Жалоба на третейский суд. Жалоба на третейский суд

Жалоба на третейский суд

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2015 г. N 308-ЭС15-10232 Суд оставил постановление суда кассационной инстанции без изменения, кассационную жалобу общества — без удовлетворения, поскольку общество не доказало, что наличие в договоре подряда третейской оговорки нарушает его права

Резолютивная часть определения объявлена 25 ноября 2015 г.

Полный текст определения изготовлен 2 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Завьяловой Т.В.,

судей Павловой Н.В., Першутова А.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Дагэнергоремстрой» (далее — общество, заявитель) на постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.06.2015 по делу N А63-1891/2013 Арбитражного суда Ставропольского края

по иску общества к открытому акционерному обществу «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа» (далее — компания) о признании недействительной третейской оговорки, изложенной в пункте 17.3 договора подряда от 15.06.2011 N 035/11.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества — Туркменова С.И.;

от компании — Анохин К.Ю., Дотдаев Р.Б.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

как установлено судами и следует из материалов дела, между компанией (заказчиком) и обществом (подрядчиком) по результатам открытого одноэтапного конкурса без предварительного отбора, объявленного на электронной торговой площадке открытого акционерного общества «Холдинг МРСК», на основании протокола о результатах конкурса от 10.06.2011 N 100611/2 заключен договор подряда от 15.06.2011 N 035/11 на выполнение проектно-изыскательских, строительно-монтажных, приемо-сдаточных работ по созданию комплексной системы учета электроэнергии с автоматизированным сбором данных на объектах, расположенных на территории Республики Дагестан (далее — договор).

Согласно пункту 17.3 договора в случае неурегулирования споров в претензионном порядке все споры, разногласия и требования, возникающие из договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе связанные с его заключением, изменением, исполнением, нарушением, расторжением, прекращением и действительностью, подлежат разрешению в третейском суде при некоммерческом партнерстве «Объединение организаций, осуществляющих строительство, реконструкцию и капитальный ремонт энергетических объектов, сетей и подстанций «ЭНЕРГОСТРОЙ» (далее — третейский суд), г. Москва, в соответствии с его правилами, действующими на дату подачи искового заявления. Решения указанного суда являются обязательными, окончательными и оспариванию не подлежат.

Впоследствии общество, сославшись на то, что данное условие договора нарушает его права и законные интересы, препятствует защите нарушенных прав в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обратилось в арбитражный суд с иском по настоящему делу о признании третейской оговорки, содержащейся в пункте 17.3 договора, недействительной.

Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 21.05.2013, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2013, иск общества удовлетворен, третейское соглашение (пункт 17.3 договора) признано недействительным.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.12.2013 решение суда первой инстанции от 22.05.2013 и постановление суда апелляционной инстанции от 28.08.2013 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Ставропольского края от 21.05.2014, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2014, исковые требования общества удовлетворены, третейское соглашение признано недействительным. Судебные акты мотивированы тем, что компания является аффилированным лицом по отношению к третейскому суду, следовательно, третейское соглашение не обеспечивает соблюдение принципов законности, независимости и беспристрастности третейского разбирательства; договор, содержащий третейскую оговорку предполагает расходование средств федерального бюджета, следовательно, имеет публичную основу, преследует публичный интерес — направлен на достижение результата, необходимого в публичных целях, соответственно, не является арбитрабельным, поскольку его публичный характер не совместим с принципами третейского разбирательства, прежде всего принципом конфиденциальности.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.06.2015 решение суда первой инстанции от 21.05.2014 и постановление суда апелляционной инстанции от 29.09.2014 отменены, в удовлетворении иска общества отказано.

Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и отказывая в удовлетворении иска общества, кассационный суд округа, руководствуясь позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 18.11.2014 N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 18 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации, пункта 2 части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 10 Федерального закона «О некоммерческих организациях» в связи с жалобой ОАО «Сбербанк России» (далее — Постановление 30-П), установив, что некоммерческое партнерство «Объединение организаций, осуществляющих строительство, реконструкцию и капитальный ремонт энергетических объектов, сетей и подстанций «ЭНЕРГОСТРОЙ» является лицом, аффилированным с компанией, при этом общество и компания являются участниками некоммерческого партнерства и сторонами спора, и указанные факты не оспаривались, заключил, что участники договора выразили свою волю на отказ от государственного правосудия и разрешение споров из договора между ними посредством третейского разбирательства в определенном третейском органе, понимая его аффилированный характер.

Помимо этого, кассационный суд округа не поддержал как не соответствующий законодательству вывод судов первой и апелляционной инстанции о запрете рассмотрения в третейском суде спора из договора, направленного на обеспечение публичных нужд и финансируемого за счет бюджетных средств, поскольку согласно статье 1 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. По мнению кассационного суда округа само по себе целевое финансирование договора подряда, заключенного по результатам открытого одноэтапного конкурса, за счет средств федерального бюджета, не исключает возможности передачи рассмотрения возникающих в процессе его исполнения споров в третейский суд.

Общество, ссылаясь на существенное нарушение постановлением суда кассационной инстанции норм права, прав и законных интересов заявителя, охраняемых законом публичных интересов, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о его пересмотре в кассационном порядке.

В обоснование кассационной жалобы заявитель приводит следующие основные доводы: заключенный между сторонами спора договор является договором присоединения, в связи с чем общество не имело возможности внести в него изменения; отношения из договора носят публичный характер, поскольку договор заключен с участием государства и его финансирование осуществляется за счет бюджетных средств, следовательно, споры, возникающие из договора, не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда; третейское соглашение не обеспечивает соблюдение принципов законности, независимости и беспристрастности, поскольку большинство из членов совета некоммерческого партнерства являются аффилированными по отношению к компании лицами.

Согласно части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 30.10.2015 кассационная жалоба заявителя вместе с материалами истребованного из арбитражного суда первой инстанции дела передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, заслушав представителей участвующих в деле лиц, проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и отзыве на нее, Судебная коллегия полагает, что обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба общества — оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Третейское соглашение (третейская оговорка) может быть признано недействительным по правилам статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации о признании недействительной сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта.

В судебном заседании заявитель указал, что третейская оговорка недействительна, поскольку предполагает передачу публично-правового спора о расходовании бюджетных средств на рассмотрение третейского суда, а также ввиду того, что третейское соглашение не обеспечивает соблюдение принципов законности, независимости и беспристрастности третейского разбирательства, поскольку предполагает передачу спора в аффилированный с ответчиком третейский суд.

Проверяя довод заявителя о нарушении принципов независимости и беспристрастности третейского суда, суды первой и апелляционной инстанций установили, что список третейских судей третейского суда при некоммерческом партнерстве «ЭНЕРГОСТРОЙ» (далее — НП «ЭНЕРГОСТРОЙ») утверждается советом НП «ЭНЕРГОСТРОЙ». При этом стороны спора вправе избрать третейских судей из числа лиц, не входящих в список третейских судей, только по согласованию с председателем третейского суда. Председатель третейского суда назначается Советом НП «ЭНЕРГОСТРОЙ». Председатель третейского суда утверждает список докладчиков третейского суда, назначает докладчика по конкретному делу.

В связи с изложенным, суды сделали верный вывод о том, что Совет НП «ЭНЕРГОСТРОЙ» имеет непосредственное влияние на деятельность третейского суда, наделение полномочиями его судей и на их деятельность.

Также судами первой и апелляционной инстанции установлено, что 8 из 14 членов Совета являются представителями открытого акционерного общества «Холдинг МРСК» и его дочерних компаний, либо находятся в трудовых отношениях с ОАО «Холдинг МРСК». Из списка аффилированных лиц компании, размещенном на сайте www.mrsk-sk.ru, следует, что ОАО «Холдинг-МРСК» является аффилированным лицом ответчика. Доля принадлежащих ОАО «Холдинг МРСК» обыкновенных акций компании составляет 78,1%. При таких обстоятельствах суды трех инстанций сделали верный вывод о том, что НП «ЭНЕРГОСТРОЙ», при котором создан третейский суд, и компания являются аффилированными лицами.

Верным является и вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что несмотря на участие истца в некоммерческом партнерстве «ЭНЕРГОСТРОЙ», ответчик и аффилированные с ним лица при вышеизложенной структурной организации имеют более определяющую роль в формировании и функционировании третейского суда.

Таким образом, в данном случае нарушен паритет в правах сторон по формированию третейского суда, который в силу своей юридической природы может функционировать исключительно на основе паритета.

Следовательно, такой паритет в обеспечении справедливого разбирательства должен достигаться за счет иных правовых средств.

Закон не исключает обращение в конкретный третейский суд стороны, не аффилированной с ним, либо не имеющей равных с иными сторонами спора возможностей в определении его структурной организации и формировании конкретного состава третейского суда. Баланс прав сторон спора, разрешаемого в третейском суде, в целях обеспечения права на равный, независимый, беспристрастный суд обеспечивается за счет стандартных гарантий справедливого разбирательства: свободы воли при выборе третейского суда и государственного судебного контроля за беспристрастностью третейского суда в традиционных процедурах оспаривания компетенции третейского суда, оспаривания решения третейского суда и принудительного исполнения решения третейского суда.

Соответственно, задача государственного суда состоит в том, чтобы в установленных законом формах проконтролировать, во-первых, насколько свободным был выбор такого аффилированного третейского органа участниками спора, в особенности нейтральной стороной, и, во-вторых, не привела ли аффилированность к небеспристрастности конкретных арбитров, а, следовательно, — к вынесению несправедливого третейского решения (определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2015 по делу N 304-ЭС14-495).

Как отмечено Конституционным Судом Российской Федерации в вышеназванном судебном акте, стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда.

При оспаривании третейской оговорки общество не представило доказательств и не заявило о нарушении свободы воли при выборе третейского органа или об иных пороках воли (заблуждении, принуждении, обмане) при выборе третейского суда.

Таким образом, общество не обосновало, каким образом выбор аффилированного с компанией третейского суда привел к нарушению прав общества при отсутствии разбирательства в третейском суде, решения третейского суда о наличии у него компетенции, решения третейского суда по существу спора.

Второй правовой гарантией, направленной на обеспечение справедливого разбирательства в аффилированном третейском суде, является право стороны такого разбирательства заявить о небеспристрастности конкретного состава третейского суда. Как отмечено Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении N 30-П, указание на нарушение принципа беспристрастности при рассмотрении конкретного спора в качестве основания для отказа в исполнении третейского решения предполагает необходимость установления нарушения принципа беспристрастности именно составом третейского суда, что не исключает учета в этих целях организационно-правовых связей судей со сторонами спора.

Смотрите так же:  Федеральный закон О системе государственной службы Российской Федерации. Федеральный закон номер 58

Следовательно, в случае несогласия стороны спора в третейском суде с конкретным составом суда она вправе заявить о небеспристрастности конкретного состава третейского суда и потребовать формирования нового состава суда, отвечающего принципам беспристрастного правосудия.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что общество заявляло о наличии заинтересованности кого-либо из состава судей третейского суда либо определенного состава третейского суда, рассматривающего конкретный спор, ввиду наличия их организационно-правовых связей со сторонами по делу. Общество не ссылалось на то, что оно было лишено возможности предложить тот состав суда, которому доверяет, заявить отвод судьям, которым не доверяет. При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции округа сделал верный вывод о том, что истец не доказал ни нарушение воли при подписании договора, содержащего третейскую оговорку, ни нарушение принципа беспристрастности конкретных судей при наличии аффилированности третейского суда по отношению к компании.

Также истец не доказал, заявляя довод о неарбитрабельности спора в силу публичного характера отношений из договора, каким образом сам по себе факт заключения третейской оговорки о рассмотрении спора из договора, предполагающего расходование бюджетных средств (при отсутствии факта признания третейским судом своей компетенции на рассмотрение такого спора и факта рассмотрения спора из подобного договора третейским судом) нарушает его права исполнителя по договору подряда.

При этом в случае рассмотрения такого спора третейским судом государственный суд не будет лишен возможности проконтролировать вопрос защиты интересов публичного порядка в традиционных, установленных законом, формах контроля государственного правосудия за третейским разбирательством на основе применения норм об оговорке о публичном порядке в целях защиты публичных интересов (в частности, принципов прозрачности расходования бюджетных средств и публичного контроля за их расходованием, свободной воли спорящих сторон и государства на передачу таких споров в третейский суд).

Таким образом, истец (заявитель) кассационной жалобы по настоящему делу не доказал, что наличие в договоре третейской оговорки само по себе нарушает его права.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 167, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.06.2015 по делу N А63-1891/2013 Арбитражного суда Ставропольского края оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества «Дагэнергоремстрой» — без удовлетворения.

Председательствующий судья Т.В. Завьялова
Судья Н.В. Павлова
Судья А.Г. Першутов

Обзор документа

Общество обратилось в суд с целью оспорить третейскую оговорку, включенную в договор подряда.

Как указало общество, компания-контрагент является аффилированным лицом по отношению к третейскому суду.

Кроме того, договор подряда предполагает расходование бюджетных средств, следовательно, имеет публичную основу. Т. е. спор несовместим с принципами третейского разбирательства.

СК по экономическим спорам ВС РФ отклонила такие доводы и пояснила следующее.

Третейское соглашение (третейская оговорка) может быть признано недействительным.

Такое допустимо по правилам ГК РФ о признании недействительной сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта.

В данном случае некоммерческое партнерство, при котором был создан третейский суд, и компания являлись аффилированными лицами.

Истец тоже участвовал в этом партнерстве. Однако компания-ответчик и аффилированные с ней лица имели более определяющую роль в формировании и функционировании третейского суда.

Т. е. паритет в правах сторон по формированию третейского суда был нарушен.

В таком случае паритет в обеспечении справедливого разбирательства должен достигаться за счет иных правовых средств.

Закон не исключает обращение в конкретный третейский суд стороны, не аффилированной с ним, либо не имеющей равных с иными сторонами спора возможностей в определении его структурной организации и формировании конкретного состава такого суда.

Баланс прав сторон спора в таком случае обеспечивается стандартными гарантиями.

Речь идет в т. ч. о свободе воли при выборе третейского суда и о праве стороны такого разбирательства заявить о небеспристрастности конкретного состава третейского суда.

В данном деле эти гарантии были соблюдены.

Довод о неарбитрабельности спора в силу публичного характера отношений из договора, предполагающего расходование бюджетных средств, также несостоятелен.

Истец не доказал, что сам по себе факт включения в подобный договор третейской оговорки нарушил его права (при том, что третейский суд еще не признал свою компетенцию и не рассмотрел спор).

Кроме того, в случае рассмотрения такого спора третейским судом госсуд не будет лишен возможности проконтролировать вопрос защиты интересов публичного порядка.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18 ноября 2008 г. N А38-2023/2008-22-34 Установив, что третейский суд разрешил спор о признании права собственности на объект недвижимого имущества, который в соответствии с действующим законодательством не мог быть предметом третейского разбирательства, арбитражный суд отменил спорное решение

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа
от 18 ноября 2008 г. N А38-2023/2008-22-34

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Каширской Н.А.,

судей Отдельной Л.И., Ногтевой В.А.

при участии представителей

от Звениговского РАЙПО: Иногородцева А.Х. по доверенности от 14.11.2008, Зубова А.В. по доверенности от 14.11.2008, Александрова А.Г. по доверенности от 01.09.2008,

от ПО «Провой кундем»: Кузягина Ю.А., председателя правления, Куприянова В.Л. по доверенности от 15.04.2008

от заинтересованного лица: Николаева А.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы потребительского общества «Провой кундем» и Николаева Андрея Николаевича на определение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 08.09.2008 по делу N А38-2023/2008-22-34, принятое судьей Петуховой А.В., по заявлению Звениговского районного потребительского общества об отмене решения Постоянно действующего Третейского суда при Торгово-промышленной палате Республики Марий Эл от 27.06.2008 по делу N 1/11-08 и установил:

Звениговское районное потребительское общество (далее — Звениговское РАЙПО) обратилось в Арбитражный суд Республики Марий Эл с заявлением об отмене решения от 27.06.2008 Постоянно действующего Третейского суда при Торгово-промышленной палате Республики Марий Эл (далее — Третейский суд) по делу N 1/11-08, принятого по иску с привлечением в качестве третьего лица Звениговского РАЙПО, Николаева Андрея Николаевича (далее — Николаев А.Н.) к потребительскому обществу «Провой кундем» (далее — Общество).

Названным решением Третейский суд признал за истцом право собственности на объект недвижимого имущества — нежилое здание «Торговый центр» (литера А) с навесами (литеры Н и Н-2), террасой (литера Н-1), складом (литера С), кадастровый номер 12:14:3001001:0518:88:212:002:00001076, расположенное по адресу: Республика Марий Эл, Звениговский район, село Исменцы, улица Молодежная, дом 7.

Арбитражный суд первой инстанции определением от 08.09.2008 отменил решение Третейского суда на основании пункта 1 части 3 статьи 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, сделав вывод о том, что третейский суд разрешил спор, который не мог быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.

Не согласившись с состоявшимся судебным актом, в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа обратились стороны третейского разбирательства — Общество и Николаев А.Н.

В кассационной жалобе Общество просит определение суда первой инстанции отменить и отказать Звениговскому РАЙПО в удовлетворении заявления об отмене решения Третейского суда; Николаев А.Н. — прекратить производство по делу.

Податели жалоб считают, что у Звениговского РАЙПО отсутствует право на оспаривание решения Третейского суда, так как оно не является стороной третейского разбирательства. Кроме того, настоящее заявление Звениговское РАЙПО на основании статьи 418 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должно было подать в суд общей юрисдикции. Николаев А.Н. как при заключении договора купли-продажи, так и при подаче иска в Третейский суд действовал как физическое лицо, а не как индивидуальный предприниматель, несмотря на наличие в принципе у него такого статуса. То, что по договору между Обществом и Николаевым А.Н. приобретен торговый центр, не означает, что данный объект имеет целевое назначение — торговое, а сама сделка связана с осуществлением Николаевым А.Н. предпринимательской деятельности. Николаев А.Н. поддерживает позицию Общества.

По мнению лиц, подавших жалобы, утверждение арбитражного суда о разрешении третейским судом спора, который не может быть предметом третейского разбирательства, ошибочно. Из содержания статьи 1 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданско-правовых отношений), статей 8 (подпункта 1 пункта 1) и 11 (пункта 1) Гражданского кодекса Российской Федерации (защиту гражданских прав наравне с государственными судами осуществляет и третейский суд, при этом гражданские права и обязанности возникают из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности), статьи 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» вытекает, что третейские суды наделены правом решать вопросы, связанные с правом собственности, в том числе и на недвижимость. Правильность данного подхода отражена в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 377-О и пункте 25 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2004 года.

В обоснование необходимости прекращения производства по делу Николаев А.Н. указывает на то, что решение Третейского суда не подлежало оспариванию в арбитражном суде, поскольку в третейском соглашении закреплена его окончательность для сторон третейского спора.

Помимо этого Николаев А.Н. ссылается на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, что привело к замене понятия «регистрация права собственности» на «признание права собственности» и неправомерному ограничению выбора формы защиты субъективных прав.

Звениговское РАЙПО в отзыве на жалобы опровергло содержащиеся в них доводы и просило оставить в силе оспариваемый судебный акт, как законный и обоснованный по следующим основаниям. В силу пункта 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) Звениговское РАЙПО является заинтересованным лицом по данному делу, поскольку участвовало в третейском разбирательстве в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора; часть 1 статьи 38 Кодекса устанавливает правила исключительной подсудности и предусматривает, что иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества.

В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы и возражения по кассационным жалобам.

Законность определения Арбитражного суда Республики Марий Эл от 08.09.2008 по делу N А38-2023/2008-22-34 проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274 , 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Общество (продавец) и Николаев А.Н. (покупатель) заключили договор купли-продажи нежилого здания от 24.11.2007, по условиям которого продавец обязался передать в собственность покупателя нежилое здание «Торговый центр» (литера А) общей площадью 877,6 квадратного метра (со служебными помещениями — навесами (литеры Н и Н-2), террасой (литера Н-1), складом (литера С)), с кадастровым номером 12:14:3001001:0518:88:212:002:00001076, расположенное по адресу: Республика Марий Эл, Звениговский район, село Исменцы, улица Молодежная, дом 7, и разрешенным использованием — для торговой деятельности, а покупатель — оплатить приобретаемый объект в установленном договором порядке.

В третейском соглашении от 24.11.2007, оформленном отдельным документом, Общество и Николаев А.Н. предусмотрели, что все неурегулируемые вопросы о порядке владения и пользования, признании права собственности на продаваемое имущество (нежилое здание «Торговый центр») и вопросы, вытекающие из факта владения и пользования имуществом, подлежат рассмотрению в постоянно действующем Третейском суде при Торгово-промышленной палате Республики Марий Эл. Решение, вынесенное Третейским судом при Торгово-промышленной палате Республики Марий Эл, является для сторон обязательным и окончательным.

Ссылаясь на отсутствие надлежащего исполнения Обществом действий по регистрации отчуждаемого объекта недвижимости и необходимость регистрации права собственности за собой как покупателем, Николаев А.Н. обратился в Третейский суд с заявлением о признании права собственности на приобретенный недвижимый объект.

Решением от 27.06.2008 по делу N 1/11-08 Третейский суд признал за истцом право собственности на объект недвижимого имущества — нежилое здание «Торговый центр» (литера А) с навесами (литеры Н и Н-2), террасой (литера Н-1), складом (литера С), под кадастровым номером 12:14:3001001:0518:88:212:002:00001076, расположенное по адресу: Республика Марий Эл, Звениговский район, село Исменцы, улица Молодежная, дом 7.

Посчитав названное решение незаконным, Звениговское РАЙПО, участвующее в третейском деле в качестве третьего лица со стороны истца, обратилось в арбитражный суд с заявлением об его отмене.

Смотрите так же:  Статья 281 ТК РФ. Труд руководителя организации заключившего с ней трудовой договор

Отменяя решение, Арбитражный суд Республики Марий Эл исходил из того, что третейский суд разрешил спор, который не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.

Рассмотрев материалы дела и изучив доводы участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа согласился с выводами нижестоящей инстанции в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, абзацем 1 пункта 2 статьи 42 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах) арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.

Согласно пункту 2 статьи 1 Закона о третейских судах в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Аналогичное положение содержится в части 6 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При определении пределов компетенции третейских судов в части рассмотрения споров, возникающих в сфере публичных правоотношений, необходимо учитывать следующее.

Судебная власть представляет собой совокупность полномочий по осуществлению правосудия, то есть полномочий по рассмотрению конституционных, гражданских, административных и уголовных дел в порядке, установленном законодательством о судопроизводстве ( статья 118 Конституции Российской Федерации). Таким образом, правосудие является формой государственной деятельности; осуществлять такую деятельность могут только специально созданные государственные учреждения — государственные суды, составляющие в совокупности судебную систему.

В соответствии с Законом о третейских судах третейский суд — это орган, образованный сторонами для решения конкретного спора, возникшего между сторонами и переданного на рассмотрение и разрешение третейского суда по их соглашению в соответствии с заключенным между ними третейским соглашением (третейской оговоркой).

Созданные на паритетных началах третейские суды в силу Федерального Конституционного закона Российской Федерации от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации» не входят в судебную систему Российской Федерации. Третейский суд наравне с государственным судом уполномочен рассматривать за определенными изъятиями споры, возникающие из гражданских правоотношений, осуществляя защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав ( пункт 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 1 Закона о третейских судах). При этом в силу статьи 31 Закона о третейских судах решение третейского суда с момента его принятия становится обязательным только для сторон третейского разбирательства, которые добровольно принимают на себя обязанность его исполнять.

Вопросы компетенции третейских судов по рассмотрению споров, связанных с публичными отношениями, разъяснены Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 27 Информационного письма от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов». В названном письме , в частности, указано, что правоотношение, связанное с регистрацией права собственности, носит публично-правовой характер.

Согласно абзацам 1 , 6 пункта 1 статьи 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество являются вступившие в законную силу судебные акты. Спор о праве собственности на недвижимое имущество порождает правовые последствия в виде государственной регистрации возникновения, перехода или прекращения этих прав. Государственная регистрация представляет собой акт признания и подтверждения государством зарегистрированного права. Иными словами, признание права собственности на недвижимое имущество влечет публично-правовые последствия, поэтому вопрос о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов.

В рассматриваемом случае предметом третейского разбирательства явилось требование о признании права собственности на недвижимое имущество, в связи с чем вывод суда первой инстанции о рассмотрении Третейским судом спора, который не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом, является соответствующим действительности и обоснованным.

Доводы Николаева А.Н. о необходимости применения института прекращения производства по делу в связи с изложенным судом округа отклоняются. Условие об окончательности решения Третейского суда невозможно применить к решению, вынесенному по вопросам, лежащим за пределами допустимой компетенции третейских судов.

Мнение подателей жалоб о том, что право на обращение с заявлением об отмене решения третейского суда принадлежит только стороне третейского разбирательства, основан на неправильном толковании норм права.

В соответствии с частью 2 статьи 230 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оспаривание в арбитражном суде решений третейских судов по спорам, возникшим из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, может быть осуществлено лицами, участвующими в третейском разбирательстве, путем подачи заявления в арбитражный суд об отмене решения третейского суда. Аналогичное правило об оспаривании решения третейского суда участвующей в деле стороной закреплено в статье 40 Закона о третейских судах.

Звениговское РАЙПО привлечено к участию в третейском деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Учитывая, что иной порядок обжалования решения третейского суда, кроме подачи заявления об его отмене в арбитражный суд, ни Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, ни иными федеральными законами не предусмотрен, и принимая во внимание положения статьи 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующие каждому судебную защиту его прав, следует признать, что лицо, не являющееся стороной третейского разбирательства, вправе оспорить решение третейского суда в случае, если данным решением нарушаются его права и законные интересы.

Утверждения Общества и Николаева А.Н. по поводу неправомерности обращения Звениговского РАЙПО в арбитражный суд, тогда как при наличии физического лица в качестве участника спора дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, в сложившейся ситуации не могут быть признаны состоятельными с учетом зафиксированного в пункте 1 договора купли-продажи целевого назначения продаваемого объекта недвижимости и пределов его использования и достаточности доказательств наличия у Николаева А.Н. статуса индивидуального предпринимателя.

Таким образом, определение Арбитражного суда Республики Марий Эл принято при правильном применении норм материального и процессуального права, нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов в любом случае, судом округа не установлено. Кассационные жалобы Общества и Николаева А.Н. удовлетворению не подлежат.

Расходы по уплате государственной пошлины на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

В соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче кассационной жалобы должна быть уплачена государственная пошлина в размере 50 процентов от суммы, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера.

Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче исковых заявлений неимущественного характера государственная пошлина уплачивается в размере 2 000 рублей.

Из указанных норм права следует, что государственная пошлина за рассмотрение кассационной жалобы по настоящему делу должна быть уплачена в размере 1 000 рублей.

При подаче кассационной жалобы Обществу предоставлялась отсрочка по уплате государственной пошлины, а Николаев А.Н. по квитанции от 07.10.2008 уплатил государственную пошлину за кассационное рассмотрение дела в размере 500 рублей, поэтому с Общества в доход федерального бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1 000 рублей, а с Николаева А.Н. — 500 рублей.

Руководствуясь статьями 287 (пунктом 1 части 1) , 289 , 290 и 319 (частью 2) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановил:

определение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 08.09.2008 по делу N А38-2023/2008-22-34 оставить без изменения, а кассационные жалобы потребительского общества «Провой кундем» и Николаева Андрея Николаевича — без удовлетворения.

Взыскать с потребительского общества «Провой кундем» в доход федерального бюджета 1 000 рублей государственной пошлины по кассационной жалобе, а с Николаева Андрея Николаевича — 500 рублей.

Арбитражному суду Республики Марий Эл выдать исполнительные листы.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

ВС разбирался, как быть с оговоркой о недействующем третейском суде

Верховный суд разрешил спор компаний, которые в договоре сделали третейскую оговорку. Но арбитраж, который должен был рассматривать их споры, из-за реформы третейских судов больше не функционирует.

1 ноября завершился переходный этап реформирования системы третейских судов. Если раньше третейские суды могли быть созданы на базе любой формы юридического лица, то теперь они могут создаваться лишь при некоммерческой организации (НКО). Кроме того, эти НКО должны получить соответствующее разрешение правительства, а заявку должен одобрить Совет по совершенствованию третейского разбирательства. До проведения арбитражной реформы в России насчитывалось порядка 2000 третейских судов, а теперь их осталось только четыре.

Одним из судов, которые прекратили свою деятельность, стал Арбитражный межотраслевой третейский суд, упомянутый в договоре между компаниями «Леонидас» и «Информационные технологии на транспорте». Последняя пытается взыскать со своего контрагента 133 000 руб., но не может сделать этого – определенный в договоре третейский суд в настоящее время не функционирует.

По мнению заявителя жалобы в Верховный суд, отказ арбитражных судов рассматривать спор по существу нарушает право компании на судебную защиту в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом, и право на доступ к правосудию.

Экономколлегия, впрочем, к доводам заявителя не прислушалась и оставила жалобу без удовлетворения (дело № А40-251666/2016). С чем связано такое решение станет известно позднее, когда суд опубликует мотивировочную часть своего решения.

Ранее Минюст рассказал, что делать с незавершенными делами закрывшихся третейских судов. Все функции по ранее начатым спорам подлежат выполнению третейским судом, то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением, указали в министерстве.

«Ямалгазинвест» проиграл спор в Конституционном суде о его беспристрастности

Конституционный суд (КС) отказался признать не соответствующей Конституции правовую позицию Высшего арбитражного суда об объективной небеспристрастности третейского суда «Газпрома», отклонив жалобу «дочки» монополиста ЗАО «Ямалгазинвест». КС признал, что арбитражные суды при рассмотрении споров о «карманных» третейских судах вправе оценивать значение «организационно-правовых связей их учредителей с одной из сторон конкретного спора». Отправлять на пересмотр дело о суде «Газпрома» КС не стал, подчеркнув таким образом его принципиальное отличие от дела о суде, созданном Сбербанком, чья жалоба была удовлетворена в ноябре.

Опубликованное сегодня определение КС по жалобе «Ямалгазинвеста» вынесено в закрытом режиме 9 декабря. Компания обратилась в КС еще летом, вскоре после подачи аналогичной жалобы Сбербанком, однако объединять их в одно дело КС не стал. Оба заявителя оспаривали практику применения законов «О третейских судах» и Арбитражно-процессуального кодекса, позволившую ВАС отменять решения третейских судов по делам их учредителей или контролирующих лиц. ВАС признавал такие решения вынесенными с нарушением гарантии объективной беспристрастности, и как следствие — принципов равноправия и автономии воли сторон спора.

Как вывернулись третейские суды

В деле Сбербанка ВАС признал небеспристрастным решение Центра третейского разбирательства (ЦТР), поскольку банк одновременно был одним из его учредителей и имел «собственный материально-правовой интерес» в рассмотренном ЦТР споре с заемщиком. КС с подходом ВАС не согласился и отправил дело на пересмотр, хотя и указал, что проверка нарушения принципа беспристрастности третейского суда «не исключает» учет его «организационно-правовых связей со сторонами спора». Именно такой учет оказался не в пользу «Ямалгазинвеста» в споре с институтом «Нефтегазпроект» о выполнении договора.

Как установил ВАС, «Газпром» одновременно является единственным акционером «Ямалгазинвеста» и единственным учредителем третейского суда. При этом председателем президиума суда является начальник юрдепартамента «Газпрома», от которого, в частности, зависит материально-техническое обеспечение и финансирование (в том числе, право давать указания о расходовании средств, полученных в связи с третейским разбирательством) суда при «Газпроме». ВАС решил, что такой суд объективно нельзя признать беспристрастным независимо от состава третейских судей в конкретном споре. Отметим, что на заседании президиума ВАС представитель «Ямалгазинвеста» безуспешно пытался заявить отвод председателю ВАС Антону Иванову, указав, что он тоже небеспристрастен, поскольку работал в «Газпром-медиа», заявлял в интервью, что третейский суд «Газпрома» «ждет печальная судьба, и президиум только дожидается подходящего дела». Однако ВАС отвод отклонил, пояснив, что деятельность господина Иванова не зависела от сторон спора, а его высказывания были теоретическими.

Как третейский суд «Газпрома» был признан необъективным

КС заявил, что проверять обоснованность данной судами оценки «характера и значимости» организационно-правовых связей учредителя третейского суда с одной из сторон не входит в его компетенцию. При этом резолютивная часть решения КС не содержит указания о возможности пересмотра решения ВАС. Это означает, что его выводы относительно суда при «Газпроме» остаются в силе. «Судов не должно быть много и они не должны создаваться при коммерческих организациях. Что бы ни говорил “Газпром”, при его деньгах и ресурсах прозрачности и независимости все равно не будет. И решения суда “Газпрома” будут подвергать сомнению в Страсбурге, Люксембурге и Минске (ЕСПЧ, Европейский суд справедливости и суд Евразэс.— “Ъ” )»,— заявляла год назад на дискуссии о третейской реформе судья суда ЕвразЭС Татьяна Нешатаева.

Смотрите так же:  Подать на алименты в комсомольске-на-амуре. Подать на алименты в комсомольске-на-амуре

«В отличие от дела Сбербанка, где КС акцентировал внимание на беспристрастности конкретных судей, в деле “Ямалгазинвеста” акцент сделан на значимости организационно-правовых связей стороны спора с учредителем третейского суда. Оценку их значения в конкретных делах КС оставил на усмотрение арбитражных судов. Таким образом, позиция ВАС по этому делу сохраняет силу, и основания для ее пересмотра нет»,— комментирует решение КС судья Третейского энергетического суда Айдар Султанов. В «Ямалгазинвесте» комментировать решение КС отказались.

Новости

МОСКВА, 5 дек — РАПСИ. Постоянная палата третейского суда в Гааге отклонила непризнание Россией компетенции суда по делу о задержании судна Arctic Sunrise, иск по поводу которого подали Нидерланды, сообщило в пятницу РИА Новости со ссылкой на коммюнике палаты.

По данным палаты, Россия в вербальной ноте 22 октября 2013 года отметила, что при ратификации Конвенции ООН по морскому праву не принимала возможность третейского решения. Суд счел это заявление заслуживающим рассмотрения и 26 ноября вынес решение о юрисдикции.

«Третейский суд единогласно постановил, что заявление, сделанное Россией при ратификации Конвенции, не исключает нынешний спор из процедур обязательного разрешения споров, требующих обязательных решений, установленных в разделе 2 части XV Конвенции, а потому не исключают нынешний спор из юрисдикции Третейского суда», — говорится в коммюнике.

Кроме того, суд сообщает, что 28 ноября 2014 года «задал Нидерландам ряд вопросов, касающихся содержания их меморандума». Теперь государство должно предоставить дополнительные ответы в течение 45 дней с момента их постановки. «Этот период истекает 12 января 2015 года», — отмечается в заявлении.

Активисты Greenpeace 18 сентября 2013 года попытались подняться на платформу «Приразломная» для проведения акции против нефтедобычи в Арктике. На следующий день российские пограничники с вертолета высадились на борт их судна Arctic Sunrise и отбуксировали его в Кольский залив.

Все 30 задержанных были арестованы. После акции на «Приразломной» было возбуждено уголовное дело о пиратстве, однако потом статья была изменена на «хулиганство». В декабре прошлого года активистов отпустили по амнистии, приуроченной к 20-летию Конституции РФ.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

от 26 апреля 2005 г. N Ф08-1303/2005

Дело N А32-2533/2005-31/6ТР

[Процедура третейского разбирательства не соответствовала федеральному закону, поскольку суд нарушил принципы законности, состязательности и равноправия сторон и правила о месте судебного разбирательства. Часть имущественной ответственности возложена на ответчика при отсутствии правовых оснований. В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано]
(Извлечение)

__________________________________________________________________
Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.11.2005 г. № 8657/05 данное постановление и определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.02.2005 отменено. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
___________________________________________________________________

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа при участии от заявителя общества с ограниченной ответственностью «Синдикат», от должника открытого акционерного общества «Тульский завод «Электропривод»», рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества «Тульский завод «Электропривод»» на определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.02.05 по делу N А32-2533/2005-31/6ТР, установил следующее.

ООО «Синдикат» обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21- 22.12.04 по делу N 357/04-9МО о взыскании с ОАО «Тульский завод «Электропривод»» (далее — завод) 4 897 448 рублей 75 копеек основного долга, 1 799 812 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, 33 091 рубля 78 копеек арбитражного сбора.

Определением от 07.02.05 заявление о выдаче исполнительного листа удовлетворено.

Судебный акт мотивирован тем, что по договору цессии от 11.10.04 N 11/10 к ООО «Синдикат» перешли все права кредитора ответчика — ООО «ГЭЛАКТИС» по договору поставки от 04.03.02, в том числе право требования к заводу и право на предъявление иска в третейский суд на основании дополнительного соглашения от 26.07.02 N 199-Ф. Региональный коммерческий арбитражный суд г. Армавира, указанный в третейской оговорке, переименован в Межрегиональный арбитражный суд. Суд отклонил довод завода о недействительности третейского соглашения. С учетом третейского соглашения суд признал, что ООО «Синдикат» подало заявление в Арбитражный суд Краснодарского края с соблюдением правил подсудности (статьи 38, 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В кассационной жалобе завод просит отменить определение как незаконное. В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на то, что Межрегиональный арбитражный суд не является третейским судом, о котором договорились завод и ООО «ГЭЛАКТИС». Третейское соглашение противоречит правилам подсудности рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа, установленного статьями 38 и 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Решение третейского суда не было объявлено. Межрегиональный арбитражный суд не вынес определения по заявлению завода об отсутствии у данного суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор. Договор цессии является ничтожным, поскольку в нем не согласован предмет договора. Третейский суд сделал выводы на основании неполной оценки представленных доказательств.

В отзыве на кассационную жалобу ООО «Синдикат» просит оставить определение без изменения. В судебном заседании представители завода поддержали доводы кассационной жалобы, а представители ООО «Синдикат» просили ее отклонить.

Изучив материалы дела и выслушав представителей участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено арбитражным судом, ООО «ГЭЛАКТИС» (поставщик) и завод (покупатель) заключили договор поставки от 04.03.02 N 199-Ф. В деле имеется светокопия дополнительного соглашении к договору от 26.07.02, согласно которому стороны обязались передавать все споры, возникающие из договора от 04.03.02 N 199-Ф, в том числе связанные с его заключением, изменением, расторжением, недействительностью, исполнением, на рассмотрение в Региональный коммерческий арбитражный суд (постоянно действующий третейский суд) со штаб-квартирой в г. Армавире.

По договору цессии от 01.10.04 N 11/10 ООО «ГЭЛАКТИС» уступило ООО «Синдикат» право требования к заводу по договору от 04.03.02 N 199-Ф и дополнительному соглашению от 26.07.02. Решением Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21-22.12.04 по делу N 357/04-9МО с завода в пользу ООО «Синдикат» взыскано 4 897 448 рублей 75 копеек основного долга, 1 799 812 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, 33 091 рубля 78 копеек арбитражного сбора.

В силу пункта 3 статьи 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства.

В случаях одновременного обращения с заявлениями об оспаривании решения третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда необходимо применять пункт 8 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии с указанной нормой данные заявления рассматриваются в арбитражном суде субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда.

Согласно статье 19 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закона) постоянно действующий третейский суд осуществляет третейское разбирательство в соответствии с правилами постоянно действующего третейского суда, если стороны не договорились о применении других правил третейского разбирательства. Правила третейского разбирательства, согласованные сторонами, не могут противоречить обязательным положениям Закона, не предоставляющим сторонам права договариваться по отдельным вопросам. Статья 32 Закона императивно определяет, что после исследования обстоятельств дела третейский суд большинством голосов третейских судей, входящих в состав третейского суда, принимает решение. Решение объявляется в заседании третейского суда. Третейский суд вправе объявить только резолютивную часть решения. Статьи 20, 32, 33 не допускают возможности определения места рассмотрения дела не по месту разбирательства, где должно быть объявлено решение или его резолютивная часть, а по месту размещения штаб-квартиры суда. В спорном случае дело рассматривалось в г. Москве, где должно было быть оглашено решение или его резолютивная часть. В протоколе судебного заседания третейского суда отмечено, что после удаления на совещание сторонам объявлено решение (л. 133 третейского дела). Между тем в решении третейского суда от 21 — 22 декабря 2004 г. местом разрешения спора указан г. Армавир, что не соответствует названным нормам Закона. Данное нарушение дало формальный повод для рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа в Арбитражном суде Краснодарского края, а не по месту нахождения должника, как того требует часть 3 статьи 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В ходе разбирательства в третейском суде ответчик заявил об отсутствии компетенции у суда в связи с фальсификацией третейского соглашения и просил провести соответствующую экспертизу (л. д. 70 — 71 третейского дела). Суд отклонил данное ходатайство, сославшись на отсутствие доказательств фальсификации. Однако вопросы установления фальсификации документа требуют специальных познаний, то есть назначения соответствующей экспертизы по подлиннику документа в соответствии со статьей 29 Закона. Отказ в определении подлинности подписи бывшего директора завода Карпухина В.П. и давности ее учинения в дополнительном соглашении от 26.07.02 не может быть восполнен пояснениями Карпухина В.П. Немотивированно отказав в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы, третейский суд нарушил принципы состязательности и равноправия сторон (статья 18 Закона).

Третейский суд неправильно применил статью 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами по неисполненному денежному обязательству осуществляется исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Установленная Банком России учетная ставка на день предъявления иска и на день вынесения решения составляла 13 процентов годовых, в то время как истец предъявил (л. д. 3 третейского дела) и суд взыскал проценты исходя из ставки 18 процентов годовых. Из расчета истца, с которым согласился суд, видно, что проценты за пользование чужими денежными средствами начислены на сумму задолженности включая налог на добавленную стоимость. Вместе с тем гражданско-правовая ответственность не может быть применена к отношениям по возмещению налога, то есть проценты подлежали начислению на сумму задолженности без НДС.

Согласно части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа в случаях, если: сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону; решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Из толкования данной нормы следует, что здесь имеются в виду и принципы отдельных отраслей права.

Изложенные нарушения свидетельствуют о том, что процедура третейского разбирательства не соответствовала федеральному закону, поскольку суд нарушил установленные статьей 18 Закона принципы законности, состязательности и равноправия сторон и предписанные статьями 20, 32, 33 правила о месте судебного разбирательства. Часть имущественной ответственности возложена на ответчика при отсутствии правовых оснований.

Основания для удовлетворения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21-22.12.04 по делу N 357/04-9МО отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 284, 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд СевероКавказского округа

П О С Т А Н О В И Л :

определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.02.05 по делу N А32- 2533/2005-31/6ТР отменить.

ООО «Синдикат» в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21-22.12.04 по делу N 357/04-9МО отказать. Взыскание с ОАО «Тульский завод «Электропривод»» по отмененному определению прекратить.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

текст документа сверен по:
файл-рассылка

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *