Евгений ширяев ноты для фортепиано. Си спор амор

Окт 10, 2019 Законы

евгений ширяев ноты для фортепиано

музыка-Евгений Ширяев, слова-Юрий Степчук. Я ведьма — «Акмаль, дракон и принцесса». музыка-Евгений Ширяев, слова-Юрий Степчук

Евгений Ширяев. Начало сериала, начало становления многих персонажей. Начало игрового сезона, начало работы мастерской группы.

На этой странице вы можете бесплатно скачать популярные альбомы и песни Евгений Ширяев №683900 в mp3-формате, а также слушать их онлайн.

Ширяев, Евгений Юрьевич — Википедия

Евгений Ширяев на Викискладе. Евге?ний Ю?рьевич Ширя?ев (укр. Євген Юрійович Ширяєв; 22 февраля 1984, Успеновка, Одесская область, СССР) — украинский

Евгений Ширяев — скачать mp3 d Слушать музыку онлайн

Отписывайтесь от событий, которые не интересны. Ширяев Евгений подписался на группу. Ширяев Евгений подписался на 3 группы

Евгений Ширяев. Фильмография, фото, интересные факты из жизни и многое другое на КиноПоиске. Полный список фильмов и совместных работы с другими актерами и режиссерами.

Этот сайт посвящен композитору Евгению Ширяеву. На страницах сайта вы найдете информацию о фильмографии, сможете прослушать саундтреки к фильмам,

Песни Евгения Ширяева исполняют София Ротару, Иосиф Кобзон, Михаил Боярский, Маша Распутина и многие другие звёзды отечественного шоу-бизнеса.

Приключения инспектора Бел Амора. Вперед, конюшня! (2 стр.)

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИНСПЕКТОРА БЕЛ АМОРА
ЧЬЯ ПЛАНЕТА?

Земной разведывательный звездолет с бортовым номером Щ-2047 возвращался домой и забрел в скопление звездной пыли.

Место было мрачное, неизученное, а земляне искали здесь и везде кислородные миры — дышать уже было нечем.

Поэтому, когда звездолет подошел к кислородной планетке, робот Стабилизатор заорал нечеловеческим голосом: «Земля!», и лейтенант Бел Амор проснулся.

Тут же у них произошел чисто технический разговор, разбавленный юмором для большего интереса, — разговор, который обязаны произносить многострадальные герои фантастического жанра в порядке информации читателя о заселении планет, о разведке в космосе, о трудностях своей работы.

Закончив этот нудный разговор, они облегченно вздохнули и взялись за дело: нужно было ставить бакен.

Что такое бакен…

Это полый контейнер с передатчиком. По существу — обычный передатчик. Он сбрасывается на орбиту и беспрерывно сигналит: «Владения Земли, владения Земли, владения Земли…» На этот сигнал устремляются могучие военные звездолеты с переселенцами.

Несколько слов о Бел Аморе и Стабилизаторе. Лейтенант Бел Амор человек средних лет с сонными глазами, в разведке не бреется, предпочитает быть от начальства подальше, потому и застрял в лейтенантах. Не дурак, но умен в меру.

Анкетная биография не представляет интереса — родился, учился, женился. О Стабилизаторе и того меньше: трехметровый корабельный робот. Недурен собой, но дурак отменный.

Когда Бел Амор спит, Стабилизатор стоит на собачьей вахте: держится за штурвал, разглядывает компас и приборы.

Их придется на время покинуть, потому что события принимают неожиданный оборот. С другого конца пылевого скопления к планетке подкрадывается нежелательная персона — звездолет неземной цивилизации. Это новенький крейсер — настоящий супер-кварк, только что спущенный со стапелей.

Он патрулирует галактические окрестности и при случае не прочь застолбить подходящую планетку. Его жабообразной цивилизации как воздух нужна нефть… что-то они с ней делают. В капитанской рубке расположился капитан Квазирикс — толстая жаба с эполетами. Команда супер-кварка троекратно прыгает до потолка: открыта планета с нефтью, трехмесячный отпуск обеспечен.

Супер-кварк и земной разведчик приближаются к планетке и замечают друг друга. Возникает юридический казус: чья планета?

— У них орудия противозвездной артиллерии… — шепчет Стабилизатор.

— Сам вижу, — отвечает Бел Амор.

В местной системе галактик мир с недавних пор. Навоевались здорово, созвездия в развалинах, что ни день, кто-нибудь залетает в минные поля. Такая была конфронтация. А сейчас мир; худой, правда. Любой инцидент чреват, тем более есть любители инцидентов. Вот, к примеру: рядом с контр-адмиралом Квазириксом сидит его адъютант-лейтенант Квазиквакс.

— Квак, плевать на соглашение, — квакает адъютант-лейтенант. — Оно все равно временное. Один выстрел, и никто ничего никогда не узнает. А узнают принесем дипломатические извинения: ошиблись, квак, не разобрали в темноте, кто есть кто. Много их расплодилось, двуногих. Супер-кварк ни во что не ставят. Есть и такие.

— Будьте благоразумны, — отвечает ему контр-адмирал. — В последнюю войну вы еще головастиком были, а я уже командовал 1-м Квакзаиским ракетным дивизионом. Вы что-нибудь слышали о судьбе нейтральной цивилизации Журавров из одноименного скопления? Нет? Посмотрите в телескоп — клубы пепла до сих пор не рассеялись. Так что, если хотите воевать, то женитесь на эмансипированной лягушке и ходите за нее в атаки, квак. А инструкция гласит: с любым пришельцем по спорным вопросам завязывать мирные переговоры.

У лейтенанта Бел Амора инструкция того же содержания.

Гигантский супер-кварк и двухместный кораблик сближаются.

— Вас тут не было, когда мы подошли, квак!

— Мы подошли, когда вас не было, блин!

Бел Амор предлагает пришельцам отчалить подобру-поздорову. (Это он хамит для поднятия авторитета.)

— Послушайте, как вас там… Щ-2047, — вежливо отвечает контр-адмирал Квазирикс. — На службе я тоже агрессивен, хотя по натуре пацифист, квак. Такое мое внутреннее противоречие. Ой адъютант советует решить наш спор одним выстрелом, но если после этого начнется новая галактическая война, я не выдержу груза моральной ответственности. Давайте решать мирно.

Лейтенант Бел Амор соглашается решать мирно, но предварительно высказывает особое мнение о том, что с противозвездными орудиями и он не прочь вести мирные переговоры.

Тут же вырабатывается статус переговоров.

— Мы должны исходить из принципа равноправия сторон, блин, разглагольствует Бел Амор. — Хоть у вас и суперкварк, а у меня почтовая колымага, но внешние атрибуты не должны влиять на результаты переговоров.

Со своей стороны, с супер-кварка вносят предложение «о регламенте переговорного процесса». Контр-адмирал настаивает: не ограничивать переговоры во времени и вести их до упаду, пока не будет выработано решение, удовлетворяющее обе стороны. Судьба планеты должна быть решена.

Вот выдержки из стенограммы переговоров. Ее вели на супер-кварке и любезно предоставили третью копию в распоряжение землян.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ

КОНТР-АДМИРАЛ КВАЗИРИКС. Квак, решено: не надо глупостей. Будем решать мирно.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛ АМОР. Может быть, рассмотрим вопрос о передаче нашего спора в межцивилизационный арбитраж?

КВАЗИРИКС. Ох уж мне эти цивильные… По судам затаскают.

БЕЛ АМОР. Ну, если вы так считаете…

КВАЗИРИКС. Предлагаю не обсуждать вопрос о разделе планеты. Она должна полностью принадлежать одной из договаривающихся сторон.

БЕЛ АМОР. Заметано.

КВАЗИРИКС. Будут ли еще предложения?

БЕЛ АМОР. Ничего в голову не лезет.

КВАЗИРИКС. Тогда предлагаю сделать перерыв до утра. По поручению команды приглашаю вас на скромный ужин.

8 августа. ВТОРОЙ ДЕНЬ

БЕЛ АМОР. Наша делегация благодарит за оказанный прием. В свою очередь, приглашаем вас отобедать.

КВАЗИРИКС. Приглашение принимаем. А теперь к делу. Предлагаем опечатать корабельные хронометры. Они должны были зафиксировать точное время обнаружения планеты. Таким образом, можно установить приоритет одной из сторон.

БЕЛ АМОР. Где, блин, гарантия, что показания вашего хронометра не подделаны?

КВАЗИРИКС (обиженно). За вас тоже никто не поручится.

БЕЛ АМОР. Решено: показания хронометров не проверять. Кстати, обедаем мы рано и не хотели бы нарушать режим.

КВАЗИРИКС. В таком случае пора закругляться.

БЕЛ АМОР. Еще одно… Возьмите с собой вашего адъютант-лейтенанта Квазиквакса. Мы с ним вчера не закончили беседу.

12 августа. ШЕСТОЙ ДЕНЬ

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО С СУПЕР-КВАРКА (боцманским голосом). Квак! Эй, на шлюпке, как самочувствие?

Текст книги «Non enim quid amor (СИ)»

Автор книги: Darr Vader

Жанры:

Фанфик

Современные любовные романы

Текущая страница: 8 (всего у книги 17 страниц)

– А ты думаешь, я нуждаюсь в услугах потаскух?

– Каждому мужчине нужна женщина, – Шая перешагнула через смятое платье. Она раздвигала ноги за монету, легла под карлика за сотню, и за тысячу его продала. Глаза лорда Тайвина жадно шарили по фигуре девушки, впивая каждый изгиб. На лице Ланнистера не дрогнул ни один мускул, когда Шая приблизилась к нему вплотную и сжала член сквозь бриджи. Тело невольно откликнулось на ее прикосновение, уголок рта Тайвина дернулся.

– Думаешь, я не побрезгую шлюхой моего сына?

– Думаете, я не побрезгую стариком? – бросила девушка, хищно сузив глаза. За такие слова ей следует вырвать язык… который, должно быть, весьма умел. Не зря же Тирион так ей дорожил. Лорд-десница не возражал, когда Шая опустилась перед ним на колени.

В конце концов, почему бы и нет? Все равно она, рано или поздно, отправится туда, куда и все остальные шлюхи.

========== Чувство вины (Серсея Ланнистер, Тирион Ланнистер) ==========

AU. Тирион – старший сын Тайвина, Джоанна умерла, рожая близнецов.

Серсея боялась отца, но еще больше – старшего брата. Девочку пугали разномастные глаза Тириона и его кривая обезьянья ухмылка. Когда им случалось сидеть рядом за обеденным столом, Серсея не могла ни есть, ни говорить, к холодному недовольству лорда Тайвина и ехидным насмешкам Джейме. Вот брат-близнец с Тирионом прекрасно ладил, и рассмеялся, когда сестра поделилась с ним своими тревогами.

– Он же наш старший брат, – говорил он уверенно, – Тирион не причинит нам вреда.

Но неспроста же боги наградили Тириона такой дурной внешностью! Может, их настоящего брата украли грамкины и подменили его своим ребенком? Когда Серсея спросила об этом отца, лорд Тайвин нахмурился, сурово поджав губы. Девочка съежилась под тяжелым, пронизывающим взглядом отца, но он лишь погладил ее по волосам и вернулся к своим письмам. Это мимолетное проявление любви ошеломило девочку. Тайвин Ланнистер, скупой на ласку, даже никогда не улыбался своим детям. Слуги и болтливая септа Алеида шептались, что улыбка его умерла вместе с леди Джоанной.

Лорд Тайвин так и не простил младшим детям ее смерти.

Как и старшему сыну – его уродства.

Пусть боги и подарили ему двух прелестных детей, но за это отняли у него любимую кузину и леди-жену.

Этого уже Серсея не могла простить.

– Лучше бы мы родились раньше, – как-то сказала она Джейме, – тогда бы этого уродца вовсе на свете не было!

– Тогда и мама бы умерла раньше, – тихо заметил мальчик, на что сестра непокорно тряхнула волосами.

– Раньше или позже – какая разница? Она ведь все равно умерла, бросила нас!

– Не говори так! – Джейме больно схватил ее за руку. – Мама отдала свою жизнь, чтобы жили мы.

– Отпусти! – девочка дернулась, отталкивая близнеца. Зеленые глаза сверкнули зло. – Зачем тогда жить Тириону? Он урод, карлик, а станет лордом, а ты так и останешься всего лишь братом чудовища! Когда он станет здесь хозяином, он просто выгонит нас!

– Тирион этого не сделает, – Джейме начинал злиться, пальцы его все сильнее впивались в кожу сестры-близнеца, – он наш брат!

– Он чудовище! – взвизгнула Серсея, отталкивая мальчика, и кинулась прочь, задыхаясь обидой и слезами. Нечестно, нечестно, что маму убили боги! Да, именно боги – это они захотели так, чтобы леди Джоанна не оправилась от родов. А Серсея хотела, очень хотела, чтобы матушка была рядом, чтобы она, а не тетя Дженна заплетала ей волосы, рассказывала сказки и помогала выбирать ткань для платьев. Будь мама жива, лорд-отец бы улыбался, все были бы счастливы… быть может, Серсея даже полюбила бы Тириона… девочка ворвалась в свою комнату, забыв закрыть дверь, и упала на кровать, заходясь плачем. Подушки впитывали ее рыдания, скрывали в своей мягкости слезы. Не было бы Тириона, Джейме, ее красивый Джейме стал бы лордом Кастерли-Рок после отца, и они жили бы в замке вдвоем, только вдвоем… но все это достанется Бесу, противному уродливому карлику, которому просто повезло родиться раньше.

– Уже ли правда? – пораженный шепот едва различим в череде сдавленных всхлипов и мерному гулу крови в ушах. Серсея настороженно отняла лицо от подушки, притихнув на мгновение.

– Семерыми клянусь! – силуэты служанок рисовало тенью на стене. – Бес уж неделю как каждый день в дом издольщика наведывается, а дочка мельника только рада.

– Думаешь, они уже…

– Они поженились! – голос девушки взволнованно взлетел. – Вчера их септон Освин венчал!

– Это он тебе сказал? – вторая девушка презрительно фыркнула. – Освин пьет столько, что забывает, как портки одевать. Ему и не такое привидится.

– Пусть Неведомый мне язык оторвет, если я вру! Поженились они с Тишей. Ох, жду не дождусь, когда Бес к милорду жену приведет…

Эхо шагов таяло в полумраке коридора, голоса и смех служанок становились все дальше. Слезы стыли на щеках девочки, беспокойно теребящей смятый бархат покрывала. Тирион женился на дочке издольщика? Конечно, какая благородная леди захочет себе такого мужа! Странно, что не на свинарке… и лорд-отец этого еще не знает. Не знает, что в их знатную семью войдет простолюдинка. Серсея поспешно вытерла лицо, пригладила растрепавшиеся волосы. Лорд Тайвин не допустит, чтобы леди Ланнистер стала дочь издольщика и накажет Тириона. Например, сделает своим наследником Джейме, а старшего сына прогонит вместе с этой девицей! Тоска сменилась искрящейся сладостью радости, томительным предвкушением, и в покои лорда-отца девочка практически бежала.

Вечером она засыпала в твердой уверенности, что Тириона она больше никогда не увидит.

И тем острее было ее разочарование, когда она встретила его за завтраком. Брат был непривычно тих и молчалив, уныло ковырял вилкой в тарелке, а лорд Тайвин и вовсе к столу не спустился. Серсея без всякого удовольствия ела овсянку со сливками и медом, даже не чувствуя вкуса, не обращая внимания на тетушку и Джейме, грезившего о турнире в честь приезда короля. Почему отец не прогнал Беса? Он ведь опозорил весь их род и память их матери своей женитьбой! Может, служанки соврали? Если так, то Серсея прикажет обрить их налысо, а одной и вовсе вырвать язык. Девочка сердито швырнула ложку в остывающую кашу. И вздрогнула, услышав пение:

– Была моя любовь прекрасна, словно лето, и локоны ее как солнце свет… – пробормотал Тирион, и девочка ошеломленно заметила блеснувшие в его глазах слезы. Что-то неприятно кольнуло в груди, защемило где-то под сердцем, но Серсея в детском упрямстве утопила крошечный уголек вины и стыда. Бес – ее враг, наказание богов, однако, вспыхнула румянцем, когда старший брат повернулся к ней. Его лицо, искаженное невыносимой мукой, сморщилось еще больше в кривой улыбке.

– Была моя любовь прекрасна, словно осень, и локоны ее, как золото листвы, – карлик шутливо дернул Серсею за золотистый локон и спрыгнул со стула. К еде он так и не притронулся.

– Была моя любовь, как снег прекрасна, – тихо пропела девочка, – и волосы ее – как свет луны.

Но карлики не достойны любви! Пусть ему будет так же плохо, как и Серсее.

Однако ее триумф на вкус был еще противнее, чем холодная овсянка.

========== Леди Нетопырь (Данелла Лотстон) ==========

Предупреждение! Особо впечатлительным личностям, эстетам и моралистам не читать! Каннибализм, безумие, насилие, страшная легенда о страшной женщине в стиле папы Мартина. Одна из частей рубрики “Темный Вестерос”.

Леди Данелла всегда любила мясо с кровью.

От одного только вида подрумяненного на огне куска говядины или оленины, истекающего соком, рот наполнялся вязкой слюной, а красная сердцевина, сочащаяся пряной кровью, рождала в груди голодное хищное урчание. Но человечина куда вкуснее, особенно, если подавали ребенка. Мясо нежное, сочное, а кровь… слаще ее ничего нет.

Безумная Данелла знает толк в хорошей кухне.

Но что может быть лучше славной ванны после столь славного ужина?

Слуги торопливо наполняли медный чан багровой пенящейся жижей, теплой, еще горячей, – только вздох назад стихли крики в подземелье. Леди Лотстон медленно опустилась в играющие алые волны, позволяя красному теплу ласково обволакивать ее тело. Жарче объятий любимого, влага, в которой теплится еще чужая жизнь. Все дни, прожитые миловидной селянкой, собраны по капле, ее смех, ее слезы, ее счастье и горе, ее молодость… Данелла влажно, до блеска слюны, облизнула губы и поднесла к лицу обагренные пальцы. Кровь стекала по белой коже тонкими алыми нитями, струйки переплетались, срывались каплями, и Безумная Данелла принялась ловить их губами. Она собирала их языком, позволяла стекать по подбородку на шею и смеялась, визгливо и резко, пока слезы не выступали у нее на глазах, пока не начинала задыхаться. Слуги стояли в безмолвии, страшась взглянуть на госпожу. Нрав ее слишком хорошо известен в Харренхолле и далеко за его пределами, но страх сковывает языки многим, очень многим. Не всякий рискнет выступить против Безумной Данеллы. Не каждый рискнет рассказать, что происходит в башнях ее замка.

Женщина продолжала хохотать, наряжаясь к ужину, смеялась, сбегая в большой зал по лестнице, хихикала, предвкушая, в ожидании первого блюда. Леди Лотстон накинулась на жаркое оголодавшим диким зверем, пристально следила, чтобы тарелки остальных тоже оставались пустыми. За одним столом с леди Харенхолла не так уж много гостей – старая полуслепая мать и младшая сестра, но они послушно едят, не подозревая даже, что блюдом им служит их мажордом. Данелла находила мясо слишком жилистым, заботливо разжевывала крупные куски своей матушке и приказала положить сестре еще одну порцию – девочке ведь надо расти. Но сестра отложила приборы и покачала головой.

– Благодарю, миледи, но я уже сыта, – она сглатывала и отводила взгляд, а на тарелке перед ней – еще больше половины. Стражники, повинуясь приказу Данеллы, заломили руки девушки за спину, а леди Лотстон сама принялась кормить сестру, крепко держа ее за подбородок.

– Ложечку за короля, две за королеву, – пропела безумная безумно под жалобный плач сестры. Их мать сидела, недвижимая, шевеля бледными полосками губ, – ложечку за принца, четыре – за Данеллу.

Девушка давилась, исторгая съеденное, а леди Харенхолла зачерпывала его ложкой, грубо пихая сестре обратно, прямо в глотку. Ну, разве не вкусно? Разве может быть что-то нежнее, вкуснее, сочнее этого? Нетопыри смотрели на нее со знамен, раскидывали в сторону крылья, будто желая ее обнять. Безумная Данелла стремительно выбежала прочь из зала.

Смотрите так же:  Объяснительная по поводу раннего ухода с работы. Ушел раньше с работы объяснительная образец

– Коня! – звонко крикнула она, и коридоры Харенхолла долго вторили ей призрачным эхом.

Леди Данелла Лотстон желала улететь в ночь, чтобы утром вновь укрыться в тени башен своего замка, которые вдоволь напоила своим безумием.

========== Валар Моргулис (Серсея Ланнистер, Джейме Ланнистер, Григор Клиган) ==========

Написано по заявке от анонима с Ask.fm. Вместо Оберина за Тириона выходит биться двурукий Джейме. Поединок глазами Серсеи.

Солнце светило ярко, но куда ярче сверкали доспехи брата – Джейме нарядился как на последнюю битву. Она и вправду может стать для него последней, думала Серсея, сжимая резные подлокотники кресла. Лицо ее свело судорогой, кривились побелевшие губы и пылала пронзительная зелень глаз. Григор Клиган, гора, закованная в сталь, нетерпеливо перекидывал меч из руки в руку, блестел его покрытый испариной лоб, ноздри раздувались как у быка. Оруженосец боязливо переминался с ноги на ногу, прижимая к груди шлем. Серсея до боли сжала зубы. Она выбрала победителя поединка, а не убийцу брата! Джейме, этот идиот, все испортил!

На начищенном нагруднике близнеца словно горело само отражение солнца. Брат был великолепен, но бледен до синевы, однако взгляд полнился упорства, мрачной решимости, и ни единой капли страха. Дурак! – в груди королевы-регентши болезненно задавило, – ради кого он рискует?! Ради Тириона, проклятого карлика, убийцы их сына! Неказистая фигура Беса казалась и вовсе крошечной рядом с девицей Тарт. Ногти больно впились в ладони Серсеи. Что за любовь у Джейме ко всяким уродам? Их младший братец, теперь еще – эта корова. Бриенна лично вручила Ланнистеру меч, и они на мгновение замерли друг напротив друга. Львица не могла различить их лиц с высоты помоста, но накатившая едкая ревность грозила утопить женщину. Серсея раздраженно тряхнула локонами. Что за глупости?! Джейме просто не способен променять сестру-близнеца на эту телку. Джейме, который срывал с нее платье и целовал так жарко… Джейме, который столько раз клялся ей в любви… Джейме, который вместо того, чтобы лично снести голову Тириону, выступает его защитником.

Едва заметный огонек нежности потух под напором дикой, безудержной ярости.

Пусть уж лучше у нее вовсе не будет братьев, чем эти убийцы и предатели.

Королева вздрогнула, когда мечи противников скрестились с кровожадным лязгом.

Джейме ушел от рубящего удара Клигана, сделал обманный выпад влево, но Гора, разгадав его уловку, ринулся на него, замахиваясь клинком. Ланнистер едва успел поднять щит, его отшвырнуло в сторону, и злорадство Серсеи вскипело, согревая сердце. Что, братец, не по клыкам тебе сир Григор? Обезьянья физиономия Тириона, перечеркнутая шрамом, то краснела, то белела, словно снятое молоко, Бриенна Тарт металась по помосту вслед за бойцами, что-то кричала, и умолкла, точно захлебнувшись, когда очередной удар Григора Клигана сбил с головы Джейме шлем, и через миг Цареубийца оказался на земле. Щит валялся в стороне, и громадное лезвие меча уже было готово обрушиться на Ланнистера. Серсея алчно подалась вперед…

…и далеко не сразу поняла, что беззвучно кричит.

Джейме, брат, любимый. Предатель!

Джейме ловко перекатился в сторону, и свинцово-серое лезвие рубануло по камню, оставив глубокую борозду. Пьянящая легкость разлилась в груди, но тут же сменилась удушающим гневом. Кровь в ушах гудела жарко, заглушая крики толпы, ладони были липкими и багровыми от крови, а королева, не замечая, все продолжала вонзать ногти в собственную кожу. Брат-близнец что-то насмешливо бросил Горе, и тот понесся на него, размахивая мечом. Цареубийца уклонился с кошачьим проворством. Черный клинок, будто живой, взвился в воздух, вспыхнул зловещим багрянцем на солнце.

Неужели брат победит? Неужели их сын, их первенец не будет отомщен.

– Убей его, – прошипела Серсея, с ненавистью глядя на Беса. Своим рождением он убил их мать, теперь отнял и Джоффри. Кто следующий? Томмен? Мирцелла? Если этот низкорослый ублюдок Джейме дороже, чем собственные дети, то пусть Григор Клиган подотрет зад его кишками.

Серсея не смогла сдержать улыбки, когда Гора отразил атаку Цареубийцы.

Ведь он твой брат, твоя вторая половина…

Он не достоин им быть!

Женщина метнула напряженный взгляд на отца. Лорд Тайвин точно окаменел, глаза глубоко запали, и вокруг них залегли тени – лицо лорда-десницы больше напоминало череп. За кого он тревожится больше? За Джейме или же Тириона? Конечно, за Джейме, мысленно одернула Серсея, поджимая губы, но почему тогда позволил ему участвовать в этом фарсе?! Брат только вернулся… и теперь из-за этого карлика она потеряет его навсегда?!

Крик обжег горло до крови… которая дождем оросила бледный мрамор, когда меч Григора Клигана с размаху опустился на плечо Джейме. Лезвие вошло в плоть, вгоняя в нее звенья кольчуги, Цареубийца шарахнулся в сторону, неловко отмахиваясь мечом. Дурак, какой же он дурак! Умрет за Тириона, хотя мог жить с Серсеей, стать ее королем. Меч Цареубийце пришлось взять в левую руку – правая висела плетью.

Все кончено. Бес обречен.

Нет, пусть умрет! Отец не должен жить дольше сына.

Шаги Горы отмеряли последние мгновения жизни братьев Ланнистер. Минуты тянулись неспешно янтарной смолой, и сердце львицы замерло в предвкушении. Она недолго проживет без Джейме, но увидит смерть Тириона. Нет! Она будет править Вестеросом, пока Томмен не станет взрослым. Это все ради него, ради сына, ради семьи, ради короны…

Григор Клиган внезапно покачнулся и рухнул, как подрубленное дерево, прямо под ноги Цареубийцы. Над толпой зрителей прошелестел дружный ошеломленный вздох.

– Он поскользнулся! Поскользнулся на крови!

– Боги… Боги все решили! Бес невиновен.

Неправда! Серсее хотелось кричать, плакать, рвать на себе волосы. Тирион убил Джоффри! Он убил моего мальчика! Как вы можете?! Лезвие меча неровно вошло в шею Клигана, Джейме рывком вытащил клинок и вонзил снова. Гора даже не кричал, лишь хрипел и извивался червяком.

– Боги приняли решение…

Почему какие-то боги решают за королеву?!

Добить бы брата-предателя… и обнять, прижать к себе, поцеловать. Джейме упал на колени возле бьющегося в агонии Горы, Бриенна Тарт кинулась к нему. С ручонок Беса снимали кандалы. Ничего, ничего… Серсея не позволит Джоффри остаться неотомщенным. Не позволит пренебрегать собой. Никому.

========== Кет (Санса Старк, Эддард Старк) ==========

AU, Кейтилин умерла, рожая Рикона, и Санса пытается быть хозяйкой и леди Винтерфелла. Без намека на инцест.

Девиз сулил, что зима близко, но для лорда Эддарда Старка она наступила со смертью жены. Рождение их младшего сына унесло жизнь леди Кейтилин и осиротило четверых детей. С тех пор, как ее каменное изваяние установили в крипте, Винтерфелл перестал быть прежним. Все перестало быть прежним – Теон улыбался не так радостно, померк взгляд Робба, притихла свирепая Арья, и даже Бран уже не так часто лазал по стенам. Но больше всех изменилась Санса… их сладкое летнее дитя. Нэд с затаенной грустью смотрел как она, оттеснив няньку, принимается укачивать крошечного Рикона и напевает ему колыбельные. Как следит за слугами и отдает распоряжения мейстеру Лювину. Как перешивает старые материнские платья, что бы потом надеть одно из них к ужину…

Нэд почти не узнавал в девушке, облаченной в алый и синий бархат, малютку Сансу. В один миг она стала такой взрослой. Даже Кет в юности не была так хороша, как их дочь, синеглазая, с темно-рыжими косами, с твердой решимостью во взгляде и переливающимися на ресницах слезами.

И Нэду некого было винить за ее слезы, кроме себя.

Сансе отныне было некогда вышивать вместе с подружками и сплетничать за лимонными пирожными, заботы о семье и Винтерфелле легли на ее хрупкие плечи. Нэд с радостью бы нанял управителя, позволил бы дочери вкусить еще немного безмятежной сладости детства, но… она так была похожа на Кет. Когда обсуждала с поваром блюда на обед, когда собирала травы в теплице, когда, провожая Робба на охоту, поправляла ему плащ.

– Ты простудишься, – говорила она так серьезно, что хотелось улыбнуться. Но улыбка лорда Старка похоронена в крипте рядом с Кейтилин. Эддард не мог… не хотел потерять и тот призрак жены, таящийся в нежных чертах Сансы Старк.

Иногда ему даже казалось, что Кет все еще с ним.

Нэд засиделся в библиотеке допоздна, разбирая учетные книги. Дела иногда помогали забыться, реальность отступала в сторону, отгораживая его стеной из книг и цифр. Когда звук легких шагов всколыхнул тишину библиотеки, Эддард поднял глаза. Сердце замерло в груди, вздох застыл на губах. Кейтилин, его Кет шла к нему из полумрака и улыбалась той самой знакомой, любимой улыбкой…

– Батюшка, – произнесла она, и все наваждение Нэда рассыпалось. Санса поставила поднос на стол. – Я принесла вам ужин.

Неверное сияние свеч и острая тоска сыграли с ним злую шутку. Разочарование с размаху всадило ледяной кинжал в грудь, в зияющую пустоту на месте сердца. Серые льдинки глаз Нэда заискрились теплотой, но тут же погасли.

– Спасибо, Санса, – промолвил он чужим, хриплым голосом. На подносе покоились яблочные пончики и кровяная колбаса, кувшин с холодным молоком. В последний раз лорд Эддард ел еще утром, но не чувствовал голода. Уголки его губ приподнялись в слабой улыбке. – Я обязательно поем… попозже.

– Нет! – Санса сурово нахмурилась. – Ешьте сейчас, при мне. Гейдж сказал, что вы не обедали, да и позавтракали плохо.

Ее скулы горели румянцем, губы чуть дрожали, девочка зябко куталась в шаль – по сине-зеленому бархату плыла вышитая серебром форель. Вещь из сундука Кет, пахнет Кет. Лаванда и мята, такой чужой, непривычный Северу запах, такой… любимый и милый.

– Поешь со мной, Санса, – тихо попросил Нэд. Они часто ужинали вместе с Кет, словно дети, пробирались на кухню и воровали сладости. Это было так давно… или вчера? Эддард Старк запутался в собственных мыслях и воспоминаниях, тонул в синих глазах Кейтилин, которые смотрели на него с лица их дочери.

Санса чинно присела на краешек стула и взяла один пончик, но не притронулась к нему. Опустила глаза, сжимая булочку в тонких снежно-белых пальцах. Такая хрупкая, маленькая… Нэд неловко обнял ее за плечи, и девочка вдруг зарыдала, спрятав лицо у него на груди.

– Я устала… я так устала… матушка… – Санса задыхалась, дрожала, судорожно вцепившись в дублет отца. Ее слезы обжигали сквозь бархат и вареную кожу. – Я… я…

– Знаю, милая. Я тоже скучаю по ней, – Нэд так упивался своей болью, что позабыл о детях, бросил их наедине с утратой. Робба, Брана, Арью… маленького Рикона, который никогда не узнает матери. Он зарылся лицом в мягкие волосы дочери, рисуя Кейтилин в своих объятиях. Но это не Кет…

– Я стараюсь, я очень стараюсь! – Санса обратила к отцу мокрое от слез лицо.– Но я – не матушка…

– Ты и не должна быть ею, – живое тепло трепетало в объятиях Нэда, а холодный камень статуи заключен в стенах гробницы Старков рядом с отцом, Брандоном и Лианной. Кет и Лиа наверняка поладили бы. Нэд надеялся на это. Он коснулся губами лба дочери, принялся укачивать ее, как маленькую. Санса всхлипывала, но больше не плакала.

И Нэд Старк поклялся, что больше никто из его детей не будет плакать.

Все ради них. И ради Кет.

Комментарий к Кет (Санса Старк, Эддард Старк)

По идее, это задумывалось как инцест, дарк и вся мрачность драмы, а в итоге писала и чуть не плакала.(

========== Черный дракон (Рейгар Таргариен) ==========

Восстание Баратеона завершено, Эйерис пал от меча Джейме Ланнистера, Элия и ее дети убиты, Лианна мертва, но Рейгар выжил на Трезубце и убил Роберта Баратеона. Dark!Рейгар, часть из рубрики “Темный Вестерос”.

После Битвы на Трезубце в ушах беспрестанно звенело. И в этот звон сливалось все крики умирающих, лязг стали о сталь, ржание лошадей и яростный, будто драконий, рев воды. Даже серебряные струны арфы звенели, словно тетивы луков, а вино в чаше обращалось кровью. Все это память… память от Роберта Баратеона, который успел ударить его своим молотом по шлему, прежде чем Рейгар Таргариен отрубил ему голову. Жаль только, что кости оленьего рыцаря глодают черви, а не огонь.

В голове поселился пронзительный звон, но крики горящего заживо Тайвина Ланнистера заглушали его. И бледная улыбка расцвела на бескровном лице короля Рейгара, первого этого имени. Его отец не улыбался, когда огонь пожирал живую плоть, нет, король Эйерис лишь смотрел и облизывался, точно падальщик, впивая агонию, а сын Безумного короля… сын просто слышал, как захлебывается воплем убийца Элии и детей.

Рейгар не успел спасти их. Не сумел помочь и Лианне. Родители мертвы, жена покоится в склепе, прижимая к хладной груди тела Рейнис и Эйгона, а пламя, пляшущее на уже недвижимом лорде Тайвине, сияло золотом ярче солнца. Крики стихли, вплелись незримой нитью в тонкий звон, терзающий слух короля.

Принц Визерис прижимал к груди драконий череп, маленький, не больше котенка. Он не расставался с ним с того дня, как прибыл с Драконьего камня. Рейгар настоял, что бы брат присутствовал на казни. Как и принцесса Дейнерис. Грудной младенец, хрупкий, слабый, беспомощный, а уже королева. Пройдут года, прежде чем она сможет разделить с королем ложе, но Рейгару не страшно одиночество. Косой взгляд из-под серебристых ресниц мазнул по серьезному лицу Джона Коннингтона. Если поставить лорда-десницу перед собой на колени и закрыть глаза, то можно представить на его месте Лианну… или юного Джейме Ланнистера, Цареубийцу, которого собирались жечь на костях родного отца. Истошный женский визг заставил Рейгара поморщиться – леди Серсея билась в руках гвардейцев. Нехорошо разлучать близнецов… повинуясь небрежному кивку короля, стража привязывала Серсею Ланнистер рядом с братом. Визерис дрожал, но смотрел неотрывно, поглаживая драконий череп, малютка Дейнерис плакала, напуганная криками, а Рейгар Таргариен, любивший когда-то книги, игру на арфе и одну северянку, размышлял, что неплохо бы украшать тронный зал человеческими черепами наравне с драконьими.

========== Безумие зимы (Санса Старк/Эддард Старк) ==========

AU, смерть леди Кейтилин и горечь утраты обледенили Винтерфелл, сердца и разумы его жителей. Порожденное скорбью безумие глубоко засело в рассудке лорда Старка, заразило Сансу. Одна из частей рубрики “Темный Вестерос”.

Холодно… после смерти леди Кейтилин в Винтерфелле не было ни одного погожего дня. Сияющий лик солнца таился за пеленой туч, ветер пах морозом, а утрами трава покрывалась искристой пылью инея. Словно леди Старк унесла с собой в могилу все летнее тепло. Привезла его, словно приданое, своему мужу-северянину, но забрала, как дар, в чертоги Неведомого.

Санса покрылась гусиной кожей, закуталась в шкуры. Раньше она любила ночевать вместе с Джейни и Бет, но не с Арьей – сестра во сне пиналась и перетягивала на себя одеяло. В ненастье было так приятно прятаться от холода и непогоды в уюте спальни, коротать время за сладостями и задорной болтовней. Но теперь как бы жарко не топили слуги очаги, как бы плотно девушка не заворачивалась в шкуры, холод не оставлял ее.

Дыхание слетело с бледных губ Сансы облачком белесого пара. Были дни, когда она радовалась живому теплу рядом, раньше она и сама была живой. А сейчас Санса Старк так же холодна, как и изваяния королей во мраке крипты. Как и мужчина, спящий сейчас подле нее.

Лорд Эддард Старк повернулся на бок, что-то пробормотав во сне. Наверное, имя. Кет. Он всегда звал ее. В день поминального пира он, захмелевший, молил старых богов если не вернуть ему жену, то позволить ему присоединиться к ней. Нэд звал жену, но рядом была дочь, так похожая на нее. Чтобы порадовать отца, Санса наряжалась в перешитые материнские платья, начала командовать слугами, даже иногда проводила ночи в покоях лорда Старка, доверчиво прильнув к нему, складывая на отца руки и ноги. Тонкие стройные ножки, которые оплела хватка холодных пальцев. Лорд Эддард шептал «Кет», задирая рубашку дочери, а Санса даже не могла сопротивляться. Она совсем недавно потеряла мать… а вместе с невинностью потеряла и отца.

Боль сменилась обжигающим холодом, и девушка самой себе стала казаться выточенной изо льда. Мертвая статуя… Санса Старк умерла тогда, на смятых простынях в лордских покоях.

Эддард Старк думал, что это вернет его жену, его милую Кет. Но на самом деле Хранитель Севера лишился и Кейтилин, и их старшей дочери.

Нэд придвинулся поближе к ней, не размыкая век, протянул к Сансе руки, такие же холодные, как и ее собстенные. Он уже звал ее не иначе, как Кет, а девушка перестала откликаться на имя Санса. Разве дочь будет делить ложе с родным отцом? Это лишь супруге позволено. Только супруга может сбросить с нагого тела шкуры и оседлать бедра лорда Эддарда. Мужчина погладил ее по груди, поцеловал мягкий сосок. Он смотрел на девушку, но в серых глазах Санса видела отражение своей леди-матери. Перед Нэдом была Кейтилин, его Кет.

И Санса больше не хотела заменить ее. Девушка хотела стать ею.

Медленно принимая в себя член лорда Старка, она не видела, как на оконных стеклах проступает причудливый морозный рисунок.

========== Укус змеи (Арианна Мартелл/Лорас Тирелл) ==========

Сир Лорас совершенно не во вкусе Арианны Мартелл. Строен и высок, улыбка у него нежная, что весенний рассвет, и благоухает он розами, а не потом и лошадьми, но своей слащавостью напоминал дорнийке засахаренное яблоко. Красив и сладок – а на языке приторно так, что хочется лимонов отведать.

Да и Рыцарь Цветов к красоте принцессы более чем равнодушен – соблазнительное девичье тело, виднеющееся меж складок узорчатого шелка, не горячило ему кровь, ни нежностью черт, ни нежностью рук юного Тирелла ей было не увлечь, да еще и леди-бабушка Оленна гневно косилась на леди Мартелл:

– Змея! – шипела она в глухой ярости, кривя губы. Маргери лишь дергала плечиком и надменно отворачивалась.

Но дорнийцы смеялись над чем-то, понятным только им, разделенные с Тиреллами половиной зала.

Леди Сильва Сантагар хихикала, морща веснушчатый носик. Не одна Арианна заметила, каким взглядом Лорас Тирелл провожал Деймона Сэнда.

Смотрите так же:  Как написать жалобу на ЖЭК. Жэу жалоба

– У бедного Дэймона скоро зад задымится.

– Да у розанчика, похоже, не просто дымит, а горит! – ехидно фыркнул Эндрю Дальт, обнимая Арианну за талию и скользя ладонью на теплую округлость бедра, за что и получил по рукам. Уж слишком много здесь глаз, даже Рыцарь Цветов любезничал с девицами, что вились подле него словно бабочки вокруг яркого бутона, но нет-нет, да и бросит взгляд в сторону Дэймона или другого какого смазливого оруженосца. И Арианна Мартел не скучала – плясала с Гарином и Дрю, на спор поцеловала Джалабхара Ксо и на пару с Сильвой выпила штоф борского золотого. Запьянеть не запьянеешь, но веселье от хмеля только жарче разгорится. Дорнийская принцесса сегодня была твердо намерена повеселиться на славу, чтобы потом долго вспоминать этот вечер в Солнечном копье. И никакие злобные перешептывания старухи Тирелл ей не помеха.

Если Арианна Мартел чего пожелала, то получит это. Непременно.

Такая шалость даже Ним заставит от зависти проглотить все свои кинжалы!

Никто не заметил, как из зала упорхнула дорнийская принцесса, а вслед за ней – и Рыцарь Цветов. Разве может быть у что-то общее у девицы Мартелл и юного Тирелла?

Разве только что сверток, который передала Арианне Эллария Сэнд с советом не слишком то таким увлекаться.

Пышная грудь с темными вишенками сосков не распалила желания сира Лораса, но стоило золотисто-карим глазам опуститься ниже, у юноши перехватило дыхание. Широкий кожаный пояс обнимал округлые бронзово-смуглые бедра дорнийки, а свет одной-единственной свечи золотил резную слоновую кость. Пальцы Рыцаря Цветов скользнули по ее прохладной твердости, изображающей мужской член. У Тирелла вмиг пересохло во рту. Даже Маргери до такого не додумалась бы. Недаром говорят, что в Дорне женщины одна распутнее другой. Развернуться бы и уйти, пусть сама с собой забавляется, благо есть, чем щель заткнуть, но порочно-искушающая улыбка и вызов во взгляде Арианны словно пригвоздили ноги рыцаря к полу. Он продолжал стоять, не отрывая глаз от костяной игрушки. Принцесса провела по ней ладонью, сжала в кулаке, чуть выгнув спину.

«Доверия нет»: как угроза Анкары вернуть домой задержанных за терроризм европейцев может повлиять на отношения с ЕС

Турция и Евросоюз должны восстановить утраченное ранее взаимное доверие, об этом заявил назначенный недавно на должность спецдокладчика Европарламента по Турции Начо Санчес Амор.

В интервью турецкому агентству Anadolu чиновник заявил о своём намерении улучшить отношения Турции и Европы. Для этого стороны должны перестать критиковать друг друга по малозначительным поводам. Как добавил испанский политик, Евросоюз понимает тревогу Анкары по вопросу собственной безопасности, но не поддерживает проведение Турцией военной операции «Источник мира» в Сирии.

Накануне министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу пригрозил отправить на родину боевиков «Исламского государства», даже если те лишены гражданства правительствами своих стран. Таким образом министр прокомментировал новость о задержании двух гражданок Нидерландов, уличённых в участии в террористической деятельности. Всего в турецких тюрьмах на сегодняшний день содержатся порядка 1200 бывших боевиков ИГ, пояснил Сойлу. Только во время силовой операции «Источник мира» на севере Сирии турецким военным удалось задержать 287 человек, причастных к «Исламскому государству», включая женщин и детей.

«Все причастные к ДА ИШ (арабск. ИГИЛ. — RT) в тюрьмах Турции — террористы-наёмники из числа иностранных граждан. В центрах экстрадиции также содержатся иностранные боевики. В их отношении проводятся соответствующие процедуры», — сказал Сойлу, выступая на открытии второго центра обучения и подготовки полицейских.

Вместе с тем министр раскритиковал решение нескольких стран Евросоюза лишать гражданства представителей их стран, входивших в террористические организации за рубежом. По словам Сойлу, такой подход является «неприемлемым и безответственным».

Отношения на нуле

Напомним, турецкая армия приступила к военной операции в сопредельных районах САР 9 октября. О начале наступления, получившего название «Источник мира», объявил президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган. Операция направлена против курдских военно-политических формирований, которые Анкара причисляет к террористическим организациям и считает одной из ключевых угроз национальной безопасности. «Исламское государство», зародившееся на территории Сирии и Ирака, турецкие власти также признают террористическим.

Как объявили в Анкаре, целью операции является формирование 32-километровой буферной «зоны безопасности» на границе с Турцией, куда турецкие власти планируют переселить сирийских беженцев, укрывающихся сейчас от войны на турецкой территории.

Согласно договорённости, достигнутой между Анкарой и Москвой, сирийские пограничники и российская военная полиция к концу октября должны были вывести курдские «Отряды народной самообороны» за пределы «зоны безопасности» вдоль турецкой границы.

Решение властей Турции провести операцию в Сирии было встречено критикой со стороны ЕС. Как заявила представитель европейской дипслужбы Майя Косьянчич, действия Анкары подрывают мирный процесс в Сирии.

«Возобновление боевых действий на северо-востоке Сирии не только ухудшает положение гражданского населения, но и подрывает перспективы мирного урегулирования конфликта», — заявила Косьянчич.

Дипломат подвергла сомнению и идею руководства Турции о переселении беженцев на приграничные территории САР, отметив, что их безопасное возвращение пока невозможно.

В свою очередь, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обрушился с критикой на европейские власти, пригрозив открыть границы и пустить в ЕС сирийских беженцев, находящихся сейчас на турецкой территории.

В ответ глава Евросовета Дональд Туск назвал заявление турецкого лидера актом шантажа, добавив, что считает угрозы Эрдогана неуместными.

Напомним, в 2016 году Турция и Евросоюз заключили соглашение, в рамках которого турецкая сторона принимает обратно мигрантов, которые пытаются пробраться в ЕС через Турцию и Грецию нелегально. В обмен на каждого мигранта из Сирии, который попал в ЕС нелегально и был выдворен, Евросоюз обязался забирать из Турции одного легального сирийского беженца.

В ответ на сотрудничество Евросоюз согласился ускорить либерализацию визового режима для Турции, а также выделить финансовую поддержку в размере €3 млрд.

Однако за последние годы отношения Турции и Евросоюза не раз омрачались взаимными упрёками, а решение Анкары начать операцию «Источник мира» только ухудшило перспективы турецко-европейской интеграции. Как заявил в середине октября глава Европарламента Давид Сассоли, Евросоюз должен приостановить диалог с Турцией о вступлении в ЕС из-за сирийской операции.

Впрочем, на практике эти переговоры уже давно оказались заморожены — ещё в 2017 году канцлер ФРГ Ангела Меркель заявляла о необходимости остановить диалог по вопросу евроинтеграции Турции. Впоследствии с похожим заявлением выступал и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Как пояснил в комментарии RT заведующий сектором региональных проблем и конфликтов ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Константин Воронов, заявление главы турецкого МВД о готовности Анкары отправить всех бывших боевиков ИГ из числа европейцев на родину не произведёт большого впечатления на ЕС, поскольку сторонам уже нечего терять — отношения находятся в нижней точке.

«Отношения между ЕС и Турцией подорваны, доверия давно нет. И отчасти по вине самой Европы, которая не раз обманывала Анкару относительно перспектив её вступления в ЕС. Перспектив у этих взаимоотношений тоже нет, поскольку сегодня Евросоюз уже не хочет видеть Турцию в своих рядах — страна не только проявляет большую амбициозность, но также имеет на своей территории более трёх миллионов беженцев, которые могут перебраться в Европу в случае интеграции. Турция — это большая головная боль для Европы», — пояснил эксперт.

Похожей точки зрения придерживается и старший научный сотрудник Центра евроатлантической безопасности Юлия Кудряшова. По её словам, отказ Евросоюза поддержать турецкую операцию в САР привёл к окончательному снижению авторитета Брюсселя в глазах Анкары.

«Очевидно, что для восстановления контактов с Турцией Евросоюзу следовало бы подключиться к процессу сирийского урегулирования, в чём-то тоже пойдя на компромисс. А кроме того, следовало бы разморозить процесс интеграции Турции в ЕС. Однако в Европарламенте не готовы пойти на это, требуя от Турции прекратить считать курдские формирования террористами», — отметила эксперт в комментарии RT.

«Неясно, как осуществлять правосудие»

С требованием забрать из Сирии своих граждан из числа бывших боевиков ИГ к странам ЕС обращалась не только Анкара, ранее с аналогичным призывом выступил президент США Дональд Трамп. На брифинге в августе 2020 года глава Белого дома заявил, что намерен вернуть задержанных в САР террористов в страны их происхождения.

«Мы держим тысячи боевиков ИГ прямо сейчас. И Европа должна забрать их. Если Европа их не заберёт, у нас не будет другого выбора, кроме как отпустить их в те страны, откуда они пришли, такие как Германия, Франция и другие», — заявил он.

Политик снова вернулся к этой теме в октябре — в своём Twitter Трамп написал о неких подвижках по этому вопросу: по его информации, среди стран Европы нашлись те, кто решился забрать своих граждан, ставших боевиками.

Ранее, в марте 2020 года, кабмин ФРГ согласовал поправки о лишении гражданства лиц, причастных к террористической деятельности за рубежом. Мера касается тех преступников, которые имеют двойное гражданство. Правда, поскольку закон не имеет обратной силы, эти нормы не распространяются на тех, кто совершил преступления до принятия изменений в законодательстве.

Германия — не единственная европейская страна, власти которой не желают иметь дело с собственными гражданами, примкнувшими за рубежом к террористическим организациям. Ранее, в феврале 2020 года, премьер-министр Швеции Стефан Лёвен заявил, что королевство не будет репатриировать граждан, которые воевали в Сирии на стороне ИГ.

«Швеция и Министерство иностранных дел с 2011 года предостерегали от поездок в этот регион. Те, кто, несмотря на это, отправился туда, не могут рассчитывать на консульскую помощь», — сказал политик.

По словам Константина Воронова, европейские власти не знают, как судить боевиков ИГ, если они будут переданы Анкарой в ЕС.

«Неясно, как осуществлять правосудие над этими людьми, поскольку ещё нужно доказать, что они участвовали в терактах и казнях за тысячи километров от Европы. А таких преступников тысячи. Поэтому отказ в гражданстве и приёме этих людей обратно стал единственным лёгким выбором для европейских стран. Заявление же Анкары похоже на попытку шантажировать европейцев, чтобы вынудить их пойти на условия турецкой стороны», — считает Воронов.

По словам экспертов, Турция тоже не заинтересована в том, чтобы адепты ИГ оставались на её территории, даже под арестом.

«Для Турции сохранение в регионе большого числа сторонников ИГ может обернуться риском новых терактов, поэтому турецкие власти хотели бы выслать этих людей на родину. Кроме того, раздражение Анкары по отношению к ЕС связано ещё и с тем, что Брюссель не спешит выделять новое финансирование на содержание беженцев, размещённых в Турции», — подытожила Юлия Кудряшова.

* «Исламское государство» (ИГ, ДАИШ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Товарищ Си показал РФ как развиваться, не заискивая перед США

К середине XXI века Китай превратится в ведущую в мире державу. Это случится, если будут реализованы решения, принятые на прошедшем в Пекине XIX съезде КПК. России стоит поучиться у соседа стратегическому видению и планированию собственного будущего, не обращая внимания на других. Как пишет ?Свободная пресса? в материале Товарищ Си показал РФ как развиваться, не заискивая перед США, в своей речи на съезде глава КПК Си Цзиньпин пообещал «победу социализма с китайской спецификой в новую эпоху». По его словам, к 2050 году Китай превратится в «богатое, сильное, демократическое, гармоничное, цивилизованное, модернизированное социалистическое государство». На международной арене Китай «продолжит активные усилия для обеспечения глобального развития и сохранения мирового порядка».

Анонсированная Си Цзинпином политическая линия внесена в устав КПК. В истории страны такое случалось лишь дважды: во времена Мао Цзэдуна и после смерти Ден Сяопина. Теперь оппонентам «товарища Си», если таковые найдутся, придется спорить со всей 90-миллионной Компартией Китая. У Си Цзиньпина есть пять лет, чтобы начать реализацию объявленных планов. Затем у руля КПК его сменит представитель следующего, четвертого по счету, поколения китайских руководителей.

Эксперт по Китаю, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов уверен, что сильный и богатый Китай выгоден России.

— Надо понимать, что ни одна выхваченная из контекста цитата не позволяет понять, что происходит сейчас в Китае. В целом прошедший съезд зафиксировал выход Китая на новый этап развития. Он качественно отличается от предыдущих и все это важно, как для России, так и для всего мира.

Во-первых, Китай, пусть и в общих чертах, обозначил программу развития на тридцать лет вперед. Это много. Нынешние китайские руководители и даже их преемники вряд ли увидят окончание этой программы. При условии, конечно, что руководители страны по-прежнему будут меняться каждые десять лет. Именно в этом проявляется мощь китайской системы. Она способна ставить цели, которые не ограничиваются избирательным циклом, как на Западе.

«СП»: — Для русского уха цели, обозначенные с трибуны, звучат несколько банально. За все хорошее…

— Тут есть очень интересный языковой нюанс. Си Цзиньпин, когда говорил о будущем Китая, добавил в уже существовавшую формулу еще один, второй по счету, иероглиф «сильный». Раньше речь шла о построении «богатого, сильного, демократического, гармоничного, цивилизованного, модернизированного, социалистического государства». Громоздко, да, но было именно так. Лидер КНР заменил слово «государство» на слово «держава». По-китайски это звучит как «сильное государство». Получилось два раза подряд «сильный».

Это очень хорошо подчеркивает цель Китая — стать мощным, равным ведущим державам мира. Он больше не будет находиться на обочине мировых процессов.

«СП»: — России стоит этого бояться или наоборот?

— Главное тут в том, что Китай предсказуем и устойчив. Китайское руководство составило такие планы, которые позволят китайской экономике сохранить рост. Это по-прежнему будет 6?6,5% прироста ВВП в год. Судя по всему, уже в начале следующего десятилетия соотношение экономик России и Китая составит 1:10, а Китай сравняется с США. России тут надо суметь использовать фактор постоянно богатеющего партнера на востоке. Для нас это, скорее, позитивный фактор. Но для этого не надо погружаться в фобии.

«СП»: — Нашествие китайцев в российскую Сибирь отменяется?

— А зачем им к нам приезжать? Какой нормальный китаец поедет в страну, где зарплаты ниже, чем у него в стране? Кроме того, китайское население стремительно стареет и вряд ли их старики отправятся к нам в Сибирь, да еще в качестве нелегалов. К тому же, в России для китайцев холодно. Так что, это иррациональный страх.

Безусловно, Китай к нам придет, но в другом контексте. Пекин заинтересован в строительстве через Россию транспортных коридоров на Запад. И здесь Москва не должна пассивно ждать, что нам предложат, а, напротив, самой активно думать, какие проекты ей нужны и предлагать их к реализации. В отличии от небольших и слабых стран, Россия явно не должна соглашаться на любые предлагаемые ей проекты. Путин и Си Цзинпин говорили уже об этих вещах.

Кстати, еще один аргумент против возможной китайской физической экспансии состоит в том, что экономика КНР меняется, быстро развивает новые технологии в промышленности, энергетике, становится инновационной экономикой знаний, которая уже не нуждается в дополнительных территориях. Для Китая это становится императивом.

«СП»: — Что можно сказать о будущей внешнеполитической линии Китая?

— В отличие от съездов КПСС, где много говорили о международной обстановке — материалы съездов, как правило, с этого и начинались, Китай принципиально ориентирован на решение в первую очередь собственных проблем, а не мировых. Международный раздел у них всегда в конце. Кроме того, там никогда не упоминаются конкретные проблемы, а высказываются самые общие, контурные основы китайской внешней политики.

Так вот из нового там сказано, что теперь КПК считает своей целью продвижение идеи общей судьбы человечества. Это можно назвать «глобализацией по-китайски». Глобализацией, учитывающей интересы развивающихся, слабых стран на основе понимания, что судьба человечества едина. Это новая «зонтичная» идея Си Цзиньпина. Теперь она «канонизирована».

— То, что Китай в ходе съезда транслировал во внешний мир свою стратегическую линию, это плюс, — считает политолог Леонид Крутаков. — Любое усиление в мире суверенных позиций, хоть в Сирии, хоть в Индии, в европейских странах или в Китае, для России выгодно.

Китай исчерпал лимит конфуцианского развития в рамках другой системы. Раньше страна развивалась, ни во что не вмешиваясь. Теперь же отделаться позицией второстепенной страны уже невозможно. Для всего мира очевидно, что Китай больше, чем региональная страна. Их интересы распространяются далеко за границы. И если эти интересы скрывать, то возникает подозрение, почему? Значит, есть какие-то тайные интересы. Поэтому Китай и «всплывает» теперь в мировой политике.

«СП»: — Как реагировать на это России?

— Главное, чтобы Россия не встраивалась в очередной раз в кильватер чьей-то большой стратегии. Мы уже побыли двадцать лет в кильватере стратегии США и поняли, что к нам отношение, как к чернорабочим. То же самое и с Китаем. У него есть собственные интересы и жертвовать ими Пекин никогда не будет. Разве что разменяв на уступки в других областях.

Поэтому России нужна собственная стратегия развития. Даже не внешней политики, а внутреннего экономического развития. Понятно, что с точки зрения внутреннего рынка мы не сопоставимы ни с Китаем, ни Америкой, ни с Европой. Но зато у нас есть свои преимущества — самая низкая природная рента — изначальный источник любого капитала. Это надо превратить в реальные инвестиции. Кроме того, у нас есть ЕАЭС.

«СП»: -Так в чем же дело? Пекин показал нам пример реализации суверенитета…

— Пока суверенную программу развития никто не предлагает. Ни ЦСР кудринский, никто другой. Все хотят встроиться в чужую. Экономическая часть нашего правительства мыслит себя частью чужого проекта. Мол, зачем изобретать велосипед, если там все уже изобрели. Но тогда, зачем им наша страна, если есть другие, и они лучше? Пусть становятся китайцами, американцами, немцами и т. д.

Стране нужны мозги, которые думают по-другому. Наверху должны быть люди, которые заточены на суверенный интерес. Раз осознали свои интересы, изменили задачи, то надо менять и исполнителей. В современном разболтанном мире главное — это политическая воля. Исторические заслуги никто в расчет принимать не будет.

Постижение блаженства

Начать эту тему можно стихом Данте, объектом которого является именно Беатриче, стихом из канцоны, открывающей новый сладостный стиль, «Donne ch’avete intellettod’amore», представляющей собой первую попытку определения блаженства в соответствии с тем, о чем говорится в главе XIX «Новой Жизни», вводящей эту канцону. В канцоне не идет речь о блаженстве: скорее, как мы увидим, о чем-то очень отличном от блаженства. Блаженство – это сама канцона, это песнь, хвала, содержащаяся в ней как намерение, которое она разъясняет, «в целом, хвалебные слова о его донне», впервые (имеется в виду у Данте) ставшие «плотью» песни. Это тот стих, в котором хвала достигает высшей точки, относясь к его «объекту», предстающему перед нашим взором, к той «красоте», к той «форме», от «созерцания» и последующего «постижения» которой зарождается любовь (согласно трактату Андрея Капеллана и общим представлениям). Этот стих звучит так:

Per essemplo di lei bielta si prova.

Смысл: именно Беатриче доказывает, демонстрирует то, что красота существует; это она дает нам представление о красоте, воплощением которой она является как совершеннейшее творение природы (см. предыдущий стих):

Ella e quanto de ben po far natura.

Кстати, такому пониманию созвучны стихи 49–51 песни XXXI «Чистилища»: «Mai non t’apresento natura о arte Piacer, quanto le belle membra in ch’io Rinchiusa fui…»

Смотрите так же:  Новогодние приключения Маши и Вити. Спор маши и вити новогодние приключения маши и вити

«Данте и Беатриче». Иллюминированный кодекс XIV века.

Слова, принадлежащие самому Амору («Dice di lei Amor. . .»), являются высшим заявлением такого рода, возможным в поэзии того времени. Эта формула еще действует в «хвале» Святого Бернарда Богородице («… in te s’aduna Quantunque in creatura e di bontate») в последней песни «Рая»; и сам стих канцоны построен в соответствии с одним из правил «амплификации» (на смерть князя) из «Новой поэтики» Гоффредо Виносальвского («Ipse fuit quicquid potuit Natura»).

Данте, по-видимому, стремился не к избыточности славословий, а к преодолению самой «амплификации» и в результате – к возвышенному сведению поэзии к хвале и любви – к любви в себе во имя ее абсолютной самодостаточности; так же самодостаточна добродетель (и это восхваляется в «De amicitia»).

Что касается Беатриче, то в канцоне она «надежда блаженных», «желанная» и предназначенная к небесному блаженству. Но ни одна из этих характеристик не выводится из ее имени, в котором скрыта идея блаженства, причем в конце строфы, из которой взята цитата, и в конце хвалы наряду с мотивом невозможности взирать на Беатриче она отождествляется с Амором: «Voi le vedete Amor pinto nel viso» (к такому отождествлению Данте прибегал и в других случаях, например для Виолетты). Этот ход можно считать предшествующим более специфическому отождествлению ее с блаженством.

Beatitudine – «блаженство» – это понятие, если не термин, «Новой Жизни», прозы, и не только из-за трудностей просодии (из-за чего в «Комедии» оно появляется только один раз в форме латинского номинатива beatitudo и к тому же для обозначения – абстрактное существительное употребляется вместо конкретного – блаженных душ, образующих в небе Юпитера огромную фигуру лилии и затем орла, «Рай» XVIII): ограничение распространяется также на соответствующее прилагательное.

Глава II открывается как раз тем, что Беатриче присваивается имя блаженства, причем людьми, не знающими ее имени, т. е. это сущность, а не случайность. Таким образом признание становилось из исторического универсальным – всеобщее признание. Но до сих пор с именем Беатриче все было по-иному, внимание было сосредоточено на контрасте «имени» и «дела», к которому поэзия также часто прибегала. В канцоне «Lo doloroso amor», несомненно, наиболее близкой и в свою очередь альтернативной по отношению к двум другим канцонам, в конце первой строфы говорится:

Per quella moro c’ha nome Beatrice,

и это единственное, так сказать, лирическое употребление ее имени за пределами «Новой Жизни»; а противоречие заключается в самом противопоставлении ранее цитируемому стиху с его продолжением:

Quando m’apparve poi la gran biltate
che si mi fa dolere…

В стихах «Новой Жизни» имя Беатриче впервые появляется в третьей канцоне, посвященной ее смерти, т. е. с момента, когда Беатриче, уходя из повествования, оказывается связанной с ним, и с единственно исторического момента – даты ее смерти, о котором нам сообщает сам Данте в главе XXIX. Из этой даты исходим и мы, и в связи с ней мы собрались сегодня, семь веков спустя. Два других упоминания имени Беатриче мы встречаем в предпоследнем сонете «Deh peregrini», где оно употреблено в его этимологическом значении – та, которая дает (давала) благодать, – и в последнем контексте «изящной речи» (parlar sottile) души-странницы (spirito peregrino), поднявшейся «за сферу предельного движенья» (oltre la spera che piu larga gira).

А с прилагательным-определением beato мы встречаемся в канцоне, предсказывающей смерть Беатриче и ее вознесение на небо – «Donna pietosa» («Beato, anima bella, chi te vede»), а также в близких по времени стихах, написанных в перспективе новой поэтики: это сонет Всех Святых, который, по моему мнению, относится к 1 ноября 1289 г., или один из двух сонетов на смерть отца Беатриче, последовавшую через два месяца. Здесь вновь дается характеристика блаженства пребывания с ней, созерцания ее (1a ’nd e beata chi l’e prossimana, quella che fa parer l’altre beate).

Блаженство было трудным завоеванием, достигнутым в результате сурового опыта переживаний того, что блаженством в сущности не являлось. Блаженство может заключаться только в том, что нельзя отменить, что по определению или по сути «не может исчезнуть» (non puote venir meno), в созерцании (поэтически в «хвале») – гарантии максимальной объективности и максимальной автономии, – результатом чего является возвращение Беатриче к самой себе, к своему значению, независимо от ее земной жизни (доказательство – продолжающиеся и после смерти хвала, созерцание, блаженство) и от служащей ей поэзии, к самоцельности. На этом признании и обновлении и построена «Новая Жизнь». Свидетельство об этом завоевании и его цене описаны и, как говорится, пережиты на ее страницах. Знамя разума, водружаемое «Новой Жизнью», поднято перед лицом безмерных проявлений страсти, одержимости и угнетенности любовью; сами термины «блаженство», «милость», «смирение», «сладостность» имеют коннотации «пламени», «нетерпимости», «господства». Следующее далее размышление о свойствах Любви, которое открывает наиболее драматичную фазу описываемого опыта, разворачивается в сопоставлении и споре – без устали и без разрешения – добра и зла. Само утверждение нового содержания и нового стиля хвалы не могло не пройти через сравнение и спор, и проявления противоположного стиля, и любовный блеск, как в канцоне «Donne ch’avete intelletto d’amore» и в стихах, следующих непосредственно за тем, с чего мы начали:

De li occhi suoi, come ch’ella li mova,
escono spirti d’amore inflammati,
che feron li occhi a qual che allor la quati
e passan si che ‘I cor ciascun retrova.

В прозе, несмотря на вполне осознанное провозглашение поэтики в главе XVIII, термин «блаженство» фигурирует лишь в из начальном смысле: в словах хвалы, в главах XVIII, XI и ближайших к ним (IX и XII), в приветствии мадонны, за исключением места ближе к началу (V и IX главы), где сама Беатриче названа «мое блаженство». В сонете же «Era venuta ne la mente mia», сочиненном в связи с первой годовщиной смерти Беатриче, она, которая в канцоне, посвященной видению ее смерти, призывалась как «прекрасная душа» (anima bella) и как источник блаженства (Beato, anima bella, chi te vede), теперь, вознесясь на небо, изображается как «благородный разум» (nobile intelletto). (Повествование гласит, что в тот день Данте рисовал ангела.)

Все это в большей или меньшей мере соотносимо с «Комедией», где в определенный момент возникают мотивы блаженства и пребывания в нем. Если не считать риторических провозглашений «блаженств» (ср. евангельский текст) при переходе от одного круга «Чистилища» к другому и восклицаний типа «блажен ты», то этот термин служит обычно для обозначения небесного состояния, сонма святых – communio sanctorum (beate genti, beato esse, esser beato, vita beata, beato spirto, beati motor – об ангелах) вплоть до определения Рая (beato regno, beato concilio, beato chiostro, beato coro, beata corte и beata riva – для обозначения одного из мест земного Рая). И к такому значению сводятся в конце концов смежные аналогичные обозначения Фортуны в VII песни «Ада» в соответствии с содержащейся в ней концепцией верховного разума рядом с другими «нервотворениями», мирской «сферой». О блаженстве как «блаженном бытии» говорится лишь в песни III (где этот термин встречается чаще всего – 3 раза) в картине, которую рисует Пиккарда. Ни малейшего упоминания об этом не относится к Данте, который пока находится лишь на пути к блаженству. Что касается Беатриче, то ее явление Вергилию в Лимбе во II песни «Ада» обозначается как «блаженное» (beata е bella): явление, описываемое в духе восхваления, характерного для нашей ранней поэзии:

Lucevan li occhi suoi piu che la Stella

(это в сущности цитата из Кавальканти);

е cominciommi a dir soave е piana

(два прилагательных по крайней мере в стиле Гвиттоне, хотя они и не чужды вкусу Кавальканти; ср. у него аналогичное leggera е piana);

con angelica voce, in sua favella

(вновь «подражание» Кавальканти). После чего один раз в «Рае» (XXI, 20) выражение l’aspetto beato будет применено поэтом по отношению к самому себе, но уже в связи с блаженством, которого он достигает там, ибо «пасется» на блаженных полях; и, наконец, в монологе Святого Бернарда («Рай» XXXIII, 38): «Vedi Beatrice con quanti beati…», вершина триумфа и одновременно приобщение Данте к общей славе и сонму блаженных душ.

Надо заметить, что блаженство – просто состояние Рая и что ощущение этого постоянно (как постоянно и присутствие Беатриче), причем ему сопутствуют улыбки и свет. Но то, что релевантно для «Комедии», не является таковым для «Новой Жизни». Добавим, что «здравие» (salute) в «Комедии» обозначает, как правило, «духовное здравие», «спасение», и в тех редких случаях, когда дается определение блаженству, одновременно дается определение и Богу, «высшему здравию» (в XXII и XXXIII песнях «Рая»).

Есть еще одно слово, которое может обозначать блаженство, – это «мир» (расе), как в многочисленных упоминаниях в «Чистилище» и «Рае», но в «Новой Жизни» оно лишь косвенно относится к Беатриче, в главе XXIII, описывающей видение ее смерти словами, казалось бы, исходящими от нее самой: «Я вижу начало умиротворения», того мира, который дарован каждой святой душе (в соответствующем месте канцоны сказано просто: «Я покой познала» – «1о sono in расе»). А в стихах такой смысл это слово имеет, может быть, только в канцоне «Amor che ne la mente mi ragiona» в стихе (26) «quando Amor fa sentir de la sua расе» (в других случаях оно имеет значение «успокоение», «прощение» или является антонимом «войне»),

«Комедия» вводит (в небольшом количестве) слово felice – «счастливый» (и лишь один раз felicita), термин, допущенный лишь в третьей канцоне «Пира» в связи с Аристотелевым определением «действия добродетели в совершенной жизни» и полностью отсутствующий в других стихах и в «Новой Жизни», и слово letizia – «радость», понимаемое прежде всего как внешнее выражение (выливающееся в улыбке и свете) блаженства (в «Новой Жизни» в тех случаях, когда оно не обозначает вид персонифицированного Амора, II, 3 и 7, XXIV, 2, а выражает чувство, относящееся именно к Данте и к его поэзии: сначала пришедшее к нему с канцоной «Donne ch’avete intelletto d’amore» или как результат стихов, написанных до смерти Беатриче, в заключительной строфе канцоны «Li occhi dolenti»).

Слово gioia – «радость», обозначающее высшее желание и предмет постоянного стремления поэтов, писавших на диалектах ок, ой и си, сущность их поисков (достаточно вспомнить Гвиттоне), лишь однажды произнесенное в «Новой Жизни» о Беатриче («voi bella gioia») в связи со страданиями, которые она доставляет Данте («cio che m’incontra», 2), в «Комедии» встречается редко, как и allegrezza – «веселье», – по семь раз каждое и однажды одно рядом с другим («О gioia, о ineffabile allegrezza!», «Рай» XXVII, 7), но в четырех случаях из семи оно имеет значение «украшение», «драгоценность» – при этом очевиден разрыв с традицией и концепцией Эроса.

Важным является сравнение с традицией: здесь интерес представляет не столько судьба, освящение той, которая дает благодать, но ее выявление, ее запечатление в уме Данте и в нашем уме, и поэтому именно сопоставление говорит нам, откровением и сигналом чего Беатриче является. Я, разумеется, придерживаюсь границ поэтической традиции на языке си, т. е. вполне определенной и упорядоченной лингвистической системы. Фундаментом для этого служит работа Авалле «Соответствия итальянского поэтического языка начального периода», ставшая необходимым инструментом всякого исследования в области поэтического наследия XIII в., особенно того, которое собрано в больших старых канцоньери нашей ранней лирики. Этот список дополнен примерами, случайными и неслучайными, из поэзии дантовского времени, особенно так называемого нового сладостного стиля, вплоть до Данте, и к этому добавлены примеры как из северных дидактических поэтов, не включенных в список Саибанте, так и из Якопоне да Тоди, Данте да Майано, Гвиттоне из сборника старых стихов 1527 г.

Так вот, слово beato – «блаженный» (чтобы не говорить о beatitudine, не употребляемом, как уже отмечалось, по причинам просодии) не имеет места в лирике до Данте; в то же время оно присутствует в сборниках лауд, как правило, почти обязательно в качестве эпитета, или как призыв (также абсолютный: «о блаженная») или просто как обозначение. Аналогичная ситуация наблюдается в религиозно-дидактических поэмах, особенно в восклицательных формулах (подражающим блаженствам из Нагорной проповеди) «блажен тот», «блаженны те, кто. . .», в «Scriptura aurea» Бонвезина де ла Рива в повторяющемся выражении радости праведника, почти не верящего своим глазам, «Oi mi biao!», «о me beato!»5 (и, конечно, «блаженны» уста богомольца, читающего молитву Деве Марии; Бонвезин, «Laudes de Vergine Maria», 422).

Добавим сюда еще два-три употребления слова beatitudine в конце стиха или перед цезурой александрийского стиха, в которых в любом случае значение «титула» преобладает над значением «состояние», к чему прибавляются также diletto, dilettanza – «наслаждение» и т. п. и gaudio – «радость», godere – «радоваться» во всех формальных и количественных вариантах (stragodere и т. п.). Характерен в этом отношении Якопоне, у которого – если я не ошибся в подсчетах (в статистических целях я ограничился каноническим сборником его сочинений) – 13 раз встречается слово beato (один раз в сочетании iusto е beato), при том что более трети его лауд имеют окончание на -ato, -ata (лишь шесть раз в рифме) в противоположность словам diletto, gaudio (один раз gaudio beato – единственное эксплицитное употребление значения «блаженство»; другой раз gaudioso – «non sira gaudioso со la superna corte» – как синоним слова beato), а также gioia (или gioioso) и мистическое ощущение – «dolcezza». Профанный, земной эквивалент блаженства представлен провансальским термином beninanza, тогда как gioi/gioia обозначает исполнение желания. Это различие отчетливо проступает у Гвиттоне – ему как любовному поэту неведомо beato, но, будучи аскетично-морализирующим поэтом, братом Гвиттоне, автором лауд, полностью вписывающимся в аналогичную традицию, он в обращении к Онесто да Болонья объявляет себя «блаженным» или «святым». Впрочем, это уже гипербола, как бы в пику «постыдному и низкому» значению своего имени (guitto – «нищий», «оборванец» ).

Резко выделяется на общем фоне Монте Андреа «Signore Dio, come pote venire. . .», влюбленный герой которого считает себя «sovr’ogne beato/Pensando: Di tal gioia Amor m’apiglia» («более всех блаженным,/Думая: Такой радостью окутал меня Амор): это берет начало от старого Гвиттоне (канцона «Se de voi donne gente», 16–18), но уже в атмосфере, так сказать, утверждения нового сладостного стиля. В самой же стильновистской поэзии отмечу одно место у Чино да Пистойя: il beato punto в баллате о bel rimiro мадонны, в другой баллате, «Poi che saziar non posson gli occhi miei. . .», аналогичным образом в подражание Гвиницелли говорится о собственном блаженстве, сопоставимом с блаженством ангела, созерцающего Бога, где в восьми стихах трижды встречается beato. Другие примеры сходного словоупотребления находятся в канцоне, утешающей Данте в связи со смертью Беатриче («Beata gioia, com’chiamava il nome»), и в канцоне, оплакивающей императора Арриго VII. А единственная «этимологическая» интерпретация прилагательного beatrice (ella sara del meo cor beatrice) находится именно в сонете, обращенном к Данте, где выражаются сомнения относительно сущности блаженства.

Чино в данном отношении вторичен. Первичен же, безусловно, автор «Новой Жизни», в которой «блаженство» является ключевым и определяющим понятием. Очевидна связь этого произведения с поэтикой хвалы, которая в профанную песнь, в куртуазную поэзию вводит «мотив», смысл народной священной гимнографии, причем это касается приведенных в пример стихотворений, лейтмотивом которых является, скорее, dulcedo – «сладостность», к которой подступал и Кавальканти. Все это имеет самое прямое отношение к истории, рассказанной в «Новой Жизни». Не случайно Беатриче там называется по преимуществу «мое блаженство». Причем Беатриче отнюдь не индифферентна ко всему этому. Имя накладывает печать на того, кто его носит. И такое имя властно диктовало, чтобы было подтверждено его значение, sententia. То, что имя было именно таким, – это благодать, и самое меньшее, что могла сделать Беатриче, – взять его к себе на небо.

Следующее утверждение мы берем из «Пира», и не просто потому, что в начале повествования (или начиная с трактата II) Данте эксплицитно обращается к «Новой Жизни» и до тех пор, пока речь идет о Беатриче, она зовется (ср. допустимую реэтимологизацию имени) Beatrice beata, а по крайней мере в одном случае quella beata. Уже во II трактате, глава IV, ангельское блаженство, которое признано «высшим благом Рая» (III, XV, 2), рассматривается в двойной основополагающей перспективе «действенной жизни» и «жизни созерцательной», т. е. в перспективе связи и сопоставления моральных упражнений и интеллектуального созерцания. А из III трактата становится ясным, что существенным здесь является понятие «исполнения (или «завершения») желания» (III. XV, 3, 4, 7) или «состояние удовлетворенности» (III, XV, 3, 5), что продолжает поэтически отражаться в невыразимом «облике благородной донны». Но на протяжении всего IV трактата встречается аристотелевская ????? ???? ?, понимаемая как «действие согласно добродетели в совершенной жизни» (IV, XVII, 8, ср. также III, XV, 12, не говоря о стихах 81 – 84 канцоны «Le dolci rime»), «семенем» и обещанием плодов которой является «благородство». Она всегда осуществляется согласно «навыкам» нашей души, «действенному» и «созерцательному» или «умозрительному».

Предложенные наблюдения можно было бы сопоставить с известными пояснениями Петрарки, наиболее проницательного из всех читателей Данте, и с мотивами его же поэзии. Но это уже особая тема, заслуживающая специальной работы.

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *