Проблемы правоприменительной практики лишения и ограничения родительских прав. Лишение родительских прав проблемы

Сен 23, 2019 Статьи

Проблемы правоприменительной практики лишения и ограничения родительских прав

Дата публикации: 27.08.2014 2014-08-27

Статья просмотрена: 6192 раза

Библиографическое описание:

Пурге А. Р. Проблемы правоприменительной практики лишения и ограничения родительских прав // Молодой ученый. ? 2014. ? №14. ? С. 205-209. ? URL https://moluch.ru/archive/73/12425/ (дата обращения: 04.12.2020).

Лишение и ограничение родительских прав, осуществляемые в судебном порядке, неизбежно связаны с разрешением ряда вопросов, стоящих перед судом при вынесении решения по делу. Обобщение практики рассмотрения таких дел показало, что у судов возникают неясности, спорные вопросы, касающиеся применения норм семейного и процессуального права, регламентирующих порядок, основания и последствия лишения и ограничения родительских прав. Некоторые из возникающих вопросов нашли разъяснение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» [1], однако, несмотря на это, в правоприменительной практике проявляют себя проблемные аспекты, которые требуют всестороннего анализа и решения.

Характерной особенностью таких дел является то, что они рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства. Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей от 20 июля 2011 г. указал на то, что «дела об ограничении либо о лишении родительских прав, а также о восстановлении в родительских правах в соответствии с требованиями закона (ст. 45 ГПК РФ, п. 2 ст. 70, п. 2 ст. 72, п. 4 ст. 73 СК РФ) рассматриваются с участием прокурора, который дает заключение по делу» [2]. На обязательное участие органа опеки и попечительства и прокурора по указанным категориям споров обращено внимание судов и в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10, где указывается, что «при рассмотрении судом дел, связанных с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 47 ГПК РФ и ст. 78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Заключение органа опеки и попечительства, исходя из п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. 121 СК РФ, должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей» [1].

Серьезной практической проблемой является формальный подход судов к рассмотрению дел о лишении родительских прав. Поскольку лишение родительских прав представляет собой исключительную меру, влекущую за собой серьезные правовые последствия, как для родителя, так и для его ребенка, суды должны относиться к рассмотрению таких дел со всей ответственностью, полностью исключить формальное отношение к процедуре лишения родительских прав. Однако, суды иногда забывают о том, что лишение родительских прав — крайняя мера. Зачастую суду достаточно заключения органа опеки и попечительства или прокурора, чтобы лишить родителя родительских прав, а реальное исследование обстоятельств дела по существу судом не осуществляется. Между тем органы опеки и попечительства иногда подают иски о лишении родительских прав, не имеющие под собой реального основания. В подавляющем большинстве случаев иски о лишении родительских прав, поданные прокурором или органом опеки и попечительства, удовлетворяются судом. В случае если с исковым заявлением обращается один из родителей, судьи, проверив обоснованность требований, иногда принимают решение об отказе. При этом у второго родителя появляется возможность переосмыслить свое отношение к ребенку.

Суды должны учитывать, что родители могут быть лишены судом родительских прав только по основаниям, предусмотренным ст.69 Семейного кодекса РФ, и только в случае их виновного поведения. Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией). Ни в ком случае лишение родительских прав не должно производиться из-за бедности семьи и тому подобных обстоятельств. В таких случаях социальные службы должны оказывать помощь семье, но не лишать родителей родительских прав. Но и даже в исключительных случаях, при доказанности виновного поведения родителя, то есть и при наличии оснований для удовлетворения иска о лишении родительских прав, суд с учетом характера поведения родителя, его личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении его родительских прав. При этом суд обязан предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Так, например, 5 марта 2010 г. Пограничный районный суд Приморского края, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Территориального отдела опеки и попечительства Департамента образования и науки Приморского края по Ханкайскому району к Б. о лишении его родительских прав, установил, что отдел опеки и попечительства обратился в суд в интересах несовершеннолетних детей К. и Д., отец которых — Б. — ненадлежащим образом исполняет свои родительские обязанности по воспитанию, содержанию и обучению своих дочерей, которые с октября 2008 г. проживают у бабушки Г. в Ханкайском районе. Воспитанием детей и материальным содержанием занимается бабушка. Мать детей О. проживает отдельно, воспитанием дочерей также не занимается. По решению суда от 31 октября 2008 г. брак между О. и Б. расторгнут. Ответчик проживает отдельно, в Пограничном районе в гражданском браке, на служебной жилплощади сожительницы, не занимается воспитанием и содержанием своих детей, не интересуется их здоровьем, имеет задолженность по алиментам.

В судебном заседании ответчик заявил, что от воспитания детей он не отказывается, уже имеет постоянную работу, положительно характеризуется, к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей не привлекался, желает забрать младшую дочь к себе, его сожительница не возражает, чтобы дети жили с ними, однако бабушка, якобы, против этого, а бывшая жена хочет лишить его родительских прав, чтобы бабушка Г. смогла оформить опеку над детьми.

Бабушка детей, находившаяся в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснила суду, что дети постоянно проживают с ней, родители устраивают свою личную жизнь, детьми не интересуются, при этом она не против, чтобы он забрал детей в Пограничный район, но ответчик, а особенно его родители, избирательно относятся к детям, старшую К., они вообще не признают за родную.

На вопрос суда отец ответчика, находившийся в качестве свидетеля, уточнил, что они, как родители ответчика, любят и признают только младшую внучку Д., а старшую К., не признают за свою внучку, т. к. сомневаются в отцовстве ответчика.

В ходе судебного разбирательства было опрошено множество свидетелей, как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Также было заслушано заключение прокурора, который полагал необходимым исковые требования удовлетворить. В результате суд пришел к выводу, что исковые требования о лишении родительских прав подлежат удовлетворению, так как несовершеннолетняя К. проживает у бабушки почти с рождения, а несовершеннолетняя Д. живет у бабушки с момента развода родителей. Ответчик судьбой дочерей не интересуется, не проявляют заботу об их воспитании и содержании, не принял мер к тому, чтобы забрать их в свою семью, не решил вопрос в судебном порядке об определении места жительства детей с отцом. Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей П., Г., М., а также материалами дела. В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий Г., несовершеннолетние дети проживают с бабушкой, дедушкой и тетей. В квартире есть все необходимые предметы быта, продукты питания, хорошие условия для проживания детей. Дети посещают школьное и дошкольное учреждения. Бабушка занимается воспитанием детей. Отца не видели не в детском саду, ни в школе, куда ходят дети. По мнению суда, указанные факты свидетельствуют о безразличном отношении ответчика к судьбе своих дочерей, учетом изложенного истец считает необходимым в интересах несовершеннолетних К.и Д. лишить ответчика родительских прав.

Вместе с тем, согласно характеристик участкового МОБ ОВД по Пограничному муниципальному району Ш., отец девочек Б.. по месту жительства характеризуются положительно, к административной ответственности не привлекался, жалоб от соседей не поступало, в употреблении спиртных напитков не замечен, но состоял на учете нарколога в Пограничной ЦРБ и был судим по ст. 228 УК РФ. Согласно характеристике Б. с места работы, он характеризуется положительно, как ответственный, добросовестный, дисциплинированный и трудолюбивый работник. Жилищные условия отца позволяют ему забрать детей к себе.

По данному делу суд принял решение о лишении родительских прав, передав детей под опеку территориального отдела опеки и попечительства по Ханкайскому муниципальному району Департамента образования и науки Приморского края [3].

Думается, что в данном случае суд подошел к решению вопроса формально, основываясь только на заключениях прокурора и мнении органа опеки и попечительства, не дав отцу шанса на исправление. Суд не учел, что лишение родительских прав является крайней и исключительной мерой семейно-правовой ответственности.

Следует отметить, что во многих случаях, когда иски подаются прокурором или, как в данном случае, органом опеки и попечительства, они судом удовлетворяются. Как отмечает А. Усачева, «анализируя судебное решение, можно сказать, что если с исковым заявлением о лишении родительских прав обращается представитель органа опеки, либо прокурор, то данный факт — сигнал для суда, что ситуация с ребенком достигла критического уровня и необходимо принимать оперативные меры. Подобные иски судьями удовлетворяются. В случае если с исковым заявлением обращается один из родителей, судьи, проверив обоснованность требований, иногда принимают решение об отказе. Вместе с тем у второго родителя появляются возможность переосмыслить свое отношение к ребенку» [4].

В другом случае суд, наоборот, дал возможность родителю исправиться. Так, Черниговский районный суд отказал в удовлетворении требований гр-ки Т., обратившейся в суд с иском о лишении родительских прав бывшего супруга. Она считала, что мужчина не в полной мере занимается воспитанием дочери, алименты выплачивает не регулярно, их сумма не достаточна для содержания ребенка. Однако, судом была принята во внимание положительная характеристика ответчика, его желание поддерживать с ребенком отношения иные обстоятельств дела. Суд не нашел достаточных оснований для удовлетворения требований о лишении родительских прав гр. Т., поэтому в иске отказал [5].

Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей и может применяться только в случае их виновного поведения. Обстоятельства, установленные ст. 69 СК РФ должны быть доказаны истцом. Практическая проблема в данном случае заключается в том, что в Приморском крае имели место случаи вынесения решения судом без достаточных доказательств, подтверждающих основания лишения родительских прав, в результате чего решение отменялось судом вышестоящей инстанции. Такие случаи недопустимы. Думается, что дела о лишении родительских прав, как обладающие особой сложностью, должны рассматривать наиболее опытные судьи.

Так, например, в кассационном порядке было отменено решение Находкинского городского суда о лишении родительских прав Е. в отношении ее дочери Е., 1995 года рождения, поскольку в деле отсутствовали достаточные доказательства виновного поведения ответчицы, а также не было учтено мнение ребенка, достигшего возраста 13 лет. Суд первой инстанции, применяя к Е. крайнюю меру ответственности, ограничился указанием на то, что ответчица находится в местах лишения свободы и состоит на диспансерном учете с синдромом зависимости от опиоидов. Однако какие-либо медицинские документы в подтверждение заболевания ответчицы хронической наркоманией или алкоголизмом, что в силу ст. 69 Семейного кодекса РФ является одним из оснований для лишения родительских прав, в деле отсутствовали. Медицинское заключение о характере наркотической зависимости Е. судом не истребовалось. Мнение ребенка, достигшего возраста 13 лет, по вопросу лишения матери родительских прав судом не выяснялось, хотя отношения между матерью и дочерью не прерваны. Согласно ст. 57 Семейного кодекса РФ учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, при разрешении вопросов, связанных с воспитанием детей, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Поскольку решение суда постановлено на недоказанных обстоятельствах и без установления сведений, имеющих юридическое значение, суд кассационной инстанции решение суда отменил и направил де-ло на новое рассмотрение [6].

Таким образом, поскольку лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей, то, очевидно, что оно должно применяться только в самом крайнем случае. Ведь одной из важных государственных задач в сфере защиты материнства, отцовства и детства является помощь родителям в воспитании детей. Необходимо предпринимать все меры, чтобы ребенок оставался в семье. С этой целью следует добиться того, чтобы лишение родительских прав как крайняя мера воздействия применялось реже. В реальной жизни случаются ситуации, когда вопрос о лишении родительских прав остро не стоит, но вместе с тем нужно прореагировать на поведение родителей, граничащее с противоправным. В такой ситуации предлагается дополнить СК РФ статьей, предусматривающей вынесение предупреждения судом при рассмотрении иска о лишении родительских прав. В данном случае можно согласиться с П. Н. Мардахаевой, которая предлагает дополнить СК РФ ст. 69.1 («Предупреждение, выносимое судом при рассмотрении иска о лишении родительских прав») следующего содержания: «При отсутствии достаточных оснований для лишения родительских прав суд вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и вынести в адрес родителя (родителей) предупреждение. Совершение родителем (родителями) деяний, предусмотренных статьей 69 настоящего Кодекса, в течение одного года со дня вынесения в его (их) адрес предупреждения, является основанием для удовлетворения иска о лишении родительских прав» [7, с. 15].

Следует отметить, что на практике суды выносят предупреждение о недопустимости уклонения и ненадлежащего выполнения обязанностей родителя по воспитанию и содержанию в отношении несовершеннолетнего ребенка.

Так, 5 июля 2012 г. Лефортовский районный суд г. Москвы, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску отца Л. к матери Б. о лишении ее родительских прав в отношении дочери Д. и взыскании алиментов, установил, что брак между истцом и его супругой был расторгнут, от брака имеется совместный ребенок Д., 2002 г. рождения, после расторжения брака ответчица перестала участвовать в воспитании ребенка, интересоваться здоровьем дочери, ухаживать за ней, их дочь проживает с ним, он полностью занимается ребенком. Ответчица постоянно отсутствует, приезжает к ребенку через 3–4 месяца, короткое время видится, после чего ребенок не желает встречаться с матерью. Поэтому истец просит суд лишить родительских прав мать Б. в отношении дочери Д. и взыскать алименты в твердой денежной сумме в размере 7825 руб. ежемесячно, с даты подачи искового заявления.

Ответчица Б. в суд явилась, иск о лишении родительских прав не признала, пояснила, что с истцом и их общей несовершеннолетней дочерью не проживает. После развода с истцом была договоренность, что ребенок остается проживать с отцом, т. к. истец заботится о ребенке, имеет жилье, создал новую семью, в которой заботятся о детях. Она не имеет возможности постоянно находиться с ребенком, в настоящее время не работает, доходов не имеет, часто проживает в другом государстве, считает, что истец может дать ребенку больше, чем она, но также желает принимать участие в жизни ребенка, участвовать в воспитании и готова выплачивать алименты. Просила дать ей возможность исправиться.

Представитель органа опеки и попечительства поддержал исковые требования в части, пояснив, что алименты подлежит взыскать с ответчика, но вместе с тем необходимо предупредить ответчика о ненадлежащем исполнении обязанностей родителя и дать возможность исправиться.

Выслушав объяснения участников процесса, прокурора, полагавшего отказать в иске о лишении родительских прав, исследовав и оценив письменные материалы дела, суд нашел иск подлежащим удовлетворению только в части взыскания алиментов. Свое решение суд мотивировал тем, что согласно ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. В соответствии со ст. 64 СК РФ защита прав и интересов детей возлагается на их родителей и ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Согласно ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов, отказываются без уважительных причин забрать своего ребенка из воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или других аналогичных учреждений, злоупотребляют своими родительскими правами. На основании ст. 71 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка а согласно ст.ст. 80, 83 СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, если же родители не предоставляют содержание своим детям, то с них взыскиваются алименты в судебном порядке. Как указано в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», лишение родительских прав является крайней мерой.

Из пояснений сторон, представленных документов следует, что отсутствуют основания для лишения ответчика родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери, и в настоящее время лишать родительских прав ответчика нецелесообразно, т. к. ответчик желает участвовать в жизни дочери, оказывать материальную помощь. Судом не было установлено исчерпывающих оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 69 СК РФ для лишения родительских прав. Судом было установлено, что ответчик не выполнял в полной мере обязанности по содержанию ребенка, не перечислял деньги на его содержание, в настоящий момент временно не работает. Исходя из этого, имеются основания с учетом Постановления Правительства Москвы от 20 марта 2012 г. «Об установлении величины прожиточного минимума в г. Москве за 4 квартал 2011 г»., для взыскания алиментов с ответчика в твердой денежной сумме.

Смотрите так же:  Государственная пошлина за вступление в наследство. Пошлина при вступлении в наследство по завещанию

При установленных обстоятельствах суд своим решением вынес Б. предупреждение о недопустимости уклонения и ненадлежащего выполнения обязанностей родителя по воспитанию и содержанию в отношении несовершеннолетнего ребенка Д. и взыскал с Б. в пользу Л. на содержание ребенка Д. алименты в твердой денежной сумме в размере 7825 рублей ежемесячно, начиная с 1 июня 2012 г., и до ее совершеннолетия, в остальной части иска было отказано [8].

Приведенный пример свидетельствует о том, что лишение родительских прав не всегда является целесообразным. Всякий раз необходимо учитывать все обстоятельства дела, допуская возможность иного способа разрешения ситуации. Как отмечает Е. А. Татаринцева, «семья — сложный организм, в отношении которого в каждом отдельном случае требуется индивидуальное решение» [9, с. 4]. Исходя из рассмотренного, лишение родительских прав представляет собой крайнюю меру, которая должна применяться судами только в случаях, когда иным путем поступить невозможно. В подобных случаях перед правоприменителем остро стоит вопрос о том, какую меру семейно-правовой ответственности избрать в отношении лица, поскольку в некоторых случаях достаточно применить ограничение в родительских правах, а затем уже — лишение, если ситуация не преобразуется в лучшую сторону.

Ограничение родительских прав также связано с некоторыми проблемными моментами. В частности, ограничение родительских прав, будучи мерой предупредительного характера, имеет испытательный срок — шесть месяцев (п. 2 ст. 73 СК РФ). Указанный срок назначается судами на практике. Однако, как справедливо отмечает С. И. Смирновская, «шести месяцев мало для изменения поведения родителей (одного из них). Поэтому целесообразно внести изменения в п. 2 ст., 73 Семейного кодекса, увеличив этот срок до одного года. Испытательный срок не применим к лицам, страдающим хроническим заболеванием, которое не подлежит коррекции. Поэтому предлагается дополнить п. 2 ст. 73 Семейного кодекса положением о том, что «органы опеки и попечительства, по общему правилу, обязаны предъявить иск о лишении родительских прав лиц, ограниченных в родительских правах, по истечении указанного срока» [10, с. 11].

Кроме того, следует отметить, что законодательство не предусматривает четкой грани между основаниями лишения и ограничения родительских прав, что, как свидетельствуют проанализированные материалы судебной практики, создает сложности в квалификации соответствующих отношений и в нужной степени не обеспечивает эффективной защитой семейные права граждан. Очевидно, что нужно четко разграничить в законе, по каким основаниям производится лишение родительских прав, а по каким — ограничение. Рассмотренные примеры из судебной практики свидетельствуют о том, что практически в одних и тех же ситуациях одни суды лишали родителей родительских прав, а другие — ограничивали. Такая ситуация не способствует ясности и определенности, а относит решение вопроса исключительно на усмотрение суда, что не совсем правильно.

Таким образом, действующее законодательство, регламентирующее основания и порядок лишения и ограничения родительских прав нуждается в некоторой корректировке, что позволит применять его более эффективно и результативно.

1. О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 (в ред. от 06.02.2007 г. № 6) // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2007. — № 5. — С. 7–14.

2. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей: утвержден Президиумом Верховного Суда РФ от 20 июля 2011 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2012. — № 7. — С. 2–11.

3. Решение Пограничного районного суда Приморского края от 5 марта 2010 г. [Электронный ресурс] / Официальный сайт Пограничного районного суда Приморского края. — 2014. — Режим доступа: http://pogranichny.prm.sudrf.ru.

4. Усачева А. Лишение родительских прав: немного о статистике и о судах / А. Усачева [Электронный ресурс] / Межрегиональная общественная организация «За права семьи». — 2014. — Режим доступа: http://blog.profamilia.ru/post/490.

5. Решение Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 21 августа 2012 г. [Электронный ресурс] / РосПравосудие. — 2014. — Режим доступа: https://rospravosudie.com.

6. Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей и может применяться только в случае их виновного поведения [Электронный ресурс] / Официальный сайт Приморского краевого суда. — 2014. — Режим доступа: http://kraevoy.prm.sudrf.ru.

7. Мардахаева П.Н Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Мардахаева П. Н.; Рос. прав. акад. Мин-ва юсти-ции РФ. — М., 2005. — 18 с.

8. Решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 5 июля 2012 г. [Электронный ресурс] / Центр защиты семейных и жилищных прав. — 2014. — Режим доступа: http://advokat-7i.ru/sudebnaja-praktika.

9. Татаринцева Е. А. Правовой статус родителей / Е. А. Татаринцева // Закон. — 2012. — № 10. — С. 4–6.

10. Смирновская С. И. Ограничение родительских прав по семейному законодательству Российской Федерации: дис. канд. юрид. наук: 12.00.03 / С. И. Смирновская; Российская академия наук. Институт государства и права. — М., 2007. — 176 с.

Актуальные проблемы правового регулирования родительских прав и обязанностей

Рубрика: 13. Семейное право

Дата публикации: 03.07.2017

Статья просмотрена: 1292 раза

Юрина А. В. Актуальные проблемы правового регулирования родительских прав и обязанностей [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. ? С. 80-83. ? URL https://moluch.ru/conf/law/archive/227/12716/ (дата обращения: 04.12.2020).

Исторически институт семьи прошёл ряд стадий, в течение которых такой институт преобразовывался наряду с развитием самого общества путём соответствия его актуальным потребностям. Правовое регулирование семейных отношений являлось одной из основных задач государства в социальной сфере на протяжении многих веков, начиная с закрепления правовых положений в «Законах XII таблиц», заканчивая современными источниками права, регулирующими отношения института брака и семьи.

Семейный кодекс Российской Федерации основан на концепции развития законодательства о браке и семье, подготовленной Институтом Законодательства и Сравнительного Правоведения при Правительстве РФ. Семейный Кодекс вобрал в себя проверенные временем положения семейного законодательства СССР, был разработан в новых экономических условиях с учетом Конвенции ООН «О правах ребенка» от 1989 г. и части первой Гражданского кодекса Российской Федерации от 1994 г. Разрешив многие вопросы, Кодекс стал основным актом российского семейного законодательства. Утверждения о том, что он «не работает как регулятор семейных отношений», «является самым слабым звеном в системе законодательства», представляются сильным преувеличением [1].

Частью 2 статьи 7 Конституции РФ установлено, что в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства [2]. Таким образом, признается, что семья, брак, рождение детей являются не только частным делом участников семейных правоотношений, а имеют большое общественное значение, являются задачей государства.

Конвенцией ООН о правах ребенка установлено, что государства — участники Конвенции убеждены в том, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие. Отмечается, что государства должны обеспечивать, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка [3].

Главным призванием семьи является полноценное выполнение своих основных социально-демографических функций, формирование и реализация собственных жизненных и репродуктивных установок на основе самообеспечения и саморазвития. Бесспорно, одним из условий успешного функционирования семьи (в том числе многодетной), является снижение социальной напряженности в обществе — развитие сферы социальной поддержки и социального обслуживания семьи и детей.

Современным российским законодателем установлено, что права и обязанности родителей в отношении своих детей предполагаются наличием прав у ребёнка. Такое установление «обязанность родителей = права ребёнка» вызвано тем, что традиционно в центре семейно — правового регулирования находится ребёнок — лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия) [4], защита законных прав и интересов которого является приоритетной задачей как государства, так и общества в целом. Особенностью такой правовой конструкции, установленной семейным законодательством, является то, что у детей, в отличие от его родителей, имеются только права, которые предусмотрены Главой 11 Семейного кодекса Российской Федерации.

Родительские права и обязанности являются срочными, так как возникают с момента рождения ребёнка, либо возникают спустя значительный период времени на основании правоустанавливающих документов, и прекращаются в связи с достижением ребёнка определённого законом возраста или по приобретении детьми полной дееспособности, а также в связи с иными юридическими фактами. Главное отличие родительских прав от обязанностей состоит в том, что первые прекращают своё действие в случае применение такой санкции как лишение родительских прав. Добровольное прекращение родительских прав представляется невозможным. Однако в случае подписания родителем согласия на усыновление своего ребенка, то после процедуры усыновления родитель также теряет права и обязанности по отношению к ребенку.

Анализируя положения современного семейного законодательства можно сделать вывод, что обладать родительскими правами и обязанностями может лицо, которое:

– записано в качестве родителя в записи акта о рождении ребенка;

– достигло определенного возраста (16 лет);

– не осуществляло по отношению к ребенку действий, представляющих угрозу для его жизни и здоровья;

– не является лицом, лишенным родительских прав или ограниченным в родительских правах.

Главой 12 Семейного кодекса Российской Федерации закреплен широкий спектр прав и обязанности родителей: право и обязанность на воспитание своих детей, право и обязанность на осуществление заботы об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, обязанность по обеспечению получения детьми основного общего образования, право выбора родителями образовательного учреждения и т. д. Такой перечень родительских прав и обязанностей является открытым, что вызывает дискуссии среди правоведов.

Так, С. И. Смирновская отмечает, что «В законе и не должно быть детально урегулировано содержание родительских прав…каждый отец и каждая мать воспитывают ребенка по-своему. Не вмешиваясь в этот сугубо индивидуальный процесс, законодатель вместе с тем устанавливает пределы осуществления родительских прав и обязанностей» [5]. Данную точку зрения поддерживает Е. С. Вайнер: «Стоит согласиться с тем, что полностью регламентировать, какие именно компоненты должны составлять понятие родительских прав, невозможно. Для одного родителя принципиально важным будет кормление ребенка три или четыре раза в день, для другого — проведение с ребенком максимального количества времени, для третьего — интеллектуальное развитие, четвертый же приложит максимум усилий к развитию физическому, пятый сочтет самым важным обеспечить ребенка материально. Соответственно, создать единый перечень составляющих понятия родительских прав не представляется возможным» [6].

С вышеуказанной позицией не соглашается М. М. Старосельцева: «…отношения между родителями и детьми должны быть максимально облечены в правовую форму, дабы избежать нарушения прав и интересов как ребенка, так и его родителей» [7].

Безусловно, открытость установленного законодателем перечня родительских прав и обязанностей, позволяет реформировать существующие положения и закрепить новые, что будет соответствовать потребностям современной общественной жизни.

Поскольку некоторые положения родительских прав и обязанностей подлежат усовершенствованию, так, на взгляд автора, необходимо изменить обязанность родителей обеспечить получение детьми основного общего образования на обязанность родителей по обеспечению получения ребёнком среднего образования, что позволит ему в будущем самостоятельно определить уровень своего образования, (например, ребёнок сможет продолжить обучение в высшем учебном заведении, или, закончив обучение в учебных заведениях среднего образования, пройти профессиональные курсы), а также отвечать требованиям рынка труда.

В связи с развитием в информационных сетях, в частности в социальных, киберпреступлений, направленных на причинение вреда жизни и здоровью ребёнка, в том числе путём его побуждения к необходимости совершения самоубийства, необходимо нормативно закрепить обязанность родителей по обеспечению информационной безопасности ребёнка.

Бесспорно, пресечение подобных преступлений является задачей государственных органов, однако стоит учесть, что искоренить данную проблему возможно только путём объединения публичных сил и частных начал: контролирования и отслеживания родителями деятельности ребёнка в виртуальном мире, проведения профилактических бесед и т. д.. Ведь родителям стоит помнить, что в силу возрастных особенностей несовершеннолетних они не всегда могут воспринимать информацию правильным образом, в том числе ребёнку не всегда удаётся давать отчёт своим действиям, а также уметь предвидеть последствия своих действий.

Таким образом, обеспечение информационной безопасности подлежит включению в перечень родительских обязанностей, закреплённых в Главе 12 Семейного кодекса Российской Федерации, что поможет защитить ребёнка в сложившейся ситуации виртуального мира. Кроме того, такая обязанность позволит не только защитить ребёнка от посягательства преступников на его психику и жизнь, но и исключит посещение детьми сайтов, ограниченных возрастной категорией.

На сегодняшний день актуальным остаётся вопрос об именах, которые родители дают своим детям. Действующее семейное законодательство не предусматривает ограничения для родителей при выборе ими имён для своих детей, чем некоторые из них с успехом и пользуются: история мальчика, которого родители при рождении назвали «БОЧ рВФ 260602» — Биологический объект человека рода Ворониных — Фроловых, родившийся 26 июня 2002 года. Является ли это «модной» тенденцией среди родителей или же их безответственностью? Предполагается, что на данный вопрос однозначного ответа не найдётся.

Однако огромный шаг в предотвращении данной проблемы был сделан: так, депутатами Государственной Думы Российской Федерации был принят проект Федерального закона № 1051801–6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части изменения порядка присвоения и регистрации имени», который предусматривает внесение изменений в пункт 1 статьи 19 Гражданского кодекса Российской Федерации путём его дополнения определением понятия «имя гражданина». Кроме этого, предусмотрено внесение изменений в положения статьи Семейного кодекса, устанавливающую право ребёнка на имя отчество и фамилию: запрещается регистрация имени, содержащего цифровое, буквенное обозначения, числительные, символы или их любую комбинацию, ранги, должности, ненормативную лексику, представляющего собой различные аббревиатуры, и не отвечающего требованиям, установленным действующим законодательством об актах гражданского состояния. В результате, 01 мая 2017 года были внесены изменения в положения п.2 ст. 58 Семейного кодекса Российской Федерации. Согласно данным изменениям родителям при выборе имени ребёнку запрещено: использование в его имени цифр, буквенно-цифровых обозначений, числительных, символов и не являющихся буквами знаков, за исключением знака «дефис», или их любой комбинации либо бранных слов, указаний на ранги, должности, титулы [8].

Бесспорно, такой законопроект является мощным направлением защиты детей со стороны государства от нерадивых родителей. Однако как же защитить тех детей, чьи родители уже успели дать такое «запрещённое» имя? На взгляд автора, данная проблема решается путём включения в проект такого Федерального закона положения о необходимости изменения имени, не отвечающего вышеуказанным требованиям. Такое изменение имени должно производиться родителями в добровольном порядке, с учётом требований, установленных пунктом 4 статьи 59 Семейного кодекса Российской Федерации, либо органами Записи актов гражданского состояния в принудительном порядке.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что семейное законодательство, как и законодательство Российской Федерации в целом, является достаточно молодым и успешно развивающимся, отражающим устои нашего демократического общества. Наделив несовершеннолетних граждан правами в области семейных отношений, государство таким образом предусмотрело гарантии охраны и защиты этих прав путём установления прав и обязанностей родителей в отношении своих детей. Законодателем не противопоставлены права и обязанности родителей правам и интересам детей, а лишь установлены правила и пределы осуществления родительских прав и обязанностей, в случае нарушения которых включается механизм ответственности родителей.

  1. Нарышкин С. Е., Хабриева Т. Я., Абрамова А. И. и др. Научные концепции развития российского законодательства: монография/ отв.ред. академик РАН, д.ю.н., проф. Т. Я. Хабриева, д.ю.н., проф. Ю. А. Тихомиров; 7-е изд. доп. и перераб.. — «ИД Юриспруденция».- 2015 г.- С.144.
  2. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)// Собрание законодательства РФ. ? 04.08.2014. ? № 31. ? ст. 4398.
  3. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989)// Сборник международных договоров СССР. — выпуск XLVI- 1993.
  4. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 01.05.2017)// Собрание законодательства РФ.- 01.01.1996.- N 1.- ст. 16.
  5. Смирновская С. И. Ограничение родительских прав по семейному законодательству Российской Федерации: Дис. канд. юрид. наук.- М.: РГБ,- 2007.- С. 74.
  6. Вайнер Е. С. К вопросу о понятии механизма реализации родительских прав и обязанностей// «Юрист спешит на помощь».- № 3 -2016.- С.3.
  7. Старосельцева М. М. О принципах осуществления родительских прав // «Современное право».- 2008.- N 11.- С. 36.

Похожие статьи

Понятие конституционной обязанности трудоспособных детей.

Российская Федерация, Семейный кодекс, обязанность родителей, ребенок, обязанность, родитель, внесение изменений, отношение, Гражданский кодекс, виртуальный мир. Проблемы, возникающие при реализации родительских прав.

Права и обязанности родителей в отношении детей.

обязанность, родитель, обязанность родителей, СК РФ, ребенок, семейная правоспособность, правовая природа, равная мера, родительская правоспособность, семейное законодательство.

Российская Федерация, Семейный кодекс, обязанность.

Актуальные проблемы правового регулирования родительских. Российская Федерация, Семейный кодекс, обязанность родителей, ребенок, обязанность, родитель, внесение изменений, отношение, Гражданский кодекс, виртуальный мир.

Актуальные проблемы правового положения несовершеннолетних.

Личные неимущественные права несовершеннолетних детей

попечение родителей, ребенок, семья, усыновление, усыновление ребенка, РФ, Российская Федерация, Семейный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс, государственная политика.

Право ребенка на имя и проблемы его реализации

Согласно п. п. 1 ст. 19 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) имя гражданина включает фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая [2]. Аналогичные правила закреплены в Семейный кодекс.

О некоторых аспектах понятия родительских прав

ребенок, СК РФ, родитель, Российская Федерация, отношение.

Семейный кодекс Российской Федерации основан на концепции развития законодательства о браке и семье, подготовленной Институтом

Личные неимущественные права несовершеннолетних детей. ребенок, СК РФ, родитель, Российская Федерация, отношение.

Проблемы, возникающие при реализации родительских прав.

В Главе 12 СК РФ закреплены права и обязанности родителей: право и обязанность на

Пришлось тогда напоминать о родительских обязанностях, о праве ребенка на жилье и

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от.

Смотрите так же:  Последствия продления договора аренды. Возобновленный договор аренды

Лишение родительских прав проблемы

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ ЛИШЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

Красноперов Виктор Андреевич

курсант 3 курса, кафедра гражданско-правовых дисциплин ФКОУ ВПО Пермский институт ФСИН России, РФ, г. Пермь

Клещев Сергей Евгеньевич

научный руководитель, канд. юрид. наук, старший преподаватель кафедры ФКОУ ВПО Пермский институт ФСИН России, РФ, г. Пермь

Согласно ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации «забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей» [1]. Хотелось бы здесь остановиться именно на словах «обязанность родителей». На сегодняшний день ребенок является наиболее не защищенным субъектом в обществе с правовой точки зрения, именно родители обязаны защищать своего ребенка, они обязаны обеспечить для него благоприятные условия необходимые для формирования его как индивида, так и личности в целом. Но в наше время часто встречаются случаи, когда родители не справляются со своими обязанностями по воспитанию своих детей и оставляют их на произвол судьбы. И тогда встает вопрос о лишении родительских прав безответственных родителей.

Вопрос, касающийся лишения прав, регулируется главой 12 Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ). Вообще, как правовое явление, лишение родительских прав — это санкция, применяемая в тех случаях, когда здоровье, физическое, психическое, духовное и нравственное развитие ребенка подвергается опасности вследствие применения родителями неправомерных способов осуществления родительских прав, недостойного их поведения или злостного уклонения от выполнения родительских обязанностей [2]. Исходя из данного определения можно прийти к выводу, что именно случаи в которых применяется данная санкция и будут основаниями для лишения родительских прав.

Права детей на сегодняшний день защищены со всех сторон, но несмотря на это правовая система закрепляющая данные права далека от идеала. Хотелось бы также отметить, что современное российское общество столкнувшись с какой либо проблемой, обращается к специалистам, а если учитывать уровень обслуживания, который предоставляют сегодня социальные организации в нашей стране, то он также как и правовая система, оставляет желать лучшего. После того как гражданин имеющий проблему, получил ответ — «это законом не предусмотрено» обычно так и говорят в такого рода организациях, ему остается одно — сходить к адвокату. Здесь опять же возникает проблема. Дело в том, что как бы это печально не звучало, но сегодня все приемы адвокатов ведутся на возмездной основе, так как это их основной источник дохода, но также проблема здесь может быть и в том, что мало кто из адвокатов владеет достаточными знаниями по семейному праву так считают что дела в этой сфере решать не выгодно, поэтому нет необходимости вникать в эту правовую сферу.

Возвращаясь к вопросу о лишении родительских прав, хотелось бы привести пример, который очень часто встречается на практике. Суть данного примера состоит в том, что одинокая девушка приехала в Россию на заработки, прошло время, она забеременела и родила ребенка, врач сказал, что у ребенка проблемы с сердцем и ему нужно будет проходить специальное лечение и позже возможно понадобится дорогостоящая операция, мать узнав в этот же вечер покинула роддом не оставив никаких распоряжений в отношении своего ребенка и не каких данных относительно себя.

Роддом составил акт об оставлении ребенка, передал его в орган опеки и попечительства, в свидетельстве о рождении указал фамилию матери, а отчество и имя на свое усмотрение.

Прошло 9 лет, в 2009 г. Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» № 169 был дополнен ст. 19.1, данная статья предусматривает порядок государственной регистрации рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов. Согласно данной статье сведения о родителях в свидетельство о рождении не вносятся, а в 2000 г. они были внесены.

До двух лет данный ребенок воспитывался в детском доме, за ним наблюдали врачи, но его развитие к счастью шло нормально и дорогостоящей операции ему не потребовалось.

В органы опеки и попечительства обратилась одинокая женщина с просьбой об усыновлении ребенка, но так как у нее не было ни мужа, ни родителей, ни каких-либо других родственников, работники органа предложили ей не усыновлять ребенка, а взять его на воспитание в приемную семью, дабы на ребенка не потерялись социальные льготы, имеющиеся у него как у оставшегося без попечительства родителей.

Так данный ребенок воспитывался в приемной семье, приемная мать дала ему другое имя, но спустя десять лет она решила узаконить данное имя, на что в органах опеки и попечительства ей ответили что для смены имени ребенку нужно согласие биологической матери, и посоветовали обратиться в суд с целью лишение биологической матери материнских прав. Прошло время, назначили судебное заседание, адвокат ответчицы нашел биологическую мать ребенка, она сказала что примет ребенка обратно в семью, что сейчас у нее все хорошо она воспитывает дочь, приемной матери пришлось рассказать всю правду двенадцати летнему мальчику. Данный факт стал стрессом как для приемной матери ребенка, так и для самого мальчика [3].

Анализируя довольно таки яркий пример, мне хотелось бы выделить довольно таки яркую проблему, которая на мой взгляд характерна не только для данной ситуации, но и в целом для вопросов касающихся лишения родительских прав.

В законодательстве РФ точно не указаны сроки, в течении которых родители оставившие своего ребенка в детском лечебном учреждении имеют на него права.

Данная проблема еще раз указывает на недоработку российского семейного законодательства, его не совершенство. Мне бы хотелось, чтобы законодатель уделял особое внимание правовому институту материнства, детства и семьи. На мой взгляд, сегодня когда демографическая политика государства стоит примерно на одном уровне с другими важными политическими задачами, проблема касающаяся защиты данного правового института, разработанность нормативно правовой базы защищающей права ребенка, матери и семьи должна быть на высшем уровне.

Возвращаясь к проблемам, которые были указаны выше, а точнее к вопросу об их решении, я бы хотел сказать что необходимо закрепить сроки после которых родители должны утрачивать свои права по отношению к ребенку которого он оставил в родильном доме. Как показывает практика, нигде не указаны сроки в рамках которых должен быть составлен акт об оставлении ребенка в родильном учреждении. Так же органы компетентные в вопросе лишения родительских прав считают, что лишать родительских прав мать, оставившую своего ребенка в родильном доме не оставив ни каких данных о себе, нет смысла так как его родители юридически не известны, и его можно усыновлять в любое время. Но выше приведенный пример ярко показывает к чему может привести данное юридическое бездействие. Поэтому я считаю, что будет целесообразно ввести определенный срок (к примеру 14 дней) после которого все правовые связи между ребенком и его матерью, оставившей его в родильном доме, обрываются в плоть до восстановления ее в родительских правах, ребенок передается в организацию по содержанию детей-сирот. Именно в этот определенный законом срок должен быть составлен акт об оставлении ребенка и он уже должен быть передан в специализированную организацию для детей сирот.

Сегодня нередки случаи, когда родители обращаются с ребенком не должным образом, воспитывают его так сказать нетрадиционными методами (унижение чести и достоинства, причинение физического и психического страдания и т. д.), а это, в свою очередь, пагубно влияет на дальнейшую социализацию ребенка, деформирует его психику и формирует у него ошибочное мнение о семейных отношениях. На практике чаще всего встречаются случаи когда родительских прав лишают граждан, родители которых были в свое время лишены родительских прав. Как правило дети из таких семей попадают довольно быстро в криминальный мир, и таким образом пополняют ряды преступников. Как показывает статистика, число данной категории граждан с каждым годом растет.

Зло порождает зло. Как снежный ком растет семейное неблагополучие, сгущается атмосфера равнодушия к детям, в обществе утрачиваются навыки семейного общения, заботы о ближнем.

В связи этого общество привлекает вопрос: «как предотвратить дальнейшее ухудшение положения детей в семье и какими мерами способствовать надлежащему исполнению родителями их обязанностей?» Нет сомнений, что «социальное сиротство» это проблема социально-экономического характера нежели правового, но обязанности родителей выражаются все таки в большей мере нормами права чем моралью, поэтому я считаю, что корректировки опять же требуют нормы законодательства, причем пробелы имеются не только в семейном законодательстве, как было сказано выше, но также в гражданском, в уголовном, в жилищном и в административном законодательстве. Анализировать все выше перечисленные нормативные акты я считаю в данном случае целесообразно не будет, но мне хотелось бы остановится на уголовном законодательстве.

Родители ребенка являются специальными субъектами уголовной ответственности в следующих случаях:

· убийство матерью новорожденного ребенка (ст.106 УК РФ),

· вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 2 ст. 150 УК РФ),

· вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ч. 2 ст. 151 УК РФ),

· неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ),

· злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей (ст. 157 УК РФ),

· изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1 УК РФ) [4].

Хотелось бы здесь остановиться на ст. 156 УК РФ, положения об уголовной ответственности за нарушение данной статьи со всей очевидностью нуждаются в изменениях, что подтверждается крайне низкой эффективностью их применения. По данным МВД РФ по ст. 156 УК РФ уголовные дела возбуждаются лишь в 20 % случаев, так как у правоприменителя возникают проблемы при толковании объективной стороны. Так, не принято относить к случаям неисполнения родительских обязанностей, соединенного с жестоким обращением с ребенком, факты не предоставления ребенку пищи, одежды и обуви со стороны тех родителей, которые не имеют места работы, но получают пособия на детей и расходуют их на приобретение спиртных напитков. Поэтому я считаю целесообразным более полно раскрыть понятие «не выполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».

Рассуждать по данному вопросу можно достаточно долго, так как законодательство в сфере семейных отношений и в других отраслях на сегодняшний день далеко не идеально, оно просто напросто не успевает за развитием общественных отношений, также хотелось бы напомнить и о политике государства в отношении семьи, нужно совершенствовать социально-экономическую базу необходимую для становления института семьи, создавать различного рода организации которые будут помогать родителям морально, а также воспитывать в подрастающем поколении правильное понимание семейных отношений.

§ 6. Лишение родительских прав

Наиболее радикальная мера, которая может быть применена к родителям, — лишение родительских прав. Основанием для лишения родительских прав является состав правонарушения, предусмотренный ст. 69 СК. Объективную сторону этого правонарушения составляет совершение родителями противоправного действия или бездействия.

Основанием для лишения родительских прав является уклонение родителей от выполнения родительских обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с детьми, хронический алкоголизм или наркомания родителей, совершение родителями умышленных преступлений против жизни или здоровья ребенка или своего супруга.

Лишение родительских прав — мера ответственности и, как всякая мера ответственности, служит не только целям защиты детей, но и выполняет карательную функцию в отношении родителей. Поэтому данная мера применяется, только если родитель действовал виновно. Второе основание семейного правонарушения, являющегося основанием для лишения родительских прав, — вина. Если родитель совер-

шил действие или бездействие, предусмотренное ст. 69 СК, без вины, например жестокое обращение с ребенком было следствием душевной болезни родителя, лишение родительских прав невозможно.

Виновное совершение родителем действий, предусмотренных ст. 69 СК, само по себе представляет опасность для ребенка. Поэтому для лишения родительских прав не имеет значения, повлекли указанные действия за собой какие-либо вредные последствия или нет.

В ряде случаев последствия противоправного поведения родителей очевидны. В других ситуациях они могут проявиться только через многие годы. Иногда реальный вред ребенку не причиняется вообще. Например, один из родителей уклоняется от выполнения родительских обязанностей, однако ребенок получает необходимую заботу от другого родителя и, совершенно не зная недобросовестного родителя, не страдает из-за его отсутствия.

Все это доказывает, что установление последствий неправомерных действий родителя и причинной связи между его противоправными действиями и последствиями во многих случаях оказалось бы чрезвычайно затруднительным и привело к неосновательному усложнению процесса о лишении родительских прав.

Родители могут быть лишены родительских прав, если уклоняются от выполнения родительских обязанностей. Такое уклонение всегда совершается в форме бездействия. При этом родители не совершают действий, которые обязаны совершать по закону. Чаще всего уклонение родителей от выполнения родительских обязанностей выражается в том, что родители не уделяют детям должного внимания, не заботятся о них. Дети, оставленные без присмотра, часто оказываются в опасности и становятся жертвами несчастных случаев.

Примером невыполнения родительских обязанностей могут послужить факты, выявленные при анализе ряда судебных дел о лишении родительских прав. Шестилетний ребенок, которого мать систематически оставляла одного на улице, получил травму и лишился пальца правой руки. Двое детей, трех и пяти лет, мать которых, находясь в состоянии запоя, совершенно забывала об их существовании, практически жили на улице.

Одним из случаев такого уклонения является невыполнение обязанности по содержанию детей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов.

Злостное уклонение от уплаты алиментов имеет место не только в тех случаях, когда этот факт установлен приговором суда по уголовному делу. Для лишения родительских прав достаточно систематической неуплаты алиментов на ребенка без уважительных причин.

Уклонением от выполнения родительских обязанностей является и отказ без уважительных причин от проживания совместно с ребенком. Иногда такой отказ выражается в том, что родители не забирают ребенка из родильного дома, лечебного или воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или иных аналогичных учреждений.

Ранее в законодательстве в этой области существовал пробел. Родители могли быть лишены родительских прав только на общих основаниях. Это означало, что лишь по прошествии определенного времени можно было предъявить иск, обосновывая его тем, что они не исполняют в отношении ребенка родительских обязанностей. Однако сам по себе факт отказа забрать ребенка из подобного учреждения в большинстве случаев является свидетельством того, что родители не намерены поддерживать с ребенком связь.

Поскольку наше законодательство, как уже отмечалось, не признает за родителями возможности отказаться от своих родительских прав, отказ забрать ребенка из детских учреждений или у лиц, у которых ребенок воспитывается, чаще всего является фактическим отказом родителей от родительских прав. В этом случае никаких оснований для искусственного сохранения правоотношений между родителями и детьми нет. Поэтому лишение родительских прав может производиться немедленно по выявлении факта отказа.

Тем не менее к каждому случаю такого отказа необходимо подходить чрезвычайно внимательно. Очень важно выяснить и тщательно проанализировать причины, по которым родители отказались забрать своего ребенка, например из родильного дома. Иногда это может быть связано с тем, что они сами попали в тяжелое положение, но не намерены прекратить отношения с ребенком и надеются забрать его, как только у них появится такая возможность. Особенно часто в таком положении может оказаться несовершеннолетняя мать, родившая ребенка вне брака, которой негде жить вместе с ребенком.

Обострившаяся социальная ситуация в стране может привести к появлению все большего числа случаев временного отказа забрать ребенка, например, беженцами, лицами, не имеющими работы, гражданства, и другими социально неблагополучными лицами. При наличии подобных обстоятельств оснований для лишения родительских прав нет.

Противоправное поведение родителей может проявиться и в форме злоупотребления родительскими правами. Злоупотребление всегда предполагает совершение родителями активных действий и характеризуется умышленной формой вины. Наиболее часто встречающимися случаями злоупотребления является запрещение им посещать школу, принуждение детей к участию в религиозной секте, деятельность которой опасна для психического и физического здоровья ребенка; вовлечение детей в преступную деятельность, проституцию, употребление наркотических веществ; эксплуатация детей различными способами. Злоупотреблением родительскими правами будет и незаконное расходование имущества ребенка, в том числе его пенсии, пособий или алиментов.

В некоторых случаях достаточно трудно определить, является поведение родителей правомерным или имеет место злоупотребление родительскими правами. Например, если родители побуждают ребенка к чрезмерным занятиям спортом, музыкой или каким-либо иным видом деятельности в такой степени, что это становится опасным для его здоровья и пагубно отражается на развитии ребенка.

Жестокое обращение с детьми также чаще всегосовершается в виде активных действий, однако возможно жестокое обращение и в форме бездействия. В принципе жестокое обращение является частным случаем злоупотребления родительскими правами, однако особая опасность этой формы злоупотребления привела к необходимости выделения ее в отдельное основание для лишения родительских прав.

Под жестоким обращением понимается как физическое насилие над ребенком (избиение, пытки, лишение свободы), так и психическое насилие (унижение, запугивание). В качестве жестокого обращения рассматривается и покушение родителями на половую неприкосновенность ребенка. Жестокое обращение в форме бездействия выражается в оставлении ребенка без пищи, тепла.

Часто при рассмотрении дел о лишении родительских прав на основании жестокого обращения с ребенком в действиях родителей обнаруживаются признаки уголовного преступления. В таких случаях суд обязан уведомить об этом прокурора, который возбуждает уголовное дело в отношении родителя. -.’,».

Хронический алкоголизм или наркомания родителей являются по своей природе не столько определенным поведением, сколько хроническим заболеванием. Для лишения родительских прав по этому основанию в принципе достаточно констатации факта наличия у родителей данного заболевания в хронической форме. Совершение ими каких-либо противоправных действий в отношении ребенка необязательно.

Это связано с тем, что само по себе воспитание ребенка хроническим алкоголиком или наркоманом представляет опасность для ребенка.

На практике лишение родительских прав па этому основанию обычно производится лишь в том случае, если хронический алкоголизм или наркомания родителей влияют на поведение родителей в отношении детей таким образом, что оно представляет угрозу для детей. При лишении родительских прав по данному основанию возникает проблема с установлением вины родителей. ;

С одной стороны, хронический алкоголизм и наркомания являются болезнью, и нельзя ставить в вину кому-либо ее наличие. Когда эти заболевания достигают хронической формы, родители уже не могут прекратить употребление данных веществ без серьезного медицинского вмешательства. С другой стороны, алкоголизм и наркомания возникают .в результате сознательного доведения себя родителями до такого состояния, и здесь можно говорить о вине. Неправомерные действия в отношении детей обычно совершаются такими родителями в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, когда они неспособны отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. В нормальном состоянии они искренне раскаиваются в совершенном.

Смотрите так же:  Налог на доходы физических лиц (НДФЛ) в 2020 году для ИП. Декларация подоходный налог ип

Однако, например, уголовное право не считает совершение преступления в состоянии опьянения обстоятельством, освобождающим от ответственности (за исключением случаев так называемого патологического опьянения). Проблема установления вины в отношении действий хронических алкоголиков и наркоманов настолько сложна, что иногда можно говорить о том, что на практике при рассмотрении данной категории дел вопрос о вине вообще не ставится. Достаточно установления факта алкоголизма или наркомании и совершения родителями в отношении детей противоправных действий.

Совершение родителями умышленного преступления против жизни или здоровья ребенка или своего супруга впервые включено в семейное законодательство в качестве основания для лишения родительских прав. Факт совершения преступления устанавливается приговором суда по уголовному делу, однако лишение родительских прав не может быть произведено в уголовном процессе. Это связано с тем, что российское уголовное законодательство не содержит такого уголовного Наказания, как лишение родительских прав.

Дело о лишении родительских прав рассматривается отдельно в порядке гражданского судопроизводства. Необходимо, чтобы приговором суда был установлен только сам факт совершения родителем умышленного преступления; при этом не имеет значения, присужден родитель к отбыванию уголовного наказания или исполнение наказа-

ния отсрочено, заменено условным или он освобожден от него в порядке амнистии или помилования. При совершении родителем преступления против жизни или здоровья ребенка его действия подпадают под признаки жестокого обращения или злоупотребления родительскими правами. Однако при наличии приговора суда дальнейшее исследование обстоятельств дела не требуется, поскольку в данном случае злоупотребление родительскими правами достигло столь опасной степени, что было квалифицировано как уголовное преступление. Лишение родительских прав возможно, если преступление было совершено умышленно; форма умысла (прямой или косвенный) значения не имеет. Неосторожное преступление само по себе не является основанием для лишения родительских прав.

Совершение родителем умышленного преступления против жизни или здоровья своего супруга прежде всего предполагает случаи, когда такое преступление совершается против другого родителя ребенка. Однако жертвой преступления может быть и супруг, не являющийся родителем ребенка, его отчим или мачеха.

Ранее данная ситуация не была урегулирована законом. Родитель, причинивший тяжкие телесные повреждения или виновный в убийстве другого родителя ребенка, после отбывания наказания мог по-прежнему осуществлять родительские права в отношении ребенка. Жестокость в отношении супруга, несмотря на то, что это часто травмировало ребенка’не меньше, чем жестокость в отношении него самого, не являлась основанием длядашения родительских прав, поскольку формально не была направлена против ребенка. Поэтому в Семейном кодексе совершение родителем умышленного преступления против своего супруга рассматривается как самостоятельное основание для лишения родительских прав.

Лишение родительских прав применяется только в тех ситуациях, когда суд .придет к выводу о том, что другие меры не позволяют должным образом защитить интересы ребенка. В случае если остается надежда на изменение родителями своего поведения, суд может вынести решение об отобрании детей у родителей, но повременить с лишением родительских прав.

Лишение родительских прав должно’применяться, когда возникает не только необходимость отобрания ребенка у родителей, но и целесообразно прекращение правовой связи между ними. Например, когда совершение родителем действий, предусмотренных ст. 69 СК, приобретает такие формы, что защита интересов ребенка требует полного прекращения родительских правоотношений. В тех случаях, когда родители и дети сохраняют привязанность друг к другу, но в силу, напри —

мер, алкоголизма родителя проживание ребенка с ним невозможно, целесообразно вынести решение об отобрании ребенка без лишения родительских прав и передаче его в семью опекуна или детское учреждение, но сохранить правовую связь между ребенком и родителем.

На практике лишение родительских прав чаще всего производится при наличии сразу нескольких оснований. Обычно все правонарушения совершаются родителями на фоне злоупотребления алкоголем, а в последние годы все чаще и наркотическими веществами. Однако родители далеко не всегда являются при этом хроническими алкоголиками или наркоманами. Систематически находясь в состоянии опьянения, они не способны осуществлять свои родительские права надлежащим образом, дети оказываются без надзора. Использование большей части семейного бюджета на приобретение спиртных напитков или наркотических веществ приводит к тому, что дети не получают всего необходимого. В пьяном виде родители допускают в отношении детей жестокое обращение и посягательства на половую неприкосновенность.

Таким образом, имеет место одновременно уклонение от выполнения родительских обязанностей и злоупотребление родительскими правами. Особенно тяжелым оказывается положение ребенка, когда таким образом ведут себя оба родителя или одинокая мать, воспитывающая ребенка. Нередки случаи, когда дети живут в настоящем притоне, каждая минута пребывания в котором представляет для них опасность.

Согласно действующему законодательству, лишение родительских прав производится только в судебном порядке и только в порядке гражданского судопроизводства. Учитывая, что лишение родительских прав затрагивает важнейшие права родителей и детей, в Семейном кодексе предусмотрен ряд специальных процессуальных гарантий. Дела о лишении родительских прав рассматриваются при обязательном участии органов опеки и попечительства и прокурора. Органы опеки и попечительства обследуют условия жизни ребенка и дают свое заключение о целесообразности лишения родительских прав.

Право на предъявление иска о лишении родительских прав имеют второй родитель ребенка, его опекун или попечитель, прокурор и органы, на которые возложены обязанности по охране интересов несовершеннолетних: органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, детские учреждения.

В настоящее время для лишения родительских прав не требуется предварительного применения к родителям мер общественного воздействия. Такая практика существовала ранее и зарекомендовала себя

с крайне отрицательной стороны. Рассмотрение дел о недостойном поведении родителей товарищескими судами и различными общественными организациями обычно не давало никакого результата, но приводило к неоправданному затягиванию процесса о лишении родительских прав. Из-за всех этих проволочек с момента выявления факта неблагополучной семьи до момента вынесения решения о лишении родительских прав в среднем проходило около двух лет, и на протяжении всего этого времени дети находились в крайне неблагоприятной для них обстановке.

Лишение родительских прав — мера семейно-правовой ответственности, которая, если рассматривать семейное право в качестве подотрасли гражданского права, может считаться одной из разновидностей гражданско-правовой ответственности. Однако применение этой меры приводит к лишению гражданина одного из фундаментальных прав — права считаться родителем своих детей.

В самом институте лишения родительских прав прослеживается карательный элемент, и эта мера применяется только при наличии вины. При принятии решения о лишении родительских прав суд исходит не только из соображений защиты интересов детей, но и преследует цель наказания родителей. Если родители допустили нарушение без вины, лишение родительских прав невозможно, как бы этого ни требовали интересы ребенка. Для лишения родительских прав необходимо, чтобы суд счел данную меру соразмерной степени тяжести правонарушения и виновности родителей. Поэтому вызывает озабоченность то, что к родителям применяется столь суровая кара в порядке гражданского судопроизводства, в котором у них значительно меньше возможности защитить свои права, чем в уголовном процессе.

При лишении родительских прав на них не распространяется презумпция невиновности, напротив, они предполагаются виновными. По своему характеру дела о лишении родительских прав предполагают настоящее расследование правонарушений, совершенных родителями. Однако это расследование ведется обычно органами опеки и попечительства, а не следственными органами, и родители при этом не имеют процессуальных гарантий соблюдения своих прав, которые предусмотрены уголовным процессуальным законодательством.

Вопросы о лишении родительских прав и об отобрании ребенка у родителей, лишенных родительских прав, хотя и тесно связаны между собой, тем не менее решаются раздельно. При рассмотрении необходимости отобрания ребенка у родителей еще большее значение, чем при рассмотрении дел о лишении родительских прав, имеют личные взаи-

моотношения родителей и ребенка, и в этой части проявляется семейно-правовой характер данного института.

В связи с изложенным было бы целесообразно включить лишение родительских прав в систему уголовного наказания и применять эту меру в порядке уголовного, а не гражданского судопроизводства. Одновременно с уголовным делом о лишении родительских прав следовало бы предусмотреть рассмотрение гражданского иска об отобрании ребенка у родителей, лишенных родительских прав. i

Согласно п. 1 ст. 71 СК, лишение родительских прав приводит к тому, что родители»утрачивают все права, основанные на факте родства с ребенком. Вступление в законную силу решения суда о лишении родительских прав является юридическим фактом, прекращающим родительские права на будущее время. Родители утрачивают право на воспитание ребенка, представительство » интересах детей и защиту их интересов. Они не могут требовать разрешения им посещать ребенка, так как это может оказать на ребенка неблагоприятное влияние’и причинить ему дополнительные страдания. Напротив, ребенок, если он этого желает, может посещать родителей, лишенных родительских прав. Отношения, складывающиеся между ним и родителями по поводу таких посещений, не регулируются более семейным правом. Это обычные бытовые отношения, аналогичные складывающимся при посещении детьми любого постороннего лица. Дети не вправе более требовать от родителей уделения им времени и внимания, поскольку обязанности родителей в отношении них прекращены. \

Суд в течение трех дней с момента вступления в законную силу решения о лишении родительских прав направляет выписку из решения в органы загса по месту рождения ребенка. Целью этой меры является предотвращение получения в загсе родителями, лишенными родительских прав, документов, подтверждающих их родственную связь с ребенком.

Как правило, лишение родительских прав сопровождается отобранием ребенка у родителей, поскольку цель данной меры — не столько прекращение правовой связи между родителями и ребенком, сколько перемещение ребенка в более благоприятную для его развития среду.

Однако часто расселение ребенка и родителей порождает сложные жилищные проблемы. Если ребенок и родители проживают в домах государственного или муниципального фонда на основании договора найма и суд придет к выводу, что совместное проживание ребенка и родителя не отвечает интересам ребенка, родители могут быть выселе-

ны из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения в соответствии со ст. 98 ЖК РСФСР.

Представляется, что такую же меру следует применить к случаям, когда родитель проживает в доме или квартире, принадлежащей на праве собственности ребенку или другому родителю. В соответствии со ст. 292 ГК члены семьи собственника жилого помещения, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользоваться этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством.

Таким образом, родители, лишенные родительских прав, могут быть выселены из помещений, принадлежащих детям на праве собственности, во-первых, потому, что с момента лишения родительских прав они не считаются более членами семьи своих детей, во-вторых, потому, что такое выселение предусмотрено нормами жилищного законодательства. Если же родители и дети проживают в квартире или доме, принадлежащем им на праве общей собственности, или собственником жилища является сам родитель, лишенный родительских прав, выселение его невозможно. Лишение родительских прав не может привести к лишению такого родителя его права собственности. В такой ситуации ребенок сохраняет право собственности на жилое помещение, принадлежащее ему и родителю на праве общей собственности. После лишения родительских прав за ребенком сохраняется также право пользования жилым помещением, принадлежащим на праве собственности его родителю (п. 4 ст. 71 СК). Следовательно, ребенок по-прежнему имеет право проживать в указанных помещениях. Однако если его проживание с родителем, лишенным родительских прав, невозможно, он переселяется ко второму родителю (если последний проживает отдельно) или на площадь опекуна.

В случаях если суд считает невозможным передачу ребенка второму родителю или ребенок воспитывается одинокой матерью и она лишена родительских прав или оба родителя лишены родительских прав, а передача ребенка в семью опекуна невозможна, ребенок помещается в детское учреждение органами опеки и попечительства. При этом право собственности или пользования на помещение, из которого ребенок выбыл в детское учреждение, сохраняется за ним на все время пребывания в детском учреждении.

Имущественные права родителей, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они лишены родительских прав, также прекращаются. Родители не вправе в будущем требовать от такого ребенка средства на свое содержание. Они не могут наследовать по закону после детей, в отношении которых были лишены родитель-

ских прав. Выплата алиментов, пенсий и пособий на детей такому родителю прекращается. Они теряют право на все выплаты и льготы, предоставляемые гражданам, имеющим детей.

В то же время дети сохраняют свои имущественные права, основанные на факте родства с лишенными родительских прав родителями. Согласно новому семейному законодательству (п. 4 ст. 71 СК), они по-прежнему остаются в числе наследников по закону первой очереди, наследуют в случае смерти родителей по праву представления. Лишение родительских прав не прекращает алиментную обязанность родителей, они обязаны предоставлять содержание своим детям до достижения ими совершеннолетия.

В соответствии с господствовавшей ранее в литературе по семейному праву точкой зрения лишение родительских прав приводило к полному прекращению родительских правоотношений. Легко видеть, что, согласно действующему законодательству, полного прекращения правовой связи между детьми и родителями, лишенными родительских прав, не происходит.

В ранее действовавшем КоБС 1969 г. эта проблема решалась гораздо более последовательно. Родительские правоотношения прекращались полностью с одним только исключением: сохранялась обязанность родителей выплачивать алименты на детей. Однако полное прекращение в связи с лишением родительских прав не только прав родителя, но и прав ребенка, например на получение наследства после родителей, было совершенно неоправданна Это приводило к умалению прав ребенка без всякого основания или вины с его стороны. Ребенок, пострадавший в результате неправомерного поведения родителей, травмированный лишением родительских прав, в дополнение ко всему еще и лишался ряда имущественных прав.

В Семейном кодексе предусмотрено сохранение за ребенком практически всех имущественных прав, основанных на факте родства с родителями, лишенными родительских прав. Таким образом, после изменения семейного законодательства нельзя более говорить о том, что после лишения родительских прав правоотношения между родителями и детьми полностью прекращаются. Они, скорее, приобретают односторонний характер. Родители теряют все права, но сохраняют ряд обязанностей. Дети сохраняют большинство имущественных прав, все личные неимущественные отношения между ними и родителями прекращаются.

Лишение родительских прав не является необратимым актом. При изменении родителями своего поведения возможно восстановление их в родительских правах. Восстановление в родительских правах произ-

водится в судебном порядке по заявлению родителя, лишенного родительских прав. Восстановление родительских прав возможно, если родители сумеют доказать, что их образ жизни изменился настолько, что они смогут создать своим детям нормальные условия. Например, лицо, страдающее хроническим алкоголизмом, полностью излечилось.

Как правило, между лишением и восстановлением родительских прав проходит значительный промежуток времени, в течение которого родители могут Совершенно изменить свое отношение к детям. Одного намерения родителей изменить свое поведение недостаточно, их образ жизни должен действительно измениться, перемены стать устойчивыми, а обстоятельства их жизни свидетельствовать о том, что нет оснований опасаться возвращения к прошлому в ближайшем будущем. Например, если родители, которые в, прошлом вели беспорядочный образ жизни и не заботились о своем ребенке, в дальнейшем устроились на работу, их поведение изменилось, и они показали себя хорошими воспитателями второго ребенка, рожденного позднее. В такой ситуации есть все основания для восстановления их в родительских правах.

В деле обязательно участвуют орган опеки и попечительства и прокурор. Орган опеки и попечительства тщательно проверяет достоверность сообщаемых родителями о себе сведений.

Требование о восстановлении в родительских правах обычно сопровождается просьбой родителей о возвращении им ребенка. В большинстве случаев при восстановлении родительских прав ребенок возвращается родителям. Однако возможны и исключения. Например, после лишения родительских прав ребенок в течение ряда лет воспитывался опекуном, к которому он очень привязался. Затем родители изменили свое поведение и просят восстановить их в родительских правах. И ребенок, и его опекун желают этого. Ребенок намерен поддерживать регулярные контакты с родителями, но хочет по-прежнему жить в семье опекуна. В такой ситуации в требовании родителей о передаче им ребенка может быть отказано, а иск о восстановлении родительских прав удовлетворен.

Восстановление родительских прав и возвращение ребенка родителям производятся только в тех случаях, когда это отвечает интересам ребенка. При этом во внимание принимаются не только объективная сторона дела (изменение родителями своего поведения, возможность обеспечения ими лучших условий, чем те, в которых ребенок находится в настоящее время), но и другие подобные обстоятельства.

Большую роль в этом играют также чувства ребенка. Если эмоциональный контакт между ним и родителями полностью потерян (на-

пример, потому что в момент лишения родительских прав ребенок был слишком мал и не помнит своих родителей, а опекун ребенка, с которым он проживает, заменил ему родителей), восстановление родительских прав может травмировать ребенка. Невозможно восстановление родительских прав и в случае, ‘если родители в прошлом причинили ребенку столь серьезную травму, что он не может забыть об этом.

Органы опеки и попечительства и суд обязаны во всех случаях выяснить мнение ребенка по поводу восстановления родительских прав и возвращения его родителям. Если ребенок, не достигший 10 лет, возражает против этого, восстановление родительских прав возможно только при наличии серьезных оснований полагать, что возражения ребенка не обоснованны, не являются устойчивыми и восстановление родительских прав не причинит ему вреда. Если ребенок, достигший 10-летнего возраста, возражает против восстановления родительских прав или возвращения его родителям, восстановление невозможно, хотя бы все участвующие в деле органы были совершенно убеждены, что это отвечает интересам ребенка.

Восстановление родительских прав невозможно и если ребенок был усыновлен. В исключительных случаях, если отношения между ребенком и усыновителем не сложились, возможно сначала отменить усыновление, а затем восстановить родителей в их правах.

При восстановлении родительских прав правоотношения между родителями и ребенком восстанавливаются в полном объеме.

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *