Приказ сталина номер 227 ни шагу назад. Приказ за номером 227

Приказ сталина номер 227 ни шагу назад

Приказ сталина номер 227 ни шагу назад

Приказ НКО СССР от 28.07.1942 № 227

О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций
Приказ Народного комиссара обороны СССР
Дата создания: 28 июля 1942 года. Источник: РГВА ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122 — 128. Подлинник. Опубликован в книге «История военного искусства. Курс лекций». — М, 1958. — Т. 5. — С. 780—783. (Цитируется по книге: Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г. — М.: Терра, 1997. — Т. 13 (2—2). — С. 276—279. — (Русский архив: Великая Отечественная). — ISBN 5-85255-708-0. )
Это произведение не охраняется авторским правом.
В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, произведения народного творчества (фольклор), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).
Наверх

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций

№ 227 28 июля 1942 года

Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбаса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Чего же у нас не хватает?

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта [1] для предания военному суду;

Освобождение Сталинграда

Приказ Верховного Главнокомандующего №227 был не первым, в котором затрагивался вопрос бегства солдат. Еще в августе 1941 года Ставка приказом №270 четко определила меры борьбы с дезертирами.

Но к 1942 году приказ №270 в армии забыли. 28 июля 1942 года за номером 227 вышел знаменитый приказ Сталина, получивший название «Ни шагу назад!». На тот момент положение советской армии было критическим. И приказ №227 был необходимой мерой. В нем Сталин изложил ту неприглядную реальность, что сложилась на фронте, и безрадостность перспектив, если армии продолжат отступать вглубь страны, отдавая врагам нашу землю.

«Ни шагу назад!» стал одним из самых сильных документов военных лет по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряженности.

ПРИКАЗ
НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА
№ 227
«28» июля 1942 г.
Г. Москва

Враг бросает на фронт все новые силы, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед,
Рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге, хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, что страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступление останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог. Из этого следует, что пора кончить отступление. Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв! Чего же у нас не хватает? Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрилиях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину. Паникеры и трусы должны истребляться на месте. Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование: «Ни шагу назад!» без приказа высшего командования. Единственной причиной ухода с позиций может быть только смерть!
Когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 рот из бойцов и около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины. А наши войска, имеющие цель защиты своей поруганной Родины не имеют такой дисциплины и терпят поражение.
Приказываю: Сформировать в пределах фронта от одного до трех штрафных батальонов по восемьсот человек. Сформировать в пределах армий от пяти до десяти штрафных рот до двухсот человек в каждой, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.
Командирам и комиссарам довести до всех фронтов, армий, соединений, флотов, дивизий, батальонов, рот и взводов!
НАРКОМ ОБОРОНЫ СССР И. СТАЛИН

«Командир пулеметного эскадрона 20 ГвКП, 5 ГвКД ст. лейтенант Компаниец на митинге, посвященном изданию приказа, сказал: «. Приказ тов. Сталина справедливый и своевременный. Я сам теперь буду, невзирая на лица, призывать трусов и паникеров к порядку. Погибнет Родина, погибнем и мы. Если в бою мы погибнем, то враг от нашего сопротивления будет нести большие потери. Только упорным сопротивлением можно отстоять родину и родина останется наша. »

И хотя это произносилось на митинге, но гвардии старший лейтенант действительно держал свое слово: в 1942 он был награжден орденом Красного Знамени, а в 1944 году — орденом Красной Звезды, был дважды ранен.

«… После объявления приказа НКО отдельные бойцы и командиры частей, ранее входивших в состав Юго-Западного фронта, высказывают недовольство тем, что за неорганизованный отход и потерю отдельных армий ЮЗФ никто не понес ответственности.
Характерным по данному вопросу является высказывание техника-интенданта 1-го ранга Хоха (57 армия), который сказал: «. Понесет ли кто возмездие и наказание за поражение 6 и 57 армий и вообще армий ЮЗФ, или все это так и останется безнаказанным? Ведь заранее всем было известно, что 6 армия идет в мешок. »
Командир 8 роты 662 СП 21 армии Шевченко в частной беседе с командирами заявил: «. Остаток России в связи с этим приказом отдадут в руки немцев, ибо бойцы с винтовками не устоят против немецких автоматов и минометов, а отступать назад не дают заградотряды. Остается один выход — поднять руки».
При подтверждении данного факта, Шевченко будет арестован….»

Но не страх быть расстрелянными заградотрядами заставлял бойцов стоять до последнего на всем протяжении огромного фронта.

«Я, как и многие другие генералы, видел некоторую резкость и категоричность оценок приказа, но их оправдывало очень суровое и тревожное время. В приказе нас прежде всего привлекло его социальное и нравственное содержание. Он обращал на себя внимание суровостью правды, нелицеприятностью разговора наркома и Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина с советскими воинами, начиная от рядового бойца и кончая командармом. Читая его, каждый из нас задумывался над тем, все ли силы мы отдаем борьбе. Мы сознавали, что жестокость и категоричность требований приказа шла от имени Родины, народа, и важно было не то, какие будут введены меры наказания, хотя и это имело значение, а то, что он повышал сознание ответственности у воинов за судьбы своего социалистического Отечества»

Приказ №227 вдохновил не только солдат, но и писателей.

«Из поездки на фронт возвратился Константин Симонов и вручил мне очерк «В башкирской дивизии». Сказал, что напишет еще два очерка. А на второй день принес не очерк, а стихи «Безымянное поле». Это стихотворение он начал писать, прочитав приказ №227, еще в пути. Первые беспощадные, горькие строфы стихотворения были созвучны приказу, как бы дополняли его еще одним мотивом — голосом погибших воинов » .

Опять мы отходим, товарищ,
Опять проиграли мы бой,
Кровавое солнце позора
Заходит у нас за спиной.

Мы мертвым глаза не закрыли,
Придется нам вдовам сказать,
Что мы не успели, забыли
Последнюю почесть отдать.

Не в честных солдатских могилах
Лежат они прямо в пыли.
Но, мертвых отдав поруганью,
Зато мы — живыми пришли!

Не правда ль, мы так и расскажем
Их вдовам и их матерям:
Мы бросили их на дороге,
Зарыть было некогда нам.

Ты, кажется, слушать не можешь?
Ты руку занес надо мной.
За слов мою страшную горечь
Прости мне, товарищ, родной.

Прости мне мои оскорбленья,
Я с горя тебе их сказал,
Я знаю, ты рядом со мною
Сто раз свою грудь подставлял.

Я знаю, ты пуль не боялся,
И жизнь, что дала тебе мать,

Берег ты с мужскою надеждой
Ее подороже отдать.

Ты, верно, в сорочке родился,
Что все еще жив до сих пор,
И смерть тебе меньшею мукой
Казалась, чем этот позор.

Ты слышишь, товарищ, ты слышишь,
Как мертвые следом идут,
Ты слышишь: не только потомки,
Нас предки за это клянут.

Клянемся ж с тобою, товарищ,
Что больше ни шагу назад!
Чтоб больше не шли вслед за нами
Безмолвные тени солдат.

Чтоб там, где мы стали сегодня,—
Пригорки да мелкий лесок,
Куриный ручей в пол-аршина,
Прибрежный отлогий песок,—

Чтоб этот досель неизвестный
Кусок нас родившей земли
Стал местом последним, докуда
Последние немцы дошли.

Пусть то безыменное поле,
Где нынче пришлось нам стоять,
Вдруг станет той самой твердыней,
Которую немцам не взять.

«Паникеры и трусы должны истребляться на месте»

Однако в жизни в те боевые дни было вовсе не так. Задача борьбы с трусами и паникерами решалась по-другому. Им давали возможность загладить свою вину в штрафных подразделениях, на передовой, в огне боя, собственной кровью, так сказать, искупить свою вину. Было именно так, как писал Александр Твардовский в своих стихах «Отречение», которые он сегодня принес в «Красную звезду» и которые сразу же были опубликованы.

Вернулся сын в родимый дом
С полей войны великой.
И запоясана на нем
Шинель каким-то лыком.
Не брита с месяц борода,
Ершится – что чужая.
И в дом пришел он, как беда
Приходит вдруг большая.
Но не хотели мать с отцом
Беде тотчас поверить.
И сына встретили вдвоем
Они у самой двери.
Его доверчиво обнял
Отец, что сам когда-то
Три года с немцем воевал
И добрым был солдатом.
Навстречу гостю мать бежит:
— Сынок, сынок, родимый…
Но сын за стол засесть спешит
И смотрит как-то мимо…
Беда вступила на порог –
И нет родным покоя.
— Как на войне дела, сынок?
А сын махнул рукою.
А сын сидит с набитым ртом
И сам спешит признаться,
Что ради матери с отцом
Решил с живых остаться…
Родные поняли не вдруг,
Но сердце их заныло.
И край передника из рук
Старуха уронила.
Отец себя не превозмог,
Поникнул головою.
— Ну что ж, выходит так, сынок,
Ты убежал из боя.
И замолчал отец-солдат,
Сидит, согнувши спину,
И грустный свой отводит взгляд
От глаз родного сына.
Тогда глядит с надеждой сын
На матери передник.
— Ведь у тебя я, мать, один –
И первый, и последний…
Но мать, поставив щи на стол,
Лишь дрогнула плечами,
И показалось, день прошел,
А может год в молчании.
И праздник встречи навсегда
Как будто канул в омут.
И в дом пришедшая беда
Уже была, как дома.
Не та беда, что без вреда
Для совести и чести,
А та, нещадная, когда
Позор и горе вместе.
Такая боль, такой позор,
Такое злое горе,
Что словно мгла на весь твой двор
И на твое подворье.
На всю родню твою вокруг,
На прадеда и деда,
На внука, если будет внук,
На друга и соседа…
И вот поднялся, тих и строг
В своей большой кручине,
Отец-солдат, — на том стою, —
Не мог, забыв присягу,
Покинуть родину в бою,
Придти домой бродягой.
Не мог мой сын, как я не мог,
Забыть про честь солдата,

Смотрите так же:  Оформление полиса ОМС на электронных носителях в офисах СОГАЗ-Мед. Пенсионер медицинский полис

Хоть защищали мы, сынок,
Не то, что вы. Куда там!
И ты теперь оставь мой дом,
Ищи отца другого.
А не уйдешь, так мы уйдем
Из-под родного крова.
Не плачь, жена. Тому так быть.
Был сын – и нету сына.
Легко растить, легко любить,
Трудней из сердца вынуть.
И что-то молвил он еще
И смолк. И, подняв, руку,
Тихонько тронул за плечо
Жену свою старуху.
Как будто ей хотел сказать?
— Я все, голубка, знаю,
Тебе еще больней, ты – мать,
Но я с тобой, родная.
Пускай, наказаны судьбой,
Не век скрипеть телеге,
Не так нам долго жить с тобой,
Но честь живет вовеки…
А гость, качнувшись, за порог
Шагнул, нащупал выход…
Вот, думал, кликнут: «Сын, сынок,
Вернись!» Но было тихо…
И, как хмельной, держась за тын,
Прошел он мимо клети.
И вот теперь он был один,
Один на белом свете.
Чужой, непринятый в семье,
Что отреклась от сына.
Чужой на всей родной земле,
Что двадцать лет носила…
И от того, как шла тропа,
В задворках пропадая,
Как под ногой его трава
Сгибалась молодая;
И от того, как свеж и чист.
Сиял весь мир окольный,
И трепетал неполный лист
Весенний, — было больно…
И, посмотрев вокруг, вокруг
Глазами не своими. –
— Кравцов Иван! – назвал он вслух
Свое, как будто имя.
И прислонился головой
К стволу березы, белой…
А что ж ты, что ж ты над собой,
Кравцов Иван, наделал.
Дошел до самого конца,
Худая песня спета.
Ни в дом родимого отца
Тебе дороги нету,
Ни к сердцу матери родной,
Поникшей под ударом.
И кары нет тебе иной
Помимо смертной кары.
Иди, спеши, беги туда,
Откуда шел без чести.
И не прощенья, а суда
Себе проси на месте.
И на глазах друзей-бойцов,
К тебе презренья полных,
Свой приговор, Иван Кравцов,
Ты выслушай безмолвно.
Как честь, прими тот приговор.
И стой. И будь, как войн,
Хотя б в тот миг, как залп в упор
Покончит счет с тобою…
А может быть еще тот суд
Свой приговор отложит.
И вновь ружье тебе дадут,
Доверят вновь. Быть может.

Приказ сталина номер 227 ни шагу назад

Ты записался добровольцем? (1920) • Если враг не сдаётся — его уничтожают (1930) • Победить врага малой кровью (1935) • Бить врага на его территории (1936) • За Родину, за Сталина! (1938) • Наше дело правое (1941) • Родина-мать зовёт! (1941) • Всё для фронта! Всё для победы! (1941) • Сталин на посту! (1942) • Убей немца! (1942) • Ни шагу назад! (1942) • За русский народ! (1945) •

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Приказ № 227» в других словарях:

227 (число) — 227 двести двадцать семь 224 · 225 · 226 · 227 · 228 · 229 · 230 Факторизация: простое Римская запись: CCXXVII Двоичное: 11100011 Восьмеричное: 343 Шестнадцатеричное: E3 … Википедия

Приказ 227 — Приказ Народного комиссара обороны СССР от 28 июля № 227 («Ни шагу назад!») приказ, вводивший штрафные батальоны в составе фронтов и штрафные роты в составе армий (см. Штрафные воинские подразделения), а так же заградительные отряды в составе… … Википедия

Приказ № 227 «Ни шагу назад!» — Приказ Народного комиссара обороны СССР от 28 июля № 227 («Ни шагу назад!») приказ, вводивший штрафные батальоны в составе фронтов и штрафные роты в составе армий (см. Штрафные воинские подразделения), а так же заградительные отряды в составе… … Википедия

Приказ №027 — Myung ryoung 027 ho Жанр Боевик Режиссёр Ki Mo Jung, Eung Suk Kim Автор сценария Sang Uck Ri … Википедия

Приказ № 270 — Ставки Верховного Главнокомандования СССР от 16 августа 1941 года «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия», подписанный Иосифом Сталиным, определял, при каких условиях военнослужащие Красной Армии считаются… … Википедия

Приказ Народного Комиссара Обороны № 227 — ПРИКAЗ НАРOДНОГО КОМИССAРА ОБОРOНЫ № 227 от 28 июля 1942. Издан в условиях резкого обострения стратегич. обстановки на сов. герм. фронте в результате неудачных боёв сов. войск в Крыму, под Харьковом, Воронежем и в Донбассе. Нем. фаш. войска на… … Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия

Order No. 227 — Soviet postage stamp with the famous phrase Not a step back . Order No. 227 of July 28, 1942 was issued by Joseph Stalin acting as People s Commissar of Defence. It is famous for its line Not a step back! (Russian: Ни шагу назад! / Ni Shagu… … Wikipedia

Ordre n°227 — Timbre de poste sovietique sur lequel est inscrit la celebre phrase « Pas un pas en arriere ! ». L Ordre n°227 du 28 juillet 1942 signe par Joseph Staline agissant en tant que Commissaire du Peuple a la Defense, visait a interdire… … Wikipedia en Francais

Автоматическая идентификационная система (АИС) — означает судовую аппаратуру, обеспечивающую автоматическую идентификацию встречных судов и передачу информации, связанной с безопасностью мореплавания и управлением движением судов. Источник: ПРИКАЗ Госкомрыболовства РФ от 25.03.2002 N 142 О… … Официальная терминология

Оборона Краснодара — Великая Отечественная война, Вторая мировая война … Википедия

Приказ №227 («Ни шагу назад!»)

Приказ Народного комиссара обороны СССР от 28 июля 1942 года № 227 («Ни шагу назад!») — приказ, повышающий дисциплину в Красной Армии, запрещающий отход войск без приказа, вводивший формирование штрафных подразделений из числа провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости — штрафные батальоны в составе фронтов и штрафные роты в составе армий, а также заградительные отряды в составе армий.

НЕУДАЧИ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ВЕСНОЙ-ЛЕТОМ 1942 Г.

Из итогов кампании 1941 г. руководители противостоящих сторон сделали различные выводы. Советское командование, и прежде всего Сталин, итоги Московского сражения положили в основу организации наступления советских войск по всей линии фронта Ленинград-Демянск-Вязьма-Харьков-Крым (Директива 8 апреля 1942 г.). При этом активные действия вермахта предусматривались лишь в направлении Москвы, что стало грубейшим просчетом, так как войска Германии концентрировались на юго-восточном, а не на центральном направлении.

В апреле-октябре 1942 г. советские войска потерпели серию тяжких поражений. Под Ленинградом в ходе Любаньской операции была окружена и уничтожена брошенная на прорыв блокады 2-я ударная армия Волховского фронта под командованием А. А. Власова, который после своего пленения 13 июля 1942 г, стал сотрудничать с немцами. Всего же в районе Мясного Бора погибло и пропало без вести 60 тыс. человек. Крупное поражение потерпела Красная Армия в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции (8 января — 20 апреля). Окружить немецкие части под Вязьмой не удалось, более того, в окружении оказалась 33-я армия генерала Ефремова, 1-й гвардейский кавалерийский корпус Белова и подразделения воздушно-десантных войск, заброшенные в тыл противника. Советские потери составили 272 тыс. человек. Неудачными оказались весенние наступления в Крыму и под Харьковом. Крупные соединения, до 200 тыс. бойцов, были окружены в районе Харькова вследствие неудачно проведенной наступательной операции. 4 июля 1942 г. после восьмимесячного сопротивления пал Севастополь (за время оккупации в городе было уничтожено 27 тыс. жителей, а 42 тыс. угнано в Германию). Двумя днями ранее, 2 июля 1942 г., была прорвана советская оборона на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, а 24 июля советские войска оставили Ростов-на-Дону (потери среди мирного населения составили около 40 тыс. жителей, в Германию угнано 53 тыс. человек).

В этих условиях 28 июля 1942 г. ГКО издает приказ № 227 «Ни шагу назад!», направленный на восстановление военной дисциплины, в первую очередь, карательными мерами. Советские войска переходили к ожесточенной обороне на Кавказе и Сталинградском направлении. Сосредоточение частей РККА и резервов преимущественно на одном Сталинградском направлении и разбрасывание усилий немецких войск создали предпосылки для изменения хода войны. Этому способствовала завершившаяся к концу 1942 г. милитаризация советской экономики, в том числе ввод новых и эвакуированных заводов на востоке страны. Значительную роль также сыграло и развернувшееся народное партизанское движение, приковавшее к себе до 10% войск вермахта.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

“ПОРА КОНЧИТЬ ОТСТУПЛЕНИЕ”

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев — это значит обеспечить за нами победу.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Таков призыв нашей Родины.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта[1] для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Народный комиссар обороны СССР

Приказ НКО СССР от 28.07.1942 № 227 “О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций”

Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окружили!» и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникерские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твердых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.

В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. В каждой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов, численностью не более батальона (в расчете по 1 роте на стрелковый полк), подчиненный командиру дивизии и имеющий в своем распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.

2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твердой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.

Ставка Верховного Главнокомандования

Директива Ставки ВГК № 001919 от 12 сентября 1941 г.

РОЛЬ ЗАГРАДОТРЯДОВ В РККА

Заградотряд выставлял посты на дорогах и мостах, патрулировал местность… Личный состав заградотрядов, особенно на первом этапе, не имел представления о задачах, стоящих перед ним, при несении службы на посту документы зачастую не проверял и пропускал всех беспрепятственно, да и красноармейцы фронтовых частей не всегда подчинялись его требованиям.

Причем деятельность заградотрядов не ограничивалась только выполнением задач по заграждению. Располагаясь в ближнем тылу, заградотряды нередко сами оказывались под ударами вражеской авиации и под огнем артиллерии, иногда даже вынуждены были вступать в бой с противником…

Как мы видим, заградительные отряды, созданные по приказу № 227 «ни шагу назад!», не имели отношения к НКВД, а состояли из бойцов и командиров Красной армии. Они несли службу на постах и в патрулях, при этом основным видом их деятельности были не мероприятия карательного характера, а выполнение задач по поддержанию порядка и пресечению необоснованного передвижения военнослужащих в ближнем тылу.

Несмотря на наличие в заградотрядах автоматического оружия, их отдельно располагавшиеся посты и патрули вряд ли были в состоянии останавливать массы пехоты в случае беспорядочного отхода… Таким образом, на основании вышеизложенного можно сказать, что ни одна из вышеприведенных «характерных черт» загрядотрядов документально не подтверждается, а скорее, наоборот, опровергается.

Смотрите так же:  Заявление на ЕНВД. Заполнить заявление енвд 1

Е.В. Ковыршин. К вопросу о заградительных отрядах в Красной Армии

В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов61 отпала. Приказываю:

1. Отдельные заградительные отряды к 15 ноября 1944 года расформировать. Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий.

2. О расформировании заградительных отрядов донести к 20 ноября 1944 года.

Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

Приказ №227 «Ни шагу назад». Досье

ТАСС-ДОСЬЕ. 28 июля 2017 г. исполняется 75 лет со дня издания приказа наркома обороны СССР Иосифа Сталина №227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций», известного также как «Ни шагу назад».

Документ подразумевал введение в Красной армии жесткой практики использования штрафных подразделений и заградительных отрядов.

Специально для ТАСС-ДОСЬЕ материал о приказе №227 подготовил российский историк Алексей Исаев.

Обстановка на фронте в июле 1942 года

Летом 1942 г., после поражения Красной армии под Харьковом, немецкое командование начало наступление на Кавказ и к Сталинграду. 24 июля Южный фронт под командованием генерал-лейтенанта Родиона Малиновского был вынужден оставить Ростов-на-Дону. Издание приказа №227 стало следствием осознания руководством страны тяжелого положения советских войск.

Кроме того, Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин летом 1942 г. испытывал разочарование в командных кадрах Красной армии, что также нашло отражение в документе.

Приказ №227 от 28 июля 1942 г. запрещал отступление без соответствующего распоряжения высшего командования. В качестве меры по стабилизации положения на фронтах предлагалось создание штрафных рот и батальонов, при этом в пример приводились немецкие войска, где уже действовали такие меры. Приказ доводился буквально до каждого бойца и командира. «Не должно быть ни одного военнослужащего, который не знал бы приказа товарища Сталина», — подчеркивалось в директиве начальника Главного политуправления Красной армии Александра Щербакова.

Пожалуй, впервые Сталин обращался ко всей армии с достаточно резкими оценками положения на фронте. Сейчас довольно трудно себе представить, с каким удивлением приказ №227 слушали на стабильных участках фронта и в частях, готовившихся к наступлению на северо-западном и западном стратегических направлениях.

Штрафные роты и батальоны в советских войсках были созданы осенью 1942 г. Осужденные за те или иные проступки командиры Красной армии направлялись в штрафные батальоны фронтового подчинения, а младшие командиры и рядовые — в штрафные роты. При этом и в штрафных батальонах, и в ротах по штату полагался так называемый постоянный состав из бойцов и командиров, не являвшихся осужденными. Командный состав, необходимый для руководства боем, отбирался из хорошо себя зарекомендовавших и имевших боевой опыт командиров.

Переменный состав образовывали собственно штрафники. Иногда утверждается, что штрафники были плохо вооружены и оснащены, но это не так. Документы показывают, что они вооружались стрелковым оружием, в том числе и автоматическим, противотанковыми ружьями, легкими минометами. Вооружение вполне отвечало тем задачам, которые им обычно ставились. Чаще всего штрафников ставили в первую линию для выполнения опасных заданий. Действия штрафников могли поддерживаться артиллерией, до самых крупных калибров включительно.

При этом роль штрафных подразделений в боях Великой Отечественной войны трудно назвать значительной. Согласно статистике, за все время войны через штрафные подразделения прошли 427 тыс. 910 человек переменного состава, то есть собственно осужденных за те или иные проступки. В 1942 г. через переменный состав штрафных подразделений прошли 24 тыс. 993 человека, в 1943 г. — 177 тыс. 694 человека, в 1944 г. — 143 тыс. 457 человек, в 1945 г. — 81 тыс. 766 человек. Это составляло крайне незначительную долю в численности действующей армии.

Пребывание в штрафбате или в штрафроте не было бессрочным, имело четко оговоренный в приговоре срок: три или шесть месяцев.

Непосредственно в приказе №227 заградительные отряды не упоминались, однако документ подразумевал их формирование.

В качестве инициативы снизу заградотряды появились в Красной армии уже в первые недели войны. Самым известным документально подтвержденным случаем является заградотряд стихийно сформированный еще в начале июля 1941 г. комендантом гарнизона города Толочин (Белорусская ССР, ныне — Белоруссия) интендантом 2-го ранга Масловым. Официально он именовался «Заградительный отряд Западного фронта».

Подразделение занималось сбором неорганизованно отступающих солдат и младших командиров, в том числе репрессивными мерами. Инициативно созданные группы, проходившие в документах как «заградительные отряды», существовали также в начале 1942 г. в отрезанной от главных сил советских войск Приморской армии в Севастополе. Необходимости закреплять эту практику публично оглашаемым всему личному составу приказом не было. Более того, уже имелся приказ Ставки Верховного Главнокомандования №270 от 16 августа 1941 г., также подписанный Сталиным и членами Государственного комитета обороны.

Этот документ был нацелен на борьбу с оставлением позиций, добровольной сдачей в плен и дезертирством. Предусмотренные приказом №270 меры были вполне достаточны в период зимней кампании 1941-1942 гг. В частности, после оставления Феодосии в январе 1942 г. командир 236-й стрелковой дивизии комбриг Василий Мороз был осужден за потерю управления вверенным подразделением, а также за оставление вооружения и техники именно со ссылкой на приказ №270.

Практика использования заградительных отрядов в перестроечный период часто демонизировалась, в частности в кинематографе. В действительности это были небольшие отряды, в которых состояли сотни человек, при численности армий, в тылах которых они действовали, десятки тысяч солдат и командиров. По факту заградотряды в основном занимались задержанием и возвращением в части солдат, покинувших поле боя или же находившихся в тылу без уважительных причин.

В отечественной исторической литературе преобладает скорее позитивная оценка приказа №227. В этом исторические исследования перекликаются с оперативными документами войск конца 1942 г., в которых было принято высоко оценивать результаты исполнения этого приказа. Однако такая, почти восторженная оценка документа представляется малообоснованной. Отход с боями продолжался, с 28 июля по ноябрь 1942 г. советские войска отошли от Дона к Волге, на Кавказе отход был остановлен под Владикавказом (Орджоникидзе) и на Тереке. Одним словом, немедленного эффекта не было.

Столь же спорным представляется обращение к опыту противника в отношении формирования штрафных батальонов. Звучало это по меньшей мере странно и оказывало весьма неоднозначное воздействие на моральное состояние военнослужащих. Острой необходимости именно в такой форме, в связке с описанием тяжелого положения на фронте, декларировать создание штрафных частей не требовалось. Штрафные подразделения могли вводиться отдельными приказами без столь широкой огласки и двусмысленной мотивировки. Оправдание появления приказа №227 необходимостью принятия жестких мер, заградительных отрядов, не отвечает сложившимся к 28 июля 1942 г. реалиям войны.

Немецкое наступление на Волгу и Кавказ остановил не приказ №227. Оно было остановлено вполне традиционными средствами, в том числе мерами, принятыми до июля 1942 г. Это было формирование резервных армий, решение проблемы качества производства танков, налаживание работы военной промышленности в эвакуации в целом. Перелом наступил после успеха операции «Уран» в ноябре 1942 — феврале 1943 г., движущей силой которой были не штрафники с заградотрядами, а танковые и механизированные корпуса.

75 лет приказу «Ни шагу назад!»: что на самом деле запретил армии Сталин

Поделиться в социальных сетях:

Народный комиссар обороны СССР Иосиф Сталин ровно 75 лет назад, 28 июля 1942 года, выпустил приказ №227. Документ более известен как «Ни шагу назад!» Почему приказ был издан в начале Сталинградской битвы, но не опубликован во время войны, рассказали сетевому изданию m24.ru историки .

Фото: ТАСС/Яков Рюмкин

…»Ни шагу назад!» без приказа высшего командования. Единственной причиной ухода с позиций может быть только смерть!»…

В июле 1942 года ситуация была критической на южном фланге советско-германского фронта: поражения в Крыму, под Харьковом, Воронежем. Немцы прорывались на Кавказ к нефтяным промыслам, необходимым советской военной промышленности. В этот момент появился 227-й приказ.

«Суть приказа была вот в чем. К Сталинградской битве мы уже потеряли много ресурсов. На оккупированных территориях остались более 70 миллионов человек. Да, определенный паритет сложился в промышленности благодаря тому, что удалось перебросить заводы на восток. Но самое главное, в чем превосходила нас Германия, – это дисциплинированность, четкость и хорошая организация», – рассказал сетевому изданию m24.ru кандидат философских и юридических наук, доцент кафедры РГГУ Владимир Калина.

«Приказ приостановил панические настроения людей и подействовал отрезвляюще на армию. Был обозначен рубеж, который гласил, что назад идти больше нельзя, мы должны стоять», – пояснил в беседе с корреспондентом m24.ru кандидат исторических наук, ученый секретарь Центра военной истории России Института российской истории РАН Борис Серазетдинов.

  • Сформировать в пределах фронта от одного до трех штрафных батальонов по 800 человек.
  • Сформировать в пределах армий от пяти до десяти штрафных рот до двухсот человек в каждой, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

В 1943 году «штрафников» было около трех процентов от численности военных. К концу 1945 года в армии было 1–1,3 процента «штрафников».

По словам Владимира Калины, советские военные к тому моменту уже откровенно говорили, что в армии царят расхлябанность и разгильдяйство. «О масштабах разгильдяйства вы можете судить следующим образом. Для рядового и сержантского состава было образовано больше тысячи штрафных рот. Для офицеров – 65 штрафбатов. Больше 400 тысяч человек прошли через эти организации за годы действия приказа (около двух лет – прим. ред.)», – сказал ученый.

Критики документа настаивают, что он ограничивал инициативу командиров на местах. Военные боялись оставлять позиции даже ради тактической выгоды. Руководитель департамента по работе с государственными и общественными организациями РВИО Иван Архипов не согласен с такой оценкой:
«Высшие руководящие чины, видели больше, чем непосредственно офицеры, которые были на земле. Да, могли быть перегибы, и это всегда существует. Но общая задача всегда должна быть выполнена. И при руководстве большими соединениями войск генералитет выполнял поставленную задачу».

«Это миф, что приказ запрещал советским солдатам отступать, а если они отступали, то заградотряды их убивали».

С Архиповым солидарен и Борис Серазетдинов. «Это миф, что приказ запрещал советским солдатам отступать, а если они отступали, то заградотряды их убивали. Хочу сказать – это бред. Многие из штрафных рот и батальонов, которые отступали, потом становились даже Героями Советского Союза. Это было, и отказаться от этого нельзя. Приказ №227 не запрещал отступление как таковое. Согласно его тексту, выдвигалось требование – ни шагу назад без приказа высшего руководства. Это прежде всего относилось к тем, кто оставлял свою позицию самовольно», – отметил кандидат исторических наук.

Текст приказа №227 опубликовали в СМИ лишь в 1988 году. По словам Бориса Серазетдинова, документ не появился в печати во время войны из соображений секретности. Хотя немцы все равно довольно быстро узнали про него. Приказ зачитывали на всех фронтах, армиях, соединениях, флотах, дивизиях, батальонах, ротах и взводах. Отношение к нему у бойцов было разным.
«Мой хороший знакомый юрист Берензон был под Сталинградом, когда шло сражение, – сказал Владимир Калина. – Он мне рассказывал, что когда им зачитывали приказ, выстраивали личный состав, они целовали знамя, преклоняли колено и клялись».

«Нельзя сказать, что у большинства были упаднические настроения. Из 100 человек это мог быть один или два человека. Заградотряды с 1 августа по 1 октября 1942 года задержали на Донском фронте приблизительно 36 тысяч человек, которые бежали. Это сводки НКВД. Многих позже возвратили обратно в свои части на периферийные пункты, или направили в штрафные роты. Из этих 36 тысяч человек было расстреляно 433 человека», – добавил Борис Серазетдинов.

Осенью 1944 года Сталин расформировал заградительные отряды. Ход войны уже изменился, и поддерживать дисциплину на фронте столь суровыми мерами больше не требовалось.

История и роль приказа № 227 в ходе Великой Отечественной войны

Самый известный, самый страшный и самый спорный приказ Великой Отечественной войны появился через 13 месяцев после ее начала. Речь идет о знаменитом приказе Сталина № 227 от 28 июля 1942 года, известном как «Ни шагу назад!».

Что скрывалось за строками этого необыкновенного приказа Верховного главнокомандующего? Чем были вызваны его откровенные слова, его жестокие меры и к каким результатам они привели?

«У нас нет уже преобладания над немцами…»

В июле 1942 года СССР вновь оказался на грани катастрофы — выдержав в предыдущем году самый первый и страшный удар врага, Красная армия летом второго года войны снова вынуждена была отступать далеко на восток. Москва хотя и была спасена в боях минувшей зимы, но фронт все еще стоял в 150 км от нее. Ленинград находился в страшной блокаде, а на юге после долгой осады был потерян Севастополь. Враг, прорвав линию фронта, захватил Северный Кавказ и рвался к Волге. Вновь, как и в начале войны, наряду с мужеством и героизмом среди отступающих войск появились признаки падения дисциплины, паникерства и пораженческих настроений.

К июлю 1942 года из-за отступления армии СССР потерял половину своего потенциала. За линией фронта, на оккупированной немцами территории, до войны проживало 80 млн людей, производилось около 70% угля, чугуна и стали, пролегало 40% всех железных дорог СССР, находилась половина поголовья скота и посевных площадей, ранее дававших половину урожая.

Не случайно приказ Сталина № 227 впервые предельно откровенно и четко сказал об этом армии и ее бойцам: «Каждый командир, каждый красноармеец… должны понять, что наши средства небезграничны… Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик… У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину».

Смотрите так же:  Выплаты и пособия на ребенка в Республике Дагестан и Махачкале в 2020 году. Пособия по уходу за ребенком в 2020 году в дагестане

Если ранее советская пропаганда описывала прежде всего успехи и удачи, подчеркивала сильные стороны СССР и нашей армии, то приказ Сталина № 227 начинался именно с констатации страшных неудач и потерь. Подчеркивал, что страна стоит на грани жизни и смерти: «Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину. Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог».

«Отступать дальше — значит загубить себя и загубить нашу Родину»

Приказ народного комиссара обороны СССР № 227, появившийся 28 июля 1942 года, уже в начале августа был зачитан личному составу во всех частях фронтов и армий. Именно в эти дни наступающий враг, прорываясь к Кавказу и Волге, грозил лишить СССР нефти и основных путей ее транспортировки, то есть окончательно оставить нашу промышленность и технику без топлива. Вместе с потерей половины людского и экономического потенциала это грозило нашей стране смертельной катастрофой.

Именно поэтому приказ № 227 был предельно откровенен, описывая потери и трудности. Но он же и показывал путь к спасению Родины — врага надо было во что бы то ни стало остановить на подступах к Волге. «Ни шагу назад! — обращался в приказе Сталин. — Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории… Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило».

Подчеркивая, что армия получает и будет получать из тыла все больше нового оружия, Сталин в приказе № 227 указал на главный резерв внутри самой армии. «Не хватает порядка и дисциплины… — объяснял в приказе вождь СССР. — В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою Родину. Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции».

Но приказ № 227 содержал не только моральный призыв к дисциплине и стойкости. Война требовала суровых, даже жестоких мер. «Отныне отступающие с боевой позиции без приказа свыше являются предателями Родины», — гласил сталинский приказ.

Согласно приказу от 28 июля 1942 года командиров, виновных в отступлении без приказа, полагалось снимать с занимаемых должностей и отдавать под суд военного трибунала. Для виновных в нарушениях дисциплины создавались штрафные роты, куда направляли солдат, и штрафные батальоны для нарушивших воинскую дисциплину офицеров. Как гласил приказ № 227, «провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости» необходимо «поставить на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной».

Отныне фронт до самого конца войны не обходился без штрафных частей. С момента выхода приказа № 227 и до окончания войны было сформировано 65 штрафбатов и 1048 штрафных рот. До конца 1945 года через «переменный состав» штрафников прошло 428 тысяч человек. Два штрафбата даже поучаствовали в разгроме Японии.

Штрафные части сыграли заметную роль в обеспечении жестокой дисциплины на фронте. Но не стоит и переоценивать их вклад в победу — за годы Великой Отечественной не более 3 из каждых 100 военнослужащих, мобилизованных в армию и на флот, прошли через штрафные роты или батальоны. «Штрафники» составляли по отношению к людям, находившимся на линии фронта, не более около 3–4%, а по отношению к общему числу призванных — около 1%.

Помимо штрафных частей, практическая часть приказа № 227 предусматривала создание заградительных отрядов. Приказ Сталина требовал «поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной».

Первые загрядотряды стали создаваться еще в ходе отступления советских фронтов в 1941 году, но именно приказ № 227 ввел их в общую практику. К осени 1942 года на линии фронта действовало уже 193 заградительных отряда, 41 заградотряд принял участие в ходе Сталинградской биты. Здесь таким отрядам довелось не только выполнять поставленные приказом № 227 задачи, но и драться с наступающим врагом. Так, в осажденном немцами Сталинграде заградотряд 62-й армии почти полностью погиб в жестоких боях.

Осенью 1944 года заградительные отряды по новому приказу Сталина были расформированы. В преддверии победы уже не требовались столь чрезвычайные меры по поддержанию фронтовой дисциплины.

«Ни шагу назад!»

Но вернемся в страшный август 1942 года, когда СССР и все советские люди стояли на грани смертельного поражения, а не победы. Уже в XXI веке, когда давно закончилась советская пропаганда, а в «либеральной» версии истории нашей страны возобладала сплошная «чернуха», прошедшие ту войну фронтовики отдали должное этому страшному, но необходимому приказу.

Вспоминает Олимпиев Всеволод Иванович, в 1942 году боец гвардейского кавалерийского корпуса: «Это был, безусловно, исторический документ, появившийся в нужное время с целью создать в армии психологический перелом. В необычном по содержанию приказе впервые многие вещи назывались своими именами… Уже первая фраза «Войска Южного фронта покрыли позором свои знамена, оставив без боя Ростов и Новочеркасск. » вводила в шок. После выхода приказа № 227 мы почти физически начали ощущать, как в армии заворачиваются гайки».

Шаров Константин Михайлович, участник войны, уже в 2013 году вспоминал: «Правильный приказ был. В 1942 году началось колоссальное отступление, даже бегство. Моральный дух войск упал. Так что приказ № 227 не зря вышел. Он же вышел после того, как Ростов оставили, а вот если бы Ростов стоял так же, как Сталинград…»

Страшный приказ № 227 произвел впечатление на всех советских людей, военных и гражданских. Личному составу на фронтах его зачитали перед строем, в прессе он не публиковался и не озвучивался, но понятно, что смысл приказа, который услышали сотни тысяч бойцов, стал широко известен советским людям.

Быстро узнал о нем и враг. В августе 1942 года наша разведка перехватила несколько приказов по 4-й танковой армии немцев, рвавшейся к Сталинграду. Первоначально командование противника считало, что «большевики разбиты и приказ № 227 не может уже восстановить ни дисциплины, ни упорства войск». Однако буквально через неделю мнение изменилось, и новый приказ германского командования уже предупреждал, что отныне наступающему «вермахту» придется столкнуться с сильной и организованной обороной.

Если в июле 1942 года, в начале наступления гитлеровцев к Волге, темпы продвижения на восток, вглубь СССР, порой измерялись десятками километров в сутки, то в августе их уже мерили километрами, в сентябре — сотнями метров в сутки. В октябре 1942 года в Сталинграде как большой успех немцами расценивалось продвижение на 40–50 метров. К середине октября и такое «наступление» остановилось. Сталинский приказ «Ни шагу назад!» был выполнен буквально, став одним из важнейших шагов к нашей победе.

Приказ НКО СССР от 28.07.1942 № 227

О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций
Приказ Народного комиссара обороны СССР
Дата создания: 28 июля 1942 года. Источник: РГВА ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122 — 128. Подлинник. Опубликован в книге «История военного искусства. Курс лекций». — М, 1958. — Т. 5. — С. 780—783. (Цитируется по книге: Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г. — М.: Терра, 1997. — Т. 13 (2—2). — С. 276—279. — (Русский архив: Великая Отечественная). — ISBN 5-85255-708-0. )

Это произведение не охраняется авторским правом.
В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, произведения народного творчества (фольклор), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).
Наверх

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций

№ 227 28 июля 1942 года

Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины.

Выполнить этот призыв — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

б) сформировать в пределах армии 3 — 5 хорошо вооруженных заградительных отряда (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *