, п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33). В отношении же ссуды подобной оговорки глава 21 НК РФ не содержит.

Во-вторых, даже если согласиться с тем, что речь идет об услуге, механизм расчета налоговой базы по НДС в данном случае законодательно не определен. Контролирующие органы предлагают для этих целей использовать стоимость аренды аналогичного имущества. Но ведь аренда — отдельный договор, который регулируется другими нормами Гражданского кодекса. И между ссудой и арендой существует множество различий. Это вовсе не схожие сделки. Поэтому определять стоимость одной из них по стоимости другой некорректно.

Такой подход противоречит правилам п. 6 ст. 3 НК РФ, согласно которому при установлении налогов должны быть определены все элементы налогообложения. Акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы, страховые взносы), когда и в каком порядке он должен платить.

К сожалению, единая судебная практика по данному вопросу так и не сложилась. Часть судов соглашается с доводами налоговых органов, признавая ссуду реализацией услуг и определяя налоговую базу исходя из стоимости аренды аналогичного имущества (см., к примеру, постановления ФАС Центрального округа от 22.10.2013 по делу № А09-7059/2012, ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.11.2012 по делу № А78-4990/2011, ФАС Волго-Вятского округа от 18.02.2008 по делу № А31-567/2007-15). Но есть и судебные решения, в которых суды встают на сторону налогоплательщика, указывая, что НДС ссудодатель платить не должен (см. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 13.07.2011 по делу № А81-4401/2010, ФАС Московского округа от 29.06.2006 № КА-А41/5591-06 и ФАС Поволжского округа от 06.03.2007 по делу № А65-13556/2006).

Смотрите так же:  Нотариус на ленинском проспекте 15. Ленинский проспект 15 нотариус

Дополнительно нужно учитывать, что все решения, которые судьи вынесли в пользу бюджета, основаны на положениях действовавшей тогда ст. 40 НК РФ, содержащей критерии идентичных и однородных сделок для целей налогообложения. Теперь же положения данной статьи НК РФ не применяются, а заменившие их правила главы 14.3 НК РФ может применять только центральный аппарат ФНС — инспекции такого права лишены (п. 2 ст. 105.3 НК РФ). Так что теперь инспекциям в случае возникновения подобных споров будет гораздо сложнее обосновать величину вменяемого налога со ссылками на Налоговый кодекс. Поэтому, на наш взгляд, шансы ссудодателя отстоять право не начислять НДС по данной сделке сегодня выше, чем это было в 2012—2013 гг., когда выносились упомянутые выше судебные решения.

Налоговый учет ссудополучателя

Налог на прибыль и УСН

Безвозмездное пользование имуществом согласно п. 8 ст. 250 НК РФ влечет экономическую выгоду, облагаемую налогом на прибыль. Для целей налогообложения такая выгода определяется, исходя из арендных ставок на аналогичное имущество (п. 2 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации (приложение к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 98)).

Одновременно с обязанностью по уплате налога ссудополучатель получает право учитывать в расходах суммы, истраченные на содержание полученного имущества, включая затраты на его ремонт, страхование и т.п., если, конечно, полученное имущество используется при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода (п. 1 ст. 252, ст. 253, п. 1 и 2 ст. 346.16 НК РФ, письма Минфина России от 04.04.2007 № 03-03-06/4/37 и от 11.01.2005 № 03-03-02-04/1/1).

Дополнительно в этой части нужно обратить внимание на текст договора ссуды. Дело в том, что ст. 695 ГК РФ, возлагая на ссудополучателя обязанности по поддержанию полученной вещи в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта, а также по несению всех расходов на ее содержание, содержит оговорку, допускающую установление иного порядка распределения этих расходов непосредственно в договоре. Так что прежде чем проводить ремонт или включать в расходы затраты на страховку, нужно убедиться, что договором соответствующие обязанности не переложены на ссудодателя.

Отдельно нужно отметить, что права начислять амортизацию по полученным во временное пользование объектам основных средств, у ссудополучателя не появляется. Связано это с тем, что имущество в его собственность не переходит, а специальной оговорки, позволяющей начислять амортизацию, не являясь собственником, для данной ситуации НК РФ также не делает.

А вот неотделимые улучшения объекта ссуды, которые проведены с согласия ссудодателя и не возмещаются последним, признаются капитальными вложениями в объекты основных средств и подлежат амортизации при общем режиме налогообложения (п. 1 ст. 256 НК РФ) и включению в расходы при УСН в том же порядке, что и расходы на основные средства (подп. 1 п. 1, п. 3 ст. 346.16, подп. 4 п. 2 ст. 346.17 НК РФ).

Отметим, что Минфин России в письме от 02.04.2008 № 03-11-04/3/168 со ссылкой на п. 1 ст. 256 НК РФ подтверждает право организации на «упрощенке» учесть в составе расходов на основные средства затраты на капитальные вложения в форме неотделимых улучшений в объект аренды. А поскольку в том же самом п. 1 ст. 256 НК РФ говорится и о капитальных вложениях в форме неотделимых улучшений в предоставленные по договору безвозмездного пользования объекты основных средств, то выводы, сделанные специалистами Минфина России, вполне можно распространить и на них.

При этом не имеет значения, на какой срок объект основных средств получен в пользование. Но надо учитывать, что на общей системе амортизация начисляется только в период действия договора (п. 1 ст. 258 НК РФ). А при УСН придется пересчитать расходы исходя из амортизации, если имущество вместе с улучшениями будет возвращено ссудодателю до истечения сроков, установленных последним абзацем п. 3 ст. 346.16 НК РФ (три года и 10 лет для объектов со сроком полезного использования более 15 лет).

Что же касается неотделимых улучшений, проведенных без согласия ссудодателя, то затраты на них не учитываются ни при общем режиме, ни при УСН на основании п. 16 ст. 270 НК РФ. Ведь по своей сути такие улучшения представляют собой результат работ, выполненных ссудополучателем (или по его заказу третьими лицами). А по окончании ссуды этот результат работ будет безвозмездно передан ссудополучателю, что и подводит соответствующие затраты под действие п. 16 ст. 270 НК РФ.

В отличие от ссудодателя, ссудополучатель от проблем, связанных с НДС, освобожден. Получение имущества во временное и бесплатное пользование на его налоговые обязательства по НДС никак не влияет. В том числе и в случае, когда ссудодатель решит перестраховаться и начислит НДС как при реализации услуги. Ведь налог этот ссудополучателю к уплате не предъявляется в связи с отсутствием цены услуги (п. 1 ст. 168 НК РФ).

Следовательно, ссудополучатель не сможет принять этот налог к вычету, даже если получит от ссудодателя соответствующий счет-фактуру, так как в п. 2 ст. 171 НК РФ прямо сказано, что к вычету принимаются именно предъявленные суммы НДС. Равно как ссудополучатель на УСН не сможет включить такой налог в состав расходов, поскольку не оплачивал услугу (подп. 8 п. 1 ст. 346.16 НК РФ).

Взаимозависимым на заметку

Отдельно нужно остановиться на налоговых последствиях договоров ссуды, которые оформляются между взаимозависимыми лицами (как юридическими, так и физическими лицами). Здесь сторонам сделки нужно дополнительно учитывать положения двух статей Налогового кодекса — ст. 105.3 и 54.1 НК РФ.

Пункт 1 ст. 105.3 НК РФ говорит, что если в сделках между взаимозависимыми лицами создаются или устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках между независимыми лицами, то любые доходы (прибыль, выручка), которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица. При этом оговаривается, что такой учет возможен только в случае, если это не приведет к уменьшению суммы налога, зачисляемого в бюджет, либо к увеличению убытка.

Это значит, что при определенных условиях безвозмездное пользование имуществом взаимозависимыми лицами может привести к налоговым доначислениям. К примеру, такое возможно, если ссудополучатель применяет УСН с объектом налогообложения в виде доходов и, следовательно, расходы учесть не может. В этом случае налоговый орган может, применив правила п. 1 ст. 105.3 НК РФ, потребовать от взаимозависимого ссудодателя уплатить налог по данной сделке, как с аренды. При этом налоговикам нужно будет доказать, что невзаимозависимому лицу организация такое имущество безвозмездно в пользование не предоставила бы.

Соответственно, передавая имущество по договору ссуды взаимозависимому лицу, стоит просчитать, какие налоги обе стороны заплатили бы при заключении в отношении этого же имущества договора аренды на рыночных условиях. Полученный результат нужно сравнить с текущими налоговыми обязательствами. Если определенная с учетом аренды совокупная сумма налогов будет ниже текущей, то рисков доначисления по п. 1 ст. 105.3 НК РФ нет. А если выше, сделка находится в зоне риска и, возможно, стоит рассмотреть другие варианты пользования имуществом.

Вторая норма Налогового кодекса, о которой должны помнить взаимозависимые лица, оформляя договор ссуды, — это ст. 54.1 НК РФ. Она запрещает уменьшать сумму налога, если налоговый орган докажет, что основной целью сделки является неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога. Так что и здесь при определенных условиях компания может лишиться права на учет расходов для целей налогообложения.

К примеру, такое возможно, если будет установлено, что ссудодатель, применяющий УСН с объектом налогообложения в виде доходов, передал имущество взаимозависимому ссудополучателю исключительно с целью учитывать расходы на содержание такого объекта, и при этом продолжает использовать это имущество в своей деятельности. Или если приобретение основного средства компанией на общей системе налогообложения проводится через взаимозависимого упрощенца с последующим заключением договора ссуды только чтобы быстро учесть затраты на этот объект. В этих ситуациях налогоплательщику будет отказано в учете соответствующих расходов (на содержание — в первом случае и на приобретение — во втором случае). Так что если основной целью ссуды является именно налоговая минимизация, то заключать такой договор мы не рекомендуем.

Понятие договора безвозмездного пользования имуществом и его отличие от других договоров Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Косоруков А. А.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Косоруков А. А.

Текст научной работы на тему «Понятие договора безвозмездного пользования имуществом и его отличие от других договоров»

кандидат юридических наук,

прокурор отдела прокуратуры РТ

ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА БЕЗВОЗМЕЗДНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ ИМУЩЕСТВОМ И ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ДОГОВОРОВ

Данная статья посвящена договору безвозмездного пользования имуществом. В статье дается определение данного договора, его отличительные черты от других договоров, а также ретроспективный взгляд на развитие настоящего договора.

Договор безвозмездного пользования имуществом имеет древнюю историю. Он был известен и римскому праву, и праву иностранных государств, и

дореволюционному русскому праву.

Начиная с римских времен, этот договор имеет и второе название — он именуется договором ссуды. Однако смысл этого слова не всегда одинаков. Кроме договора безвозмездного пользования ссудой, называют иногда договор займа, по которому имущество переходит не во временное пользование, а в собственность заемщика. Первоначально под предметом ссуды понимали только имущество, определяемое родовыми признаками, но затем это наименование распространили и на денежный заем. И в современной жизни часто можно слышать о предоставлении или погашении банковской ссуды, под которой имеется в виду договор займа денег или кредитный договор.

В римском праве договором ссуды называли такой договор, по которому одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю)

индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в целости и сохранности [1].

Договор ссуды являлся договором реальным. Заключался он только в интересах одной стороны -ссудополучателя. Ссудодатель же

заключает договор ссуды, как считал римский юрист Павел, не в силу хозяйственной необходимости, а по доброй воле, осуществляя лишь моральный долг и любезность в отношении другой стороны. Исходя из этого, римские юристы разрешали вопрос об ответственности ссудополучателя. Так, Ульпиан считал, что «если вещь, данная в ссуду, возвращена, но возвращена в худшем состоянии, то вещь не считается возвращенной, так как она возвращена, будучи ухудшенной, разве бы были возвращены убытки» [2].

По мнению римских юристов, ссудодателем мог быть не только собственник вещи, но и другое лицо. «Мы можем дать в ссуду и чужую вещь, -считал Павел, — если мы ею владеем, хотя и знаем, что владеем чужой вещью» [3]. Больше того, по мнению Марцела, вещь в ссуду может дать и вор, и разбойник, которые потом не лишаются права требовать возврата вещи.

В томе 10 Свода Законов Российской Империи нормы о договоре ссуды помещены в Книге 4 «Об обязательствах по договорам». В главе 4 договору ссуды посвящены статьи 2064-2068. Согласно ст. 2064, «под именем ссуды имущества разумеется договор, по силе коего одно лицо уступает другому право пользования своим движимым имуществом, под условием возвращения его же самого и в том же состоянии, в каком оное было дано,

без всякого за употребление возмездия». Как видно из приведенного определения, договор ссуды безвозмездный, а предметом его являлось только движимое имущество. Исследователи того времени не находили ответа на вопрос, почему нельзя предоставить в ссуду недвижимое имущество, которое практически предметом такого договора выступало нередко. Статья же 2065 в качестве предмета ссуды называла домашний и рабочий скот, орудия, коими отправляется какой-либо промысел, платье, вещи, домашние приборы и т.п.

Передача в частную ссуду казенного имущества не допускалась. Если только у военного ведомства оказывались запасы провианта и фуража, которые не удавалось реализовать путем продажи, можно было с разрешения высшего начальства передать их в ссуду под достаточные залоги (ст. 2066).

Сопоставление содержания статьи 2066 со статьями 2064 и 2065 легко обнаруживает непоследовательность

законодателя в определении того, что есть ссуда. Ведь первые две статьи имеют в виду имущество непотребляемое,

признаками, в статье же 2066 речь идет о вещах потребляемых, какими являются провиант и фураж. Это значит, что ст. 2066 имеет в виду не договор ссуды, а договор займа казенного имущества.

Первый советский Гражданский кодекс

вообще не упоминает о договоре

безвозмездного пользования имуществом, хотя в практической жизни того времени и граждане, и организации предоставляли имущество для использования на безвозмездных началах, да и ученые-юристы уделяли этим отношениям

определенное внимание. Так, журнал «Советская юстиция» в 1938 году опубликовал статью В.А. Рясенцева о безвозмездном пользовании имуществом. В томе 2 Учебника гражданского права, изданного в 1944 году, З.И. Шкундин посвятил этому договору отдельную главу. Поскольку отношения по использованию имущества не регламентированы ни Гражданским кодексом, ни специальным

законом, автор считал необходимым при регулировании этих отношений и при рассмотрении споров руководствоваться общими положениями Гражданского кодекса, в особенности общими положениями об обязательственном праве, а также могут быть применены некоторые положения о договоре имущественного найма [4].

Гражданский кодекс РСФСР 1964 года уделил данному договору должное внимание. Ему была посвящена глава 29, включавшая в себя 8 статей. Кроме того, в ряде случаев Кодекс отсылал к правилам, установленным для договора

Ст. 342 ГК употребляла применительно к данному договору только одно название — договор безвозмездного пользования имуществом. Слово «ссуда» Кодексом не употреблялось, так же, как не употреблялось и слово «аренда». Согласно ст. 342, «по договору безвозмездного пользования имуществом одна сторона обязуется передать или передает имущество в безвозмездное временное пользование другой стороне, а последняя обязуется вернуть то же имущество». Далее в ст. 342 указано, какие правила, содержащиеся в главе об имущественном найме, могут быть применены к

отношениям по безвозмездному

Как видно, Кодекс 1964 г. допускал заключение данного договора и как реального, и как консенсуального.

Участниками договора могли быть и граждане, и социалистические

Более основательную регламентацию отношения по безвозмездному

пользованию получили в действующем Гражданском кодексе. Причем договор получил в главе 36 название «безвозмездное пользование», тогда как соответствующая глава в ГК 1964 г.

называлась «безвозмездное пользование имуществом». И только из содержания ст. 689 ГК РФ становится понятным, что речь идет о безвозмездном пользовании вещью. Кроме того, ст. 689 употребляет и второе

название договора — договор ссуды. Данная статья, по сути, повторяет определение договора, данное в ст. 342 ГК 1964 г., однако оно более объемное. «По договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель)

обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а

последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в

состоянии, обусловленном договором» (ст. 689).

Случайным ли является употребление Кодексом терминов «ссуда» наряду с безвозмездным пользованием и «аренда» наряду с имущественным наймом?

Нам представляется такое употребление слов не случайным. Законодатель пытался вложить в них разный смысл, но это

намерение законодателя не было до конца реализовано.

В Своде Законов Российской Империи употреблялись слова и «аренда», и «имущественный наем», но различий между ними не делалось. В отличие от Российского законодательства Германское гражданское уложение различает наем и аренду и отношения, связанные с ними, регулируются по-разному. Согласно § 535 по договору найма наймодатель обязывается предоставить нанимателю в пользование вещь на время найма.

Наниматель обязан уплачивать

наймодателю условленную наемную плату, а по прекращении отношений найма наниматель обязан возвратить нанятую вещь.

Сущность договора аренды иная. Она раскрыта в § 581, где сказано: «По договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору на время аренды в пользование арендованный предмет с извлечением из него плодов, если

последние могут быть отнесены к доходам с точки зрения рационального хозяйства». Таким образом, в наем передаются вещи, использование которых удовлетворяет какую-то потребность нанимателя, а для арендатора важно извлечение прибыли из

использования арендованного имущества. В Гражданском кодексе Российской Федерации это различие также отражено. Именно поэтому законодатель говорит о найме применительно к жилым помещениям и об аренде другого имущества.

Спрашивается, можно ли

распространить различие между арендой и наймом на договор ссуды, т.е. безвозмездного пользования имуществом. Ученые по-разному отвечали на этот вопрос. По свидетельству А.А. Симолина, одни немецкие ученые распространяли на договор ссуды требования о возможности получения плодов и доходов аналогично требованиям к договору аренды, другие считали, что договор ссуды и договор безвозмездного пользования единый договор. Сам А.А. Симолин разделял последнее мнение, ссылаясь при этом на ст. 2064 Свода Законов [5].Свод Законов действительно не давал оснований для иного вывода. Однако представляется, что ныне действующее законодательство Российской Федерации позволяет решить этот вопрос иначе.

Ведь объектом договора ссуды могут быть вещи, перечисленные в ч. 1 ст. 607 ГК РФ, т.е. это земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи). Как видно, действующее законодательство называет в качестве предмета ссуды не только движимое, но и недвижимое имущество.

Законом могут быть установлены виды имущества, которое не может передаваться в ссуду.

Наряду с перечисленными объектами, в ссуду предоставляются и

малозначительные вещи — книги, предметы домашнего обихода и т.п.

Представляется, что распространение одних и тех же правил на все

многообразие предметов вряд ли целесообразно.

Если лицо, получая вещь в безвозмездное пользование, намерено извлекать от нее плоды и доходы, на это следует получить разрешение ссудодателя, тогда как для обычного использования достаточно самого факта передачи вещи. Кроме того, лицо, извлекающее прибыль в результате использования вещи, должно

нести более строгую ответственность, чем лицо, использующее вещь для удовлетворения какой-то собственной потребности. Могут проявить себя и другие отличия этих двух договоров. Первый условно можно именовать ссудой, а второй договором безвозмездного пользования имуществом. Но это различие следует более четко отразить в законе.

1. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. — М., 1972. — С. 201-202.

2. Дигесты Юстиниана/ под ред. И.С. Перетерского. — М., 1984. — С. 228.

3. Там же. — С. 231.

4. Шкундин З.И. Глава 30 в учебнике гражданского права. Том 2/ под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. — М., 1944. — С. 74.

5. Симолин А.А. Влияние момента безвозмездности в гражданском праве. — Казань, 1916. — С. 206-208.

Гражданское право

Гражданское право. В 2-х томах. Том 2. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. — М.: Издательство БЕК, 1994. — 432 с
§ 5. Договор безвозмездного пользования имуществом (ссуды)
Понятие договора безвозмездного пользования имуществом (ссуды). В силу договора безвозмездного пользования имуществом одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает имущество в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), которая обязуется возвратить то же имущество (ст. 342 ГК).

Основной особенностью договора, отличающего его от других договоров по предоставлению имущества во временное пользование, является его безвозмездный характер. Здесь пользователь чужого имущества получает соответствующую имущественную выгоду за счет другого лица (собственника) , на которого целиком ложатся все расходы, связанные с износом вещи. Следовательно, такой договор не имеет имущественного интереса для ссудодателя.

Он применяется в бытовых отношениях между гражданами, будучи формой их взаимопомощи и товарищеского сотрудничества в удовлетворении обычных, повседневных потребностей (например, сосед одолжил на время у другого соседа пылесос или необходимый ему для домашних нужд инструмент). Договор ссуды может заключаться и между индивидуальными и коллективными предпринимателями.

Так, предприятия, обладающие имуществом на праве полного хозяйственного ведения, могут предоставлять другим юридическим лицам и гражданам бесплатно во временное пользование принадлежащие им здания, сооружения, другие основные фонды и иные материальные ценности. Но практически и здесь чаще всего речь идет о бесплатном использовании работниками предприятия находящихся на его балансе объектов социально-культурного назначения (профилакториев, баз отдыха, спортивных сооружений и т.

Безвозмездное пользование государственным и общественным имуществом широко применяется в сфере социально-культурного и бытового обслуживания населения государственными и общественными организациями — библиотеками, домами отдыха и т.п., а иногда — торговыми и бытовыми организациями сферы обслуживания, где предоставление различного инвентаря в бесплатное пользование клиентов обычно входит в число дополнительных, «сопутствующих» услуг.

По юридической природе договор безвозмездного пользования имуществом необычен. Он может быть как консенсуальным, так и реальным. При заключении договора ссудодателем — юридическим лицом, выполняющим свои уставные задачи (библиотекой, магазином, домом отдыха и т.д.), договор ссуды является консенсуальным. Следовательно, требование ссудополучателя о передаче имущества становится юридически обязательным для ссудодателя (ст. 344 ГК). В иных случаях, например в бытовых взаимоотношениях граждан, этот договор реальный, и у ссудополучателя нет права на принудительное истребование обещанного ему предмета ссуды.

Консенсуальные договоры ссуды одновременно становятся и взаимными (двусторонними), так как требованию ссудополучателя о передаче вещи соответствует и его обязанность вернуть ее. Реальные договоры ссуды являются односторонними, ибо у ссудодателя нет в них никаких обязанностей.

От договора имущественного найма ссуда отличается безвозмездным характером. В остальном они весьма сходны, что дало основания законодателю распространить на отношения ссуды действие многих норм о договоре имущественного найма (ч. 2 ст. 342 ГК).

В частности, предмет ссуды, как и аренды,- непотребляемые индивидуально-определенные вещи, что позволяет отличать ее от безвозмездных отношений займа. Получение имущества ссудополучателем может иметь как хозяйственную, так и сугубо потребительскую направленность.

Форма договора ссуды, как и имущественного найма, по общему правилу, должна быть письменной, если только речь не идет о краткосрочной ссуде в отношениях граждан-потребителей, где достаточно и устной формы (ср. ст. 276 ГК).

Содержание и исполнение договора ссуды. Содержание прав и обязанностей сторон этого договора различается в зависимости от того, носит ли он консенсуальный или реальный характер. В консенсуальном договоре ссуды возникает обязанность ссудодателя передать имущество в пользование другой стороне. Ее нарушение дает ссудополучателю право на принудительное истребование имущества и компенсацию убытков. Но размер таких убытков ограничивается реальным ущербом и не включает упущенную выгоду (ср. ст. 344 ГК).

Одно из существенных условий договора ссуды — его срок. По общему правилу, закон не предусматривает каких-либо предельных сроков этого договора, определяемых соглашением сторон*. Он может заключаться и без указания срока (на неопределенный срок). Кроме того, при продолжении пользования имуществом ссудополучателем по истечении срока договора и при отсутствии возражений ссудодателя договор считается

* Правило ст. 343 ГК о предельном сроке ссуды в один год в отношениях между государственными и общественными организациями, во-первых, не распространяется на иных собственников; во-вторых, и по существу является устаревшим способом принудительного обеспечения «хозяйского отношения» к государственному и общественному имуществу, не соответствующим характеру вещного права полного хозяйственного ведения, имеющегося у коммерческих организаций-несобственников. Его сохранение целесообразно лишь для учреждений как юридических лиц некоммерческого характера, использующих имущество на праве оперативного управления.

возобновленным также на неопределенный срок, т.е. с возможностью его одностороннего расторжения в любое время при соответствующем предупреждении другой стороны (ч. 2 ст. 342, ст. 279 ГК).

Предоставленное ссудодателем во временное пользование имущество должно соответствовать условиям договора и своему назначению. За его недостатки ссудодатель отвечает перед ссудополучателем в более узких рамках, чем арендодатель перед арендатором. В последнем случае ответственность, как известно, исключается лишь при наличии прямых оговорок о недостатках имущества и строится как не зависящая от вины най-модателя (ч. 3 ст. 281 ГК). В договоре ссуды ссудополучатель отвечает лишь за те недостатки, которые не были им оговорены умышленно или по грубой неосторожности (ст. 345 ГК), т.е. даже не при всякой форме своей вины. Это ограничение его ответственности тоже вытекает из безвозмездного характера взаимоотношений сторон.

Ссудополучатель обязан обеспечить сохранность взятой во временное пользование вещи, которую следует вернуть ссудодателю.

Необходимость бережного отношения ссудополучателя к полученной в пользование вещи предполагает возможность возложения на него обязанностей по ее поддержанию в исправном состоянии, включая ремонт и иные необходимые расходы. Закон распространил на эти отношения известное правило ст. 285 ГК об обязанностях нанимателя по ремонту. Разумеется, иное положение может быть прямо предусмотрено законом или договором*.

Законодательству известны случаи, когда невозврат или порча предмета ссуды влекут повышенную ответственность ссудополучателя. Например, при невозврате или порче книг и других печатных материалов, полученных из библиотечных фондов, с читателя могут быть взысканы убытки в размере десятикратной стоимости таких материалов**.

Ссудополучатель, по общему правилу, не приобретает прав на плоды и другие доходы, приносимые предоставленной ему в пользование вещью, ибо они принадлежат собственнику, если иное не установлено законом или договором (п. 1 ст. 50 Основ, п. 6 ст. 2 Закона о собственности в РСФСР).

Ссудополучатель с согласия ссудодателя вправе передать полученное им в пользование имущество третьему лицу (ст. 346 ГК). В отличие от поднайма такая передача может быть лишь безвозмездной, ибо безвозмездна и сама ссуда***. Примером таких отношений является обслужи-

* Вряд ли поэтому можно согласиться с мнением о том, что производство текущего и капитального ремонта не может быть возложено на ссудополучателя, а любые произведенные им необходимые затраты подлежат обязательной компенсации ссудодателем (см.: Советское гражданское право. Ч. 2. Л., 1982. С. 82). Такое условие может быть предусмотрено договором, но не вытекает в качестве императивного из закона.

** См. ч. 2 ст. 22 Положения о библиотечном деле в СССР, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 марта 1984 г.- В: Ведомости Верховного Совета СССР.1984.№12.Ст.173.

*** Как справедливо отмечено в литературе, возможный в этом случае доход ссудополучателя следовало бы считать его неосновательным обогащением (см.:

Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. М., 1982. С. 416).

вание читателей библиотек по межбиблиотечному обмену. Здесь одна библиотека заказывает у другой необходимые для ее читателя, но отсутствующие в данной библиотеке книги. Читатель и выступает в качестве третьего лица. Передача ссудополучателем имущества третьему лицу без согласия ссудодателя дает последнему право на досрочное расторжение договора.

В отличие от договора аренды отношения ссуды подлежат прекращению в случае смерти гражданина-участника или прекращения юридического лица, выступающих как в качестве ссудодателя, так и в качестве ссудополучателя, причем независимо от истечения срока договора (ст. 349 ГК). Данное положение представляет собой прямое следствие безвозмездного характера отношений сторон в договоре ссуды. Следовательно, всякое правопреемство здесь исключается.

Договор имущественной ссуды

Ссудою называется договор, в силу которого одно лицо уступает безвозмездно другому временное пользование своими вещами (т. X , ч. 1, ст. 2064). 1) Содержание договора ссуды составляет предоставление пользования вещью со стороны собственника другому лицу. Следовательно, вещь передается не в собственность, а только в держание. 2) Пользование предоставляется не навсегда, а на известное время, и если срок в договоре не указан, то пользование должно быть прекращено в каждую минуту по требованию собственника. 3) Из понятия о временном пользовании вытекает право собственника требовать возвращения своей вещи в том же виде и состоянии, в каком она была предоставлена. 4) Признаком, характеризующим ссуду, является безвозмездность договора — пользование предоставляется, как выражается наш закон, без всякого за употребление возмездия. 5) В ссуду могут быть отдаваемы непотребляемые и незаменимые вещи, а если и отдаются вещи по своей природе заменимые, то с присвоением им характера незаменимости, например, один берет у другого особые сорты плодов, муки для выставки или представления их в виде образца своих товаров. Закон наш говорит, что предметом ссуды могут быть всякого рода движимые вещи, одушевленные и неодушевленные, домашний и рабочий скот, орудия, инструменты, платья и т.п. (т. X ч. I ст. 2065). Указывая, что предметом ссуды могут быть вещи только движимые, закон отрицает характер ссуды за безвозмездным предоставлением пользования недвижимостью. Между тем, такие отношения возникают нередко. Одно лицо, уезжая за границу, передает другому в пользование до своего возвращения дом, квартиру, или, отправляясь летом на Кавказ или в Крым, отдает свою дачу. Такое отношение не подойдет ни под один из признанных законом договоров, тогда как оно представляет собою не что иное, как ссуду. Законодатель совершенно напрасно сузил область применения этого договора, исключив из числа предметов ссуды недвижимость. Если предметом имущественного найма, вполне совпадающего по своему содержанию с ссудой, могут быть как движимости, так и недвижимости, то непонятно, почему недвижимости не могли бы быть предметом ссуды.

По указанным признакам ссуда отличается от некоторых договоров близко с ней соприкасающихся. Предоставление пользования составляет содержание и договора имущественного найма. Различие между ними заключается в том, что ссуда договор безвозмездный, а имущественный наем предполагает плату (т. X , ч. 1, ст. 2064 1 ). От договора поклажи, где также устанавливается обязанность возвращения той же самой вещи, ссуда отличается тем, что принявшему вещь на сохранение ни в коем случае не предоставляется право пользования, которое составляет главное содержание договора ссуды. Ссуда в общежитии и в нашем законодательстве (т. X , ч. 1, ст. 2064 1 ) нередко смешивается с договором займа, но с точки зрения юридической между ними нет даже близости. По договору займа право собственности на деньги переносится с кредитора на должника, тогда как по договору ссуды право собственности на отданные в пользова-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.354

ние вещи остается за кредитором. Занимать можно только вещи заменимые, тогда как отдавать в ссуду можно только незаменимые вещи. Поэтому ссуда устанавливает обязанность возвращения той же вещи. Это смешение ссуды и займа проникло в наше законодательство из французского права, которое ставит рядом pret a usage и pret de consommation . Наш законодатель, признав, что предметом ссуды могут быть деньги, стал в противоречие со своим же собственным определением договора ссуды, в число признаков которого входит «пользование под условием возвращения той же самой вещи, в том же состоянии, в каком была она дана». Поэтому денежный заем, хотя бы беспроцентный, не может быть признан ссудой. Но процентные бумаги могут быть отданы в ссуду, если они даны для известного употребления, например, для представления в залог, для пользования процентами, с условием возвращения тех же самых билетов и без вознаграждения в пользу давшего их (кас. реш. 1872, № 142).

Обязательное отношение в силу договора ссуды устанавливается с момента соглашения сторон, хотя бы передача последовала позднее. Договор ссуды безвозмездный и принудить собственника к передаче вещи в обещанное пользование невозможно, но если контрагент, ввиду обещания, сделал некоторые приготовления и отказ собственника соединен с убытками для него, то он может требовать от него возмещения ущерба. Так как закон не устанавливает для договора ссуды письменной формы, то он может быть заключен словесно и доказываем свидетельскими показаниями.

Получивший вещь в ссуду имеет право пользования ею для собственной выгоды. Если способ пользования ссужаемой вещью не определен специально в договоре, то во всяком случае взявший вещь в ссуду должен пользоваться ею сообразно ее назначению так, чтобы она могла быть возвращена хозяину в том же состоянии и виде, в каком была получена (т. X , ч. 1, ст. 2067). Возвращение вещи составляет основную обязанность в договоре ссуды. Вместе с вещью должны быть возвращены и все плоды ее, за время пользования образовавшиеся. Взявший вещь в ссуду должен проявить особенное внимание к ней ввиду безвозмездного характера пользования. Всякая порча, произведенная хотя бы самым легким невниманием с его стороны, порождает обязанность возмещения ущерба. В случае повреждения вещей, предоставленных в ссуду, собственник имеет право требовать или: а) возвращения вещи с уплатой вознаграждения за уменьшенную ценность, или b) уплаты полной цены вещи с оставлением ее в руках пользователя (т. X , ч. 1, ст. 2068). Только когда гибель или повреждение вещи произошли по чистой случайности, без всякой вины со стороны пользователя, последний освобождается от ответственности.

§ 51. Имущественный наем

Литература: Умов, Договор найма имуществ по римскому праву и новейшим иностранным законодательствам, 1872; Змирлов, Договор найма имуществ по нашим законам («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1884, № 2); Куницын. О силе договора найма имуществ

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.355

(«Ж. Мин. Юст.», 1861, № 9); Шевинг, О влиянии отчуждения имения на силу заключенных по нем наемных договоров и об условиях обязательности их в этих случаях («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1891, № 9); У мов, О влиянии отчуждения нанятого имущества на существование найма («Юр. Вест.», 1877, № № 1-8); Пестржецкий, О вещном характере найма недвижимых имуществ («Ж. М. Ю.», 1861, № 6); Цвингман, Об обязательности для приобретателя недвижимого имущества договоров найма, заключенных прежним собственником («Ж. М. Ю.», 1891, № 8).

I . Понятие об имущественном найме.

Имущественным наймом называется договор, в сипу которого одна сторона за определенное вознаграждение обязывается предоставить другой временное пользование своей вещью. Предмет найма, срок пользования и вознаграждение за него составляют, по мнению закона, существенные принадлежности этого договора (т. X , ч. 1, ст. 1691).

Хотя в общежитии и в законодательстве для обозначения рассматриваемого договора употребляются различные выражения, как наем, аренда, прокат, снятие, оброчное пользование, кортомное содержание, но различия эти не имеют юридического значения. Нашему законодательству чуждо различие между пользованием только вещью ( Miethe ) и извлечением из нее плодов ( Pacht ), как это принято в германском праве, чуждо также различие между наймом домов и движимости ( bail a loyer ), наймом сельских земель ( bail a ferme ), наймом скота ( bail a cheptel ), как это принято во французском праве.

1. Содержание договора имущественного найма состоит в предоставлении пользования вещью. Приобретаемое по этому договору право не есть право собственности, а лишь право извлечения из вещей той пользы, которая обнаруживается из их экономического назначения. Содержанием своего обязательства договор имущественного найма близко соприкасается с ссудой, отличаясь от нее возмездностью. Приближаясь с экономической стороны к договору купли-продажи, как обмен ценностей, имущественный наем существенно отличается от него с юридической точки зрения тем, что не соединяется с переходом права собственности.

2. Предоставляется пользование только временное. Указание срока в договоре необходимо, потому что упущение его будет истолковано, согласно временному характеру пользования, не в смысле вечности его, а в смысле возможности прекращения его во всякое время. Своей срочностью имущественный наем отличается от пожизненного пользования, хотя различие между ними, еще более существенное, заключается в том, что одно отношение абсолютное, а другое — относительное.

3. Отдавать в наем можно только вещи физические, как движимые, так и недвижимые, как одушевленные, так и неодушевленные, животных, у древних -рабов. Впрочем наш закон, по исключению, называет наймом и предоставление права рыбной ловли и права сборов с городских весов (т. X , ч. 1, ст. 1710, по прод. 1895 1 ), хотя в действительности здесь нет найма. Не всякая вещь может быть отдана в наем, потому что не всякая допускает пользование без повреждения ее существа. Вещи потребляемые неспособны составить содержание имущественного найма, потому что пользование ими соединено с уничтожением их

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.356

целостности, например, съестные припасы можно занять, но не нанять. Вещи заменимые также непригодны для найма, потому что, передавая их другому, отдающий ожидает получить не те же вещи, а только подобные, а, следовательно, передача заменимых вещей соединена с перенесением права собственности, что противоречит сущности договора найма, например, нельзя говорить о найме денег. Так как имущественный наем имеет своим содержанием предоставление другому пользования, то он предполагает право пользования в лице отдающего в наем, следовательно, этот договор может быть заключен собственником и пожизненным пользователем.

4. Признаком, характеризующим имущественный наем, является вознаграждение за предоставленное пользование. Этот признак настолько, существенен, что отсутствие его, по взгляду самого закона, превращает предполагаемый договор имущественного найма в ссуду (т. X , ч. 1, ст. 2064 1 ). Вознаграждение чаще всего выражается в форме денег, но это не составляет необходимости. Плата может быть определена известной частью произведений, собранных с нанятой земли. Такое явление замечается в России при найме земель из полу: крестьянин, нанимая известное число десятин, обязывается отдать землевладельцу половину или иную часть собранных снопов. Даже более — вознаграждение может быть выражено в известных личных услугах, например, крестьяне за наем нескольких десятин обязываются собрать хлеб с прочих десятин или скосить луга. Особую форму вознаграждения составляет известный нашему законодательству «наем из выстройки». Наниматель, за пользование в течение известного числа лет отданною ему в наем землею, обязывается, по окончании срока найма, оставить все возведенные им постройки, дачи, мельницу, ригу в пользу собственника (т. X , ч. 1, ст. 1697).

II . Совершение договора.

В договоре имущественного найма, называемого также арендою, когда наем касается земли, — контрагентами являются: а) хозяин, т.е. лицо, отдающее в наем, и b) наниматель или арендатор, т.е. лицо, приобретающее право пользования по договору. Из вещей, которые по своей природе могли бы быть отданы в наем, некоторые исключаются силою законодательного постановления. Так, внутренние, монастырские и церковные здания не могут быть отдаваемы в наем под торговые и трактирные заведения (т. X , ч. 1, ст. 1711). Определение срока найма предоставляется соглашению сторон, но относительно недвижимости он не может превышать, по общему правилу, 12 лет (т. X , ч. 1, ст. 1692). Устанавливая предельный срок найма, законодатель имел в виду предупредить обесценение имений вследствие долгосрочных аренд. Договор, в котором условленный срок превысит законный, не становится оттого недействительным, но превращается в бессрочный по достижении предельного законного срока. Может быть, 12-летний срок, особенно в области сельского хозяйства, представляется несколько кратким, но нельзя, по принципу целесообразности, уничтожать значение законного срока допущением соглашения, по которому арендный контракт, по истечении 12 лет, давал бы право арендатору возобновлять своей волей силу договора еще на 12 лет (кас. реш. 1884, №2).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.357

Из общего 12-летнего срока законодательство наше допускает множество исключений, имеющих совершенно случайный характер, из которых укажем важнейшие: 1) В некоторых случаях закон устанавливает еще более короткий срок: а) в западных губерниях церковные участки православных приходов, пахотные и сенокосные дозволяется сдавать в аренду сроком не более одного года (т. IX , ст. 453, прил., ст. 29 п. 1 ); b) запасные майоратные земли могут быть отдаваемы в аренду сроком не более 6 лет (т. X , ч. 1, ст. 504). Напротив 2) в других случаях закон устанавливает более продолжительные сроки: а) в окрестностях обеих столиц, на 25-верстном расстоянии от них, разрешается пустопорожние земли, хотя бы и родовые, отдавать под устройство дач на срок до 30 лет; b) благоприобретенные пустопорожние земли дозволяется отдавать в аренду на срок до 30 лет, когда предполагается устроить на них фабрики или заводы; с) отдельные земли, угодья и оброчные статьи можно отдавать в аренду на срок до 36 лет; d ) в пределах ялтинского уезда (Таврической губернии) разрешается отдавать в наем частные земли на сроки до 90 лет (т. X , ч. 1, ст. 1693); казенные земли под разные хозяйственные заведения могут быть сданы в аренду сроком от 24-99 лет (т. XII , ч. 2; Уст. сельск. хоз., ст. 28, прил. ст. 2); f ) договоры об арендовании земель под устройство подъездных путей могут быть заключаемы на сроки до 60 лет (т. XII , ч. 1, по прод. 1893, ст. 2); g ) по закону 23 мая 1896 года, казенные земли могут быть сдаваемы частным лицам на 99 лет под устройство дач. В законе содержится (т. X , ч. 1, ст. 1693) еще исключение, которое может превратиться в общее правило, если принять толкование практики: условия на отдачу помощником в аренду состоящих в его распоряжении земель могут быть заключаемы на срок не свыше 36 лет. Если это положение отнести ко всем землям, которые составляли помещичью землю (кас. реш. 1882, № 85), то изъятие получит большие размеры, но закон говорит не об объекте сделок, не о бывших помещичьих сделках, а о субъекте, о помещике, а таковых, с точки зрения действующего законодательства, в настоящее время не существует.

Форма договора имущественного найма различается, смотря по нанимаемым вещам: 1) Наем движимых вещей совершается, по общему правилу, словесно (т. X , ч. 1, ст. 1700). В виде исключения, требуется письменная форма для найма речных и морских судов по договору цертепартии (Уст. торг., ст. 377). 2) Наем недвижимостей, по общему правилу, совершается письменно (т. X , ч. 1, ст. 1700). В виде исключения, допускается словесная форма для найма городских строений и земельных участков вне города (т. X , ч. 1, ст. 1702). В нашей практике возникают иногда сомнения по вопросу, какого рода вещи, движимые или недвижимые, являются предметом договора. Один из весьма частых договоров — это аренда фруктового сада, так называемое снятие сада. По мнению нашей практики, если договором предоставлено не арендное пользование садом с землею, а только снятие фруктов в саду, то такой договор не может быть признан относящимся к недвижимости (кас. реш. 1870, №588). Существует еще особая форма аренды в сельском быту. На наем крестьянами земель у помещиков (?), между собою и у посторонних лиц, на сроки не свыше 3 лет, на всякую сумму, а на большие сроки, именно от 3 до 12 лет, на сумму не свыше 300 рублей (количество ежегодной платы — кас. реш. 1882, №64), могут быть заключаемы

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.358

словесные договоры, со внесением их, по желанию договаривающихся сторон в книгу сделок и договоров при волостном правлении (т. X , ч. 1, ст. 1700). Договор найма недвижимости, если он будет заключен с получением или назначением к получению арендных денег вперед более, чем за год, должен быть свидетельствуем в тех установлениях, которым поручено совершение крепостных актов, с тем, чтобы на арендованное имение было наложено запрещение, по количеству взятой вперед суммы, а при несоблюдении этой формальности договор найма признается со стороны закона недействительным (т. X , ч. 1, ст. 1703).

III . Обязанности хозяина.

Договор имущественного найма один из наиболее важных в бытовом отношении. Он подлежит всевозможным видоизменениям, смотря по условиям и заведенному порядку, действующему в данной местности. Однако среди этих разнообразных черт могут быть замечены некоторые основные.

1. На хозяине лежит прежде всего обязанность предоставления нанятой вещи. Он обязан сдать ее нанимателю в том виде, как это было условлено, а за отсутствием особого соглашения, — как это вытекает из цели найма. Так, например, если нанята верховая лошадь, то нанимателю не может быть предложена простая выездная лошадь; нанявшему квартиру для житья не может быть предоставлена лавка. Вещь должна быть вообще пригодна и приспособлена к пользованию, квартира должна соответствовать обычным требованиям, должна быть не слишком холодна и сыра, снабжена всеми необходимыми приспособлениями. При найме земли хозяин обязан передать арендатору и все сельскохозяйственные строения, насколько они необходимы для эксплуатации имения. Отсутствие тех или, других существенных условий в нанимаемой вещи, делая недостижимой цель договора, дает право нанимателю отказаться от принятия предлагаемой ему вещи и отступиться от договора (ср. кас. реш. 1895, № 14).

Возможен случай, когда хозяин, вопреки договору, откажется предоставить нанятую вещь. Каковы в этом случае права нанимателя? Имущественный наем является обязательственным отношением, а из свойства обязательственного отношения обнаруживается, что принудить хозяина к выполнению его обязанности нельзя, а можно только искать с него возмещения ущерба, причиненного отступлением от договора, что и может служить до известной степени косвенным средством, побуждающим хозяина к соблюдению договора. Наша практика смотрит иначе на этот вопрос. «В случае не передачи нанимателю собственником отданной в наем вещи, наниматель может осуществить свое право по договору посредством суда, так как предметом договора представляется не какое-либо действие, которое может быть исполнено только известным лицом, а имение, которое может быть передано в пользование нанимателя и без содействия собственника» (кас. реш. 1880, № 118). Однако, ошибочно утверждение, будто здесь дело идет не о действии, а только о вещи, потому что предметом обязательства является всегда действие, потому что передача всегда признавалась за действие. Притом, передачей нанятой вещи еще не исчерпываются те действия, к которым обязался собственник вещи в силу договора найма. Неправильность взгляда практики обнаружится тотчас, как только отношение по найму несколько усложнится. Та же практика признает, что в случае продажи

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.359

нанятой вещи другому лицу, наниматель не может требовать судом выдачи (кас. реш. 1879, № 129), хотя отношение по существу нисколько не изменилось от перемены собственника. Когда одна и та же вещь отдана в наем разным лицам, то возникшее столкновение не разрешается правом каждого нанимателя вытребовать вещь. Та же практика признала, что первенство договора не имеет здесь значения и наниматель, вступивший в обладание вещью, не может быть вытеснен другим (кас. реш. 1880, № 118).

2. Хозяин обязан поддерживать вещь в надлежащем состоянии, т.е. соответственно первоначальной цели. Он должен исправлять все существующие повреждения, происшедшие не по вине нанимателя, например, когда град выбивает окна, или печь становится негодной для топки. Даже если вред причинен посторонним лицом, то он падает на хозяина, так как тяжесть убытка всегда ложится на собственника. Поправки, крайне необходимые, могут быть сделаны самим нанимателем в счет платы.

IV . Обязанности нанимателя.

К ним относятся: 1. Пользование нанятой вещью со стороны нанимателя должно быть сообразно экономическому назначению вещи. Если, например, нанимается земля для сельского хозяйства, для посева и жатвы, то арендатор не вправе заниматься добыванием минералов и устроить завод. Если нанято помещение для квартиры, то наниматель не может устраивать в нем аптеку или фруктовый погреб; если нанята выездная лошадь, то наниматель не вправе обращать ее на сельские работы. Уклонение при пользовании от назначения вещи, соединенное с порчей вещи, обязывает нанимателя к возмещению ущерба.

2. Пользуясь вещью сообразно условию и назначению вещи, наниматель обязан предупреждать повреждение, возможное при неосторожном обращении с вещью. Он должен иметь в виду необходимость, по окончании срока договора, возвратить вещь в том же состоянии, в каком она была принята. Арендованная для целей сельского хозяйства земля должна быть своевременно удобряема, чтобы не истощились ее производительные силы; нанятая квартира должна быть надлежаще отапливаема, чтобы не завелась в ней сырость. Повреждение, причиненное не естественными силами и не случайными обстоятельствами, а действием самого нанимателя, должно быть восстановлено на его счет. Если движимая вещь, взятая в наем, будет испорчена, то она отдается нанимателю, а он обязан заплатить хозяину цену той вещи (т. X , ч. 1, ст. 1708).

3. Так как имущественный наем представляет собою договор возмездный, то на нанимателе лежит обязанность вознаграждения, в виде наемной, прокатной или арендной платы. Платежи эти, по условию, могут быть вносимы вперед или по окончании пользования или, чаще всего, периодически в течение всего пользования. При опущении в договоре высоты вознаграждения, она определяется местным заведенным порядком. Раз установленный размер платы не может быть ни повышен, ни понижен в течение всего договорного срока, по крайней мере, наше законодательство не дает права на понижение арендной платы вследствие неурожая, как это принято во Франции. Напротив, у нас закон решительно постановляет, что наниматель не может отказаться от платежа договорной цены до истечения определенного условием срока (т. X , ч. 1, ст. 1705).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.360

Так, Сенат разъяснил, что перевод по службе из одного места в другое не освобождает чиновника от обязанности уплатить всю наемную плату, до установленного срока (кас. реш. 1894, №№99 и 101). В случае невозможности пользования вещью по причине случайной иди по вине хозяина, наниматель освобождается от обязанности платить долее того времени, до которого возможно было пользование, например, в случае экспроприации или пожара дома. Просрочка со стороны нанимателя не дает права хозяину требовать платежа законной неустойки.

V . Поднаем.

С бытовой точки зрения договор имущественного найма носит личный характер: если для нанимателя главный интерес сосредотачивается на удобстве помещения, то для хозяина личность нанимателя играет не последнюю роль. Предоставляя свою вещь известному лицу, хозяин имел в виду добросовестность нанимателя, его умение обращаться с нанятой вещью. Поэтому он не может быть принужден терпеть, чтобы на место его контрагента стало другое лицо, другими словами, арендатор не может передавать во всей целости своего права по имущественному найму. Если же при совершении договора или впоследствии хозяин дает свое согласие на уступку нанимателем своего права, тогда прежний наниматель выбывает из отношения и уступает свое место новому, на которого и падает вся ответственность. Хозяин только от него может требовать вознаграждения и возмещения ущерба, хотя бы вред был причинен вещи при первом нанимателе. Если же хозяин своего согласия на замену не давал, то самовольная передача прав по найму (перенаем) не имеет для него значения и ответственным лицом перед ним продолжает быть прежний наниматель.

Если наниматель не может самовольно передавать своего права, то, может быть, за ним следует признать возможность осуществить свое право — посредством предоставления другим пользования нанятой вещью за известное вознаграждение? Вопрос идет о допустимости сублокации, которая могла бы быть переведена на русский язык словом поднаем. Известное лицо арендует большое количество земли, целое имение и потом раздает крестьянам в обработку, на основании договора найма, по несколько десятин; известное лицо нанимает квартиру и потом отдает жильцам по комнате, — в этих случаях основное отношение по найму усложняется дополнительными отношениями по найму, активный субъект по главному договору становится пассивным по дополнительным. Следует полагать, что поднаем, составляя форму осуществления права пользования, должен быть допущен, если только при совершении договора хозяин прямо не устранил его возможности. Допущенное в договоре право перенайма, как более обширное право, предполагает возможность поднайма. Едва ли против допустимости поднайма можно возражать с той стороны, что хозяин становится таким путем лицом к лицу с совершенно непредвиденными контрагентами, потому что, в силу такого поднайма, контрагентом хозяина остается прежний наниматель, который один несет на себе ответственность. Хозяин не имеет никакого отношения к постояльцам его постояльца, к арендаторам его арендатора. Они не могут требовать от него каких-либо поправок или приспособлений или вообще ссылаться на главный договор. Он же, в свою очередь, не

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.361

вправе требовать от них платы, хотя бы его контрагент и обнаружил неаккуратность. Возмещения же причиненных ими убытков он может требовать или от своего нанимателя, на основании договора, или же от них, на основании правонарушения.

VI . Прекращение договора найма.

Помимо взаимного соглашения, способного прекратить вообще всякий договор, имущественный наем прекращается по следующим причинам:

1. Наиболее частым случаем прекращения имущественного найма является истечение срока договора. После этого момента контрагенты могут безмолвно возобновить действие договора, т.е. продолжать наемные отношения на прежних условиях, но такой договор уже будет бессрочным и может быть прекращен каждой стороной во всякое время.

2. Так как наем предполагает определенную вещь, то гибель вещи влечет за собой прекращение отношения. Договор имущественного найма прекращается, все равно, по какой бы причине ни погибла вещь: случайно или по вине одного из контрагентов, с той только разницей, что вина контрагента обязывает его к возмещению причиненного ущерба. Такое же значение имеет и существенное повреждение вещи, делающее ее неспособной служить той цели, ввиду которой заключен был договор. Но частное повреждение, не имеющее такого существенного значения, не прекращает договора, а создает обязанность для хозяина исправить вещь.

3. Основанием для прекращения имущественного найма служит неисполнителъность одной стороны. Так, например, если наниматель не вносит периодических платежей, хозяин имеет право требовать расторжения договора. Если хозяин отказывается поддерживать нанятую вещь в том состоянии, в каком она находилась при совершении договора, то наниматель может требовать освобождения его от лежащих на нем обязанностей. Если наниматель произвольно и без достаточных оснований оставляет нанятую вещь, то он все же продолжает быть связанным договором и обязывается внести все платежи, следуемые до истечения условленного срока (т. X , ч. 1, ст. 1705).

4. Одним из наиболее важных в бытовом отношении и, в то же время, спорных вопросов является тот, какое значение имеет для силы договора имущественного найма отчуждение нанятой вещи. Может ли новый приобретатель не признавать договоров, заключенных прежним собственником, и настаивать на выселении нанимателей, или же эти договоры продолжают быть обязательными для него, как преемника, до истечения условленного срока?

Для решения этого вопроса с теоретической точки зрения следует иметь в виду: а) что имущественный наем есть обязательственное отношение, основанное на договоре, b) что нанимателю принадлежит не вещное право, которое бы следовало всюду за вещью, а право требования на известное действие, в данном случае — на предоставление пользования вещью и на поддержание ее в надлежащем состоянии, с) что относительное право нанимателя становится лицом к лицу с вещным правом нового собственника, d ) что последний не принимал участия в заключении договора имущественного найма, а потому и не может быть обязанным к какому-либо действию. Принимая в соображение все эти об-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.362

стоятельства, а также, что из общих начал обязательственного права положительным законодательством не сделано исключений для имущественного найма, необходимо признать, что договор имущественного найма прекращается с отчуждением вещи, так как он не может быть обязательным для неучаствовавшего в нем приобретателя.

Однако жизнь противится этому логическому заключению, опасаясь за интересы арендаторов и квартирантов, которые, при таком последовательном проведении юридических начал, могут быть во всякое время лишены крова или насиженного гнезда, земли, обработанной тщательным трудом. Конечно, если нанимателю причиняется материальный ущерб, за ним сохраняется во всяком случае право требовать возмещения убытков. Но с договором найма соединяются не имущественные интересы, которые не могут быть ограждены гражданским правом, так как не подлежат оценке, таков интерес нанимателя, которому среди зимы предлагают оставить квартиру и искать себе новую. Наниматель, понятно, мог бы оградить свой интерес косвенно установлением значительной неустойки, которая бы удержала собственника от нарушения договора и от несвоевременного отчуждения нанятой вещи. На случай упущения договорной неустойки, законодатель мог бы взять на себя задачу установить законную неустойку, в форме определенного процента с общей суммы вознаграждения за наем. Это облегчило бы необыкновенную трудность доказывания размера убытка, причиняемого неожиданным прекращением договора, и останавливало бы произвол хозяина.

Борьба между юридической логикой и запросами жизни отражается на всех почти законодательствах, которые обыкновенно останавливаются в затруднении перед этим вопросом. Некоторые законодательства решительно становятся на сторону арендаторов и признают безусловную обязательность арендных договоров для нового приобретателя вещи, как, например, французское право ( Code Nap ., § 1743); не столь решительно высказывается итальянский кодекс (§§ 1597 и 1599). Испанский же кодекс 1888 г., вообще верный началам французского права, в этом вопросе становится на противоположную точку зрения и постановляет, что покупщик арендованного имения вправе признавать аренду прекращенной в момент совершения купли-продажи, если противоположное не установлено в сделке (§ 1571). Такое же колебание, какое замечается в романских законодательствах, обнаруживали и германские законодательства, издавна разделявшиеся на две группы, из которых одна признавала положение Kauf briecht Miethe , а другая придерживалась положения Kauf briecht nicht Miethe . Так, в Пруссии закон 5 мая 1872 г. признал силу арендных договоров при переходе арендованной вещи к новому приобретателю, напротив, австрийское уложение (§§ 1095 и 1120) оставляет неприкосновенными арендные договоры, только под условием отметки в ипотечных книгах. Общегерманское уложение, после некоторых колебаний, разрешило этот вопрос в пользу интересов нанимателя (§571). К последнему решению примыкал саксонский кодекс (§ 1224). Швейцарское обязательственное право возлагает на приобретателя обязанность признавать силу за арендными договорами только тогда, если он изъявил на то свое согласие при купле-продаже (§ 314).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.363

Наше законодательство не разрешает настоящего вопроса, хотя и не дает основания признавать за правом нанимателя вещного характера, приобретение которого соединяется с соблюдением крепостной формы. Правда, закон говорит, что хозяин не вправе отказать нанимателю до наступления срока найма, хотя бы кто предлагал большую цену (т. X , ч. 1, ст. 1705). Но эта статья должна быть понимаема в том только смысле, что договор имущественного найма не может быть прекращен односторонней волей хозяина без возмещения ущерба. В пользу сохранения силы за арендными договорами приводят (ст. 521 т. X ч. 1), по которой собственник, несмотря на то, что его вещь находится по законно совершенным актам во временном отдельном владении постороннего лица, может однако же уступить или передать принадлежащее ему право собственности на эту вещь, впрочем не стесняя тем прав отдельного владения. Но под отдельным владением нельзя понимать наемное содержание, потому что отделение V , где помещена приведенная статья, имеет в виду владение в собственном смысле, как существенную часть права собственности. В Уставе гражданского судопроизводства есть постановление, в силу которого при продаже имущества с публичного торга арендные договоры сохраняют свою силу, если были заключены до получения повестки и до обращения на него взыскания (ст. 1099). Но этот отдельный случай не устанавливает общего правила.

Судебная практика довольно устойчиво придерживается положения, что арендный договор и при отчуждении вещи сохраняет свою силу до назначенного в нем срока, хотя бы он и не был известен приобретателю (кас. реш. 1875, № 144). Таким образом договору имущественного найма придается вещное свойство, делающее его способным выдержать борьбу с правом собственности. Однако и сама практика далеко не твердо стоит на принятой ею точке зрения. Признавая, с одной стороны, что арендный договор и при продаже вещи сохраняет свою силу до назначенного в нем срока (в отношении, конечно, нового собственника, а не прежнего, что само собой разумеется), Сенат, с другой стороны, считает арендные договоры, заключенные продавцом, обязательными для покупщика только тогда, когда договор был облечен в форму, при которой существует предположение, что договор известен новому приобретателю (кас. реш. 1879, № 129); арендные договоры не обязательны для покупщика и в том случае, если вещь не была еще передана в пользование (кас. реш. 1877, №83); при продаже имения с публичных торгов для приобретателя необязательны договоры арендные, не предъявленные ни при его описи, ни при торге, а потому ему неизвестные (кас. реш. 1898, № 8).

§ 52. Личный наем

Литература: Мейер, Русское гражданское право; Победоносцев, Курс гражданского права, т. III , стр. 392-423; Дистерло, О найме на сельскохозяйственные работы по закону и по обычному праву («Ж. Гр. и Уг. пр.», 1886, №№ 3-6); Завадский, Договор личного найма по IX кн. проекта («Прот. Каз. Юрпд. Общ.». 1909).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.364

I . Понятие о личном найме.

Под именем личного найма понимается договор, в силу которого одно лицо за вознаграждение приобретает право временного пользования трудом другого лица. Общие положения о личном найме чрезвычайно скудны в русском законодательстве, напротив, специальные постановления весьма многочисленны. Однако не следует отрицать общего характера за положениями, помещенными в т. X , ч. 1, и придавать им специальное значение правил о найме в домашнее услужение, такому специальному значению ст. 2201-2247, т. X , ч. 1, противоречат встречающиеся среди них положения, которые прямо относятся к специальным отношениям, как, например, касающиеся торговых приказчиков, ремесленников, фабричных рабочих. Это разнообразие случаев найма приводимых самим законом, свидетельствует в пользу общего характера указанных статей. Такое толкование подтверждается ст. 2201, по которой личный наем может быть не только для домашних услуг или для отправления земледельческих, ремесленных и заводских работ, торговых и прочих промыслов, но и вообще для отправления всякого рода работ и должностей, не воспрещенных законом. Наконец, в специальных законах встречаются ссылки на общие правила (например, Уст. пром., ст. 86).

1. Личный наем, устанавливающий обязательственное отношение, в основании своем имеет договор. Он предполагает свободное соглашение сторон о пользовании и предоставлении труда. Этим признаком личный наем отличается от тех форм пользования чужим трудом, которые имеют иное основание. Так, пользование чужим трудом может основываться на родительской власти, на законе, обязывающем одних лиц к работе в пользу других лиц (крепостные, временно-обязанные). Договор личного найма предполагает свободу распоряжения своей рабочей силой. Поэтому рабы не могли быть субъектами личного найма, а только объектами, даже тогда, когда труд их был направлен не в пользу их господина, а в пользу постороннего лица.

2. Содержание обязательства, возникающего из договора личного найма, составляет пользование чужим трудом. С этой стороны личный наем отличается от имущественного найма и ссуды, которые состоят в пользовании чужой вещью. Вместе с тем, весьма важное различие между ними заключается в том, что вещь имеет обособленное существование, независимое от ее собственника, и потому пользование ею со стороны постороннего лица не затрагивает самого хозяина, тогда как труд неотделим от человека, а потому пользование первым косвенно распространяется и на носителя рабочей силы. Труд, предоставляемый в пользование другого лица, может носить грубый физический характер, например, обязанность колоть дрова или переносить груз, или это может быть высший умственный труд, например, обязанность участвовать в концерте или писать передовые статьи. Если наем имеет дело с производительным трудом, т.е. направленным на производство материальных благ, то результат труда составляет объект права собственности того лица, которое имеет право на труд. Хотя содержание личного найма состоит в пользовании только трудом, но характер договора не изменяется, если наниматель воспользуется также чужими материалами и орудиями, как необходимыми средствами приложения труда,

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.365

например, плотник приносит свой топор, пилу, обойщик свои гвозди, стехоль-щик свою замазку, швея иголки, нитки и т.п.

3. Пользование чужим трудом должно быть временно. Бессрочное пользование силами человека было бы установлением рабства. В предупреждение возможности со стороны бедного человека закабалить себя на всю жизнь, наше законодательство не только признает временность личного найма, но даже прямо устанавливает предельный срок этого договора, а именно 5 лет (т. X , ч. 1, ст. 2214). Поэтому недействителен будет договор, в силу которого занявший деньги обязуется отслужить кредитору более продолжительное время, может быть, всю жизнь (т. X , ч. 1, ст. 2215). Напрасно наша практика старается придать этому постановлению узкое применение, ограничить его действие сферой найма прислуги и рабочих (кас. реш. 1871, № 676). Соображения, которые привели законодателя к необходимости установить предельный срок, могут иметь такое же приложение и в других видах найма, например, относительно домашнего учителя, наездницы в цирке и т.п. Закон, устанавливающий предельный срок, есть общий, а потому он должен иметь применение, пока не отменен специальными постановлениями.

4. Договор личного найма, по общему правилу, предполагает возмездность, так что, если стороны упустили в своем договоре это обстоятельство, все же право на вознаграждение предполагается (т. X , ч. 1, ст. 2218), если только предположение это не исключено специальными законами (Уст. торг., ст. 8). Вознаграждение за труд может выражаться не только в определенной сумме денег, но также в содержании, одевании, кормлении и доставлении приюта.

П. Совершение договора.

Договор личного найма, для своей силы, требует дееспособности контрагентов и соглашения их воли.

Общее начало, по которому недееспособные лица не вправе вступать в отдельные договоры, терпит относительно личного найма некоторые исключения, эти уклонения объясняются тем, что цель ограничения дееспособности не всегда стоит в противоречии с обязательством по личному найму. Так, лица, ограниченные в своей дееспособности по расстроенному положению имущества, несостоятельные, расточители несомненно могут вступать в договоры личного найма и предоставлять свой труд в распоряжение других лиц. лица несовершеннолетние не могут наниматься без согласия их родителей и опекунов (т. X , ч. 1, ст. 2202), однако согласия этого не требуется при найме на фабричные работы, если несовершеннолетние имеют отдельный вид на жительство (Уст. пром., ст. 90). Точно так же не могут наниматься жены без позволения мужей. Это положение основывается на возможности столкновения между правами мужа и требованием совместного жительства с одной стороны и личными отношениями, устанавливаемыми договором найма с другой. Поэтому правило это, вопреки мнению практики, распространяется на все случаи личного найма, насколько законом не допущены исключения, например, при найме на фабричные работы жена, имеющая отдельный вид, не нуждается в согласии мужа (Уст. пром., ст. 90). Договор личного найма, заключенный без согласия мужа, может быть прекращен во всякое время без всяких последствий, потому что муж осу-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.366

ществляет только свое право, а жена не исполняет обязательства не по своей вине.

Договор личного найма предполагает, как и всякий другой, свободу соглашения. Закон даже подтверждает это правило относительно малолетних, постановляя, что не могут быть отданы в наем дети родителями без собственного их согласия, за исключением отдачи в учение ремеслу (т. X , ч. 1, ст. 2203), хотя последнее отношение является чаще всего личным наймом, в котором мастер играет роль нанимателя. Однако наше законодательство знает случаи договора личного найма без согласия того лица, трудом которого воспользуется наниматель, а) Несостоятельные к уплате денежных взысканий, наложенных по суду, крестьяне и мещане могут быть отдаваемы в общественные работы или же в заработки (Улож. о нак. ст. 85). b) Сельские общества вправе отдавать неисправных плательщиков податей в посторонние заработки с тем, чтобы заработанные деньги поступали в мирскую кассу (т. IX особ. прил. I ст. 353 п. 2). с) Мещан, изобличенных в порочном и развратном поведении, общества могут отдавать в работы общественные или частные сроком не более 6 месяцев (Уст. пред, и прес. преет., ст. 186). d ) Воспитанницы сиротских домов могут быть отданы для услуг в частные дома (т. XIII Уст. общ. призр. ст. 308, прил. ст. 35).

Не мало сомнений возбуждает форма личного найма. В общем законе говорится, что договор о личном найме может быть предъявлен к засвидетельствованию у нотариуса (т. X , ч. 1, ст. 2224). Из смысла этой статьи можно извлечь только то, что договор личного найма может быть совершен и письменно, притом, с засвидетельствованием. Наш законодатель нередко указывает на возможность совершения договора как в письменной, так и в словесной форме, хотя было бы достаточно указать возможность последней. Во всяком случае из приведенного закона нельзя вывести заключения, будто договор личного найма должен быть совершен письменно, как это полагает наша практика (кас. реш. 1880, № 155). Подтверждением нашему взгляду может служить еще то обстоятельство, что в той же статье упоминается о возможности предъявить к засвидетельствованию договор об отдаче в обучение, тогда как в другом месте законодатель прямо указывает на возможность совершения этого договора в словесной форме (т. XI , ч. 2; Уст. пром., ст. 417). Требование письменной формы являлось бы чрезвычайным и ничем не оправдываемым стеснением ежедневного оборота, в котором личный наем играет выдающуюся роль. Письменная форма должна быть признана необходимым условием доказательной силы договора личного найма только в тех случаях, когда она прямо указана законом, как при найме приказчика (Уст. торг., ст. 7), при найме фабричных рабочих (Уст. пром., ст. 134), при найме матросов на морской пароход (Уст. торг., ст. 256). Поэтому договор личного найма может быть доказываем свидетелями.

III . Обязанности нанявшегося.

Личный наем преследует самые разнообразные бытовые задачи. Поэтому личные услуги, составляющие содержание найма, бывают также различного свойства. Между услугами фабричного или сельского рабочего, матроса, домашней прислуги, управляющего, домашнего учителя, газетного репортера, так мало общего, что объединение их ограничивается понятием услуги. Отсюда ясно, что нет никакой возможности опре-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.367

делить заранее, что должен исполнить нанявшийся. Здесь все зависит от договора. Но даже договор, как бы подробно ни были предусмотрены в нем взаимные отношения, не в состоянии устранить необходимости прибегать к заведенному порядку, чтобы уяснить себе права и обязанности сторон.

Договор личного найма влечет за собой нередко зависимость образа жизни нанявшегося от воли нанимателя, как, например, при найме прислуги. Однако это признак далеко не безусловный и не характерный для всех отношений, возникающих из договора личного найма, например, при найме учителя музыки. Во всяком случае, следует иметь в виду, что договор личного найма не может создать крепостной зависимости, а только обязательственное отношение, и потому обязанное лицо, находя свое положение невыносимым, может, несмотря на срок, всегда прекратить отношение, рискуя только имущественным ущербом, и то тогда, если закон не дает ему свободного выхода из затруднительных обстоятельств.

Лицо, обязавшееся по договору личного найма к известного рода услугам, должно быть не только готово, но и способно к выполнению их. Мало того, что оно предоставит свою рабочую силу в распоряжение нанимателя, — необходимо умение с его стороны целесообразно направлять свой труд. Этому требованию не удовлетворяет, например, нанятый плотник, который оказывается неспособным исполнять плотничную работу, управляющий имением, который незнаком с сельским хозяйством. Такое предложение услуг равносильно неисполнению, и потому наниматель вправе не платить вознаграждения нанявшемуся, если последний оказался не в состоянии исполнить ту работу, для которой нанялся.

Нанявшийся на работу, которая влечет за собой совместное жительство нанявшегося и нанимателя, должен проявлять почтительность к последнему и его семье и стараться сохранять домашнюю тишину и согласие (т. X , ч. 1, ст. 2230). Грубость и дерзость нанявшегося, являясь препятствием к сохранению тех мирных отношений, которые вызываются тесной близостью контрагентов, дают основание нанимателю требовать расторжения договора.

За пользование чужим трудом наниматель обязывается к вознаграждению. При заключении найма стороны условливаются, рядятся относительно вознаграждения, которое закон называет рядной платой (т. X , ч. 1, ст. 2218). Плата за труд может выражаться в различных формах: в виде платы за известное время труда, в виде платы поштучной, в виде участия с прибыли предприятия, — последняя форма предусмотрена нашим законодательством относительно торговых доверенных (т. X , ч. 1, ст. 2219). Определение величины вознаграждения предоставляется свободному соглашению сторон, однако плата, даваемая от цехового мастера подмастерьям и ученикам, должна быть не выше и не ниже той, которая определена ремесленным сходом посредством учиненного раз на весь год приговора (т. X , ч. 1, ст. 2221). Плата должна быть выдаваема согласно сделанному условию, а потому наниматель не вправе платить вещами или продуктами производства. Это прямо предусмотрено законом относительно фабричных рабочих (Уст. пром., ст. 99), но это вытекает из общих соображений об исполнении обязательства. Жилища и содержания нанявшийся вправе требовать только в том случае, когда об этом сделано

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.368

было в договоре особое условие (т. X , ч. I , ст. 2224). Однако, иногда обстоятельства заставляют предположить обязанность нанимателя доставить нанявшимся кров и пищу, хотя бы о том и не было между ними условлено, а именно, при уединенном месте проявления труда, например, относительно рабочих лесопильного завода, стоящего в глухом лесу.

Как нанявшийся обязывается к почтительности, так и на нанимателе лежит обязанность обходиться справедливо и кротко с нанявшимся, соблюдать домашнюю тишину и согласие, для отвращения случая к обоюдным неудовольствиям и жалобам (т. X , ч. 1, ст. 2229 и 2230). Грубость обращения со стороны нанимателя дает нанявшемуся основание требовать прекращения договора.

V . Прекращение личного найма.

Кроме общих оснований прекращения договора, как взаимное соглашение и невозможность исполнения, например, в случае тяжелой болезни, личный наем прекращается по следующим причинам.

1. Если договор был бессрочный, то он может быть прекращен каждой стороной в любой момент. В предупреждение неудобств, возможных от такого иногда неожиданного разрыва, западные законодательства устанавливают известный срок, до которого контрагенты должны сохранять отношение, следовательно они обязываются заблаговременно предупредить друг друга о своем намерении, причем закон указывает те сроки, в которые может быть сделано заявление. К сожалению, наше законодательство не устанавливает такого срока, за исключением только случая найма фабричных рабочих (2 недели).

2. Если в договоре указан срок, то до истечения его стороны не вправе прекращать самостоятельно обязательственное отношение, под страхом возмещения всего убытка, причиненного таким несвоевременным разрывом (т. X , ч. 1, ст. 2238). Впрочем, наличность некоторых обстоятельств допускает прекращение договора и до наступления срока, например, неспособность к работе, неисполнение условленной работы, задержка в платеже вознаграждения, грубость обращения. От суда зависит взвесить в каждом отдельном случае основательность выставляемого повода. В некоторых случаях, например, относительно фабричных или сельских рабочих, закон берет на себя труд подробно определить причины досрочного прекращения личного найма.

3. Договор личного найма относится к обязательствам, в которых личность контрагентов играет особенно важную роль. Наш закон выделяет такие договоры в особую группу. Последствием такого характера личного найма является прекращение отношения в случае смерти одного из контрагентов, нанявшегося или нанимателя (т. X , ч. 1, ст. 2238). В виде исключения закон устанавливает, что все лица, связанные договором личного найма с торговым предприятием, остаются при своих должностях, несмотря на смерть хозяина (т. X , ч. 1, ст. 2238, прил. ст. 19).

VI . Виды личного найма.

Кроме указанных общих норм, наше законодательство устанавливает еще многочисленные специальные правила для различных видов личного найма. Эти различия не вызываются какими-нибудь действительными потребностями, а только затрудняют определение отношений, возникающих из личного найма, так как не всегда ясно, где какие правила

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.369

должны иметь применение. Не входя в подробное рассмотрение этих, иногда весьма мелочных, норм, следует определить только границы применения специальных правил, за которыми открывается действие общих постановлений, и выдающиеся особенности этих исключений.

1. В Уставе торговом (ст. 3-62) помещены правила о найме приказчиков, под которыми следует понимать только тех лиц вспомогательного торгового персонала, деятельность которых имеет юридический характер, направлена на совершение сделок, а потому сила этих правил не распространяется на всех прочих лиц, прилагающих свой труд к успеху торгового предприятия. Правила эти основаны на старинных источниках, главным образом на цеховом уставе 1799 года, а потому носят несвойственный настоящему времени семейный характер. Особенности правил о найме приказчиков заключаются: а) необходима письменная форма договора, упущение которой лишает хозяина права требовать отчета от приказчика, а последнего лишает права требовать вознаграждения; b) рядная плата сама собою не предполагается, а должна быть прямо указана; с) договор личного найма соединяется с доверенностью, которой определяются пределы полномочия приказчика; d ) приказчику запрещается, без согласия хозяина, производство торговли за собственный или чужой счет под страхом конфискации товаров в пользу хозяина; е) смерть хозяина не прекращает договорного отношения.

2. Особенные правила введены нашим законодательством, по примеру западных, для фабричных рабочих (Уст. пром., ст. 127-156). Правила эти недавнего происхождения, а именно установлены законами 1882 и 1886 годов. Они распадались на две части, одна — для местностей, отличающихся значительным развитием фабрично-заводской промышленности (губернии: Петербургская, Московская, Владимирская), а другая — для всех прочих местностей. Но по закону 2 июня 1897 года правила о фабричных рабочих получили применение ко всем губерниям. Применение этих норм ограничивается фабриками и заводами, которые, по определению закона, отличаются от ремесел тем, что имеют в большем виде заведения и машины, у ремесленников же их нет, кроме ручных машин и инструментов (Уст. пром., ст. 2). Общий характер этих норм отличается стремлением ограничить свободу соглашения, способную в действительности повлечь за собой необходимое подчинение рабочего требованиям работодателя. Нормы гражданского права сплетаются с нормами полицейского права, выразителем которого является особенно надзор со стороны фабричной инспекции. Особенности этих правил состоят в следующем: а) договор должен быть совершен в форме рабочей книжки, выдаваемой от хозяина рабочему; b) закон устанавливает подробные правила о выдаче платы в предупреждение задолжания рабочего, а также сроки расчета, ограничивает возможность вычетов по частным взысканиям, дает особое назначение штрафам; с) в законе установлены сроки предупреждения о намерении прекратить договор; d ) указываются причины прекращения договора до срока; е) устанавливается особое понятие о почтительности рабочего, о прогуле, о неисправной работе.

3. Как страна земледельческая, Россия потребовала специальных норм для найма сельских рабочих, источником которых в настоящее время является поло-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.370

жение о найме на сельские работы 1886 года. Применение этих норма ограничивается сельским хозяйством в тесном смысле слова, т.е, полевым и ферменным, не распространяясь на кирпичные, лесопильные заводы, маслобойни и т.п. заведения, переходящие в область фабрично-заводской промышленности. Притом, правила эти касаются только найма на срок, а наем на сдельные, поденные и испольные работы по сельскоцу хозяйству подлежит общим правилам. Договор может быть заключен в словесной или письменной форме. Особенности этого вида найма заключаются в том: а) что договор смертью нанимателя не прекращается, а переходит на его наследников; b) что неуплата своевременно жалования рабочим дает им право требовать законной неустойки в размере 1/2 коп. в день с недоплаченного рубля; с) что закон указывает и ограничивает случаи вычетов из платы; d ) что наниматель, принявший к себе рабочего, зная, что он связан договором с другим нанимателем, обязан вознаградить последнего за все причиненные ему самовольным уходом убытки. Закон определяет также случаи возможного для той и другой стороны прекращения договора до срока. Сверх того, лицам, желающим пользоваться особыми преимуществами по неисполнению договоров о найме, предоставляется совершать их по договорным листам, выдаваемым из волостного правления. Впрочем, преимущества эти довольно сомнительного достоинства. Главное из них состоит в том, что в случае неявки или самовольного ухода нанявшегося рабочего наниматель может заявить о том полиции, которая разыскивает его и обязывает его вернуться к нанимателю, под угрозой вычета из его платы, как за прогул.

4. Россия до сих пор придерживается в ремесленной промышленности цеховых начал, заимствованных с Запада, в то время, когда они там уже утрачивали свою силу. Поэтому отношения по найму в среде ремесленников подлежат особым правилам (Уст. пром., ст. 402-423). Ремесленный наем выражается в двух формах: в виде найма ремесленного ученика и найма подмастерья, а) Договор найма ученика производится словесно, но в присутствии 2 свидетелей. Мастер обязывается выучить нанявшегося ремеслу, а ученик обязывается исполнять даваемую ему работу. Срок договора — от 3 до 5 лет, по прошествии которых мастер обязан выдать ученику письменное свидетельство. Смерть мастера не прекращает договора, который продолжается с его вдовой. b) Получивший аттестат от мастера становится подмастерьем, который все-таки не может самостоятельно принимать заказы, а должен работать по найму у мастера. Каждому, производимому в подмастерье, цеховая управа выдает книжку, с перешнурованными листами за скрепой. В этой книжке каждый мастер, у которого находился подмастерье, обязан отметить знание и поведение последнего.

5. Существую особые правила для найма рабочих на золотые промыслы (т. VII , Уст. горный, ст. 661-668, замененные новыми по закону 1895 года). Рабочими на промыслах признаются все служащие на них по вольному найму, за исключением принадлежащих к составу промыслового управления (управляющих, ученых руководителей и техников, а равно приказчиков, конторщиков и писцов). Договоры о найме могут быть заключаемы с отдельными лицами, с целыми семьями или с артелью. Договор найма совершается или явочным порядком, или словесно. Закон устанавливает наибольшую величину

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.371

задатков, а именно, не свыше 100 рублей при найме с задельной платой и не свыше 1/3 годовой платы в остальных случаях. Не допускается включение в договор условий о производстве с рабочего вычетов и взысканий, не предусмотренных законом, а также условий, клонящихся к ограничению в пользовании правом судебной защиты. Рабочий обязан явиться на промысел к сроку, условленному в договоре найма. В случае явки рабочего, нанявшегося на хозяйственном продовольствии, ранее срока, но не более чем за 2 недели, он имеет право на бесплатное пищевое довольствие, хотя бы он и не производил работы. По прибытии на промысел каждый рабочий получает бесплатно расчетную книжку, по утвержденному образцу. Закон перечисляет все дни в году, которые рабочие должны быть свободны от работы. При производстве рабочим платежей не дозволяется, без судебного определения, делать вычеты в уплату их долгов. В случае, если расплата с рабочим не будет произведена немедленно по окончании срока договора с ним, заведующий промыслом обязан содержать рабочего за свой счет и уплачивать ему по 60 коп. за каждые сутки, со дня окончания срока договора по день расплаты.

6. К разряду торговых доверенных относятся и капитаны морских судов. Однако специальные правила о найме их (Уст. торг., ст. 248-258) несколько отличаются от найма приказчиков. Хотя договор с судохозяином требует письменной формы, но вознаграждение не зависит от соблюдения этого условия и всегда предполагается. На капитана возлагаются специальные обязанности, вытекающие из самой техники дела.

7. Особым правилам подлежит наем морских матросов. Постановления эти (Уст. торг., ст. 243-297), основанные на Уставе о водоходцах XVIII столетия, представляются в значительной степени анахронизмом. Договор требует письменной формы и, кроме того, явки. Нанявшийся матрос пользуется той привилегией, что не может быть задержан по частным взысканиям, если пароход готов уже к отплытию. Закон обязывает к выдаче матросам задатка в счет платы. Согласно старинному взгляду морской торговли, матросы теряют право на уплату в случае гибели судна. Если пароход будет продан в чужой стране, матросы вправе требовать средств, необходимых для возвращения в отечество.

Смотрите так же:  Исковое заявление факт принятия наследства образец. Исковое заявление факт принятия наследства образец

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *