Статья 127 УК РФ. Статья 127 ук рф незаконное лишение свободы

Июн 18, 2019 Законы

Статья 127 УК РФ. Незаконное лишение свободы

Новая редакция Ст. 127 УК РФ

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц, —

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

Комментарий к Статье 127 УК РФ

1. Основной объект преступного посягательства — личная свобода и прежде всего свобода передвижения человека. Факультативный объект — здоровье потерпевшего.

2. Объективная сторона состоит в незаконном удержании лица против или помимо его воли в месте, где он находился или куда он пришел добровольно, и его последующая изоляция. Виновный может создать искусственные (запирать помещение, закрывать тяжелым предметом дверь в погреб, чулан и т.п.) или использовать естественные препятствия для лишения потерпевшего возможности передвигаться по своему усмотрению.

3. Формами лишения свободы являются как задержание лица в том месте, где он находился по своему усмотрению (комнате, даче, кабинете), так и помещение потерпевшего в иное место, где он не желает находиться и откуда выход для него несвободен (в погреб, сарай, на чердак и т.п.).

4. В отличие от похищения человека, которое всегда связано с захватом потерпевшего и последующим удержанием его в изоляции, при незаконном лишении свободы нет изъятия из среды, где потерпевший находился по своей воле, но ему закрывается свободный выход из этой среды (помещения), ограничивается свобода его передвижения.

5. Незаконное лишение свободы может выражаться как в действии, так и в бездействии, совершаться как с применением насилия (связывание, пристегивание наручниками к различным предметам и т.п.), угроз, обмана, так и ненасильственным путем (запирание помещения, где находится спящий, пьяный или одурманенный наркотическими, сильнодействующими или токсическими веществами человек).

6. Незаконность отсутствует, если лишение свободы совершено при обстоятельствах, исключающих преступность деяния: необходимой обороне, крайней необходимости, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, исполнении приказа или распоряжения (ст. 37 — 39, 42).

7. Преступное лишение свободы имеет место вопреки воле потерпевшего. Согласие потерпевшего на ограничение его свободы исключает УО по данной статье.

8. Незаконное лишение свободы — преступление длящееся. Оно начинается с момента лишения потерпевшего возможности покинуть место, где он не хочет находиться, и заканчивается с наступлением обстоятельств, устраняющих незаконное лишение свободы (освобождение, побег и др.).

9. Субъективная сторона — прямой умысел. Мотивы (месть, ревность, озорство и т.п.) на квалификацию не влияют, но учитываются при назначении наказания.

10. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Должностные лица за подобные действия несут УО за превышение должностных полномочий (ст. 286), дознаватели, следователи, прокуроры и судьи — за незаконное задержание или заключение под стражу (ст. 301, 305), врачи психиатрических больниц — по ст. 128.

11. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 2 и 3 коммент. статьи, совпадают с таковыми, указанными в ч. 2 и 3 ст. 126.

12. Насильственное удержание лица в изоляции, сопровождаемое требованием передачи чужого имущества как условия освобождения потерпевшего, влечет УО по совокупности преступлений: за незаконное лишение свободы (ст. 127) и за вымогательство (ст. 163).

13. Деяния, предусмотренные ч. 1, относятся к категории преступлений небольшой тяжести, ч. 2 — средней тяжести, ч. 3 — тяжких преступлений.

Другой комментарий к Ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона характеризуется действиями по лишению потерпевшего возможности свободно, по собственной воле передвигаться в пространстве и определять место своего пребывания. Отличительным признаком незаконного лишения свободы от похищения человека является отсутствие перемещения, т.е. человек удерживается в том месте, где находился по собственному желанию.

Способ совершения преступления на квалификацию не влияет, за исключением случая применения насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

2. В законе указывается на незаконный характер лишения свободы. В случае законного лишения свободы (например, малолетнего исходя из его интересов; с согласия потерпевшего; как мера государственного принуждения и др.) уголовная ответственность по ст. 127 УК РФ исключается.

4. Квалифицирующие (ч. 2 ст. 127 УК РФ) и особо квалифицирующие признаки (ч. 3 ст. 127 УК РФ) совпадают с аналогичными признаками похищения человека. Исключение составляет отсутствие указания в ч. ч. 2 и 3 ст. 127 УК РФ на корыстные побуждения, а также п. «в» ч. 2 ст. 127 УК, который предполагает лишение свободы с применением только физического насилия, включающего причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Соответственно, психическое насилие охватывается ч. 1 ст. 127 УК РФ.

Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

ж) в отношении двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Комментарий к Ст. 127 УК РФ

1. Объектом преступления является личная свобода человека, а при квалифицированном преступлении дополнительно жизнь и здоровье человека.

2. Объективная сторона незаконного лишения свободы выражается в ограничении человека свободы передвижения в пространстве и времени, удержании его в определенном месте путем запирания, связывания или под угрозой применения насилия к нему или другому человеку.

3. Состав преступления комментируемой статьи следует отличать от похищения человека (ст. 126 УК) и незаконного помещения лица в психиатрический стационар (ст. 128 УК). В отличие от них, данное преступление совершается без перемещения человека вопреки его воли в другое место.

Незаконное лишение свободы, предусмотренное комментируемой статьей, следует отграничивать от незаконного лишения свободы как преступления против правосудия (ст. ст. 301, 305 УК). В иных случаях незаконное лишение свободы, совершенное должностным лицом, может быть квалифицировано как превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) и дополнительной квалификации по ст. 127 УК не требует.
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу N 810п99пр.

Длительность незаконного лишения свободы не имеет значения для состава преступления.

Наличие в отношении потерпевшего прав, основанных на законе, по ограничению свободы его передвижения, например, прав родителей по отношению к несовершеннолетнему ребенку, прав педагогов к ученику в условиях учебного процесса, прав водителя при движении транспортного средства в соответствии с маршрутом общественного транспорта и т.п., исключает состав незаконного лишения свободы.

4. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. По отношению к последствиям, названным в ч. 3 комментируемой статьи — причинение по неосторожности смерти потерпевшего или иных тяжких последствий, неосторожность в форме легкомыслия или небрежности.

При этом для правильной квалификации содеянного существенное значение имеет направленность умысла виновного именно на удержание потерпевшего в неволе. Наличие умысла на совершение другого преступления посредством незаконного лишения свободы нередко является способом достижения преступного результата и исключает квалификацию как идеальную совокупность преступлений.

Например, согласно приговору В., Ш. и П. удерживали К. в салоне автомашины с целью подавить его сопротивление совершаемому хищению и исключить возможность обращения в правоохранительные органы.

Под незаконным лишением свободы, ответственность за которое предусмотрена ст. 127 УК, понимается незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве, выбора им места нахождения и общения с другими людьми.

В связи с тем что умысел осужденных был направлен на открытое завладение чужим имуществом, их действия по удержанию К. представляли собой один из способов насилия, примененного к нему в процессе разбойного нападения. Поэтому квалификация содеянного В., Ш. и П. по п. «а», «г» ч. 2 ст. 127 УК признана излишней .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу N 356п04пр.

6. Квалифицирующие признаки незаконного лишения свободы совпадают с квалифицирующими признаками похищения человека.

Незаконное лишение свободы. Его отличие от похищения человека

Объективная сторона заключается в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением. При незаконном лишении свободы человек не изымается из места своего нахождения, не перемещается в другое место, как это бывает при похищении, но он ограничивается в свободе передвижения в пространстве. Потерпевший удерживается помимо его воли в месте, в котором он находился до лишения свободы.

Обязательный признак объективной стороны преступления – незаконность лишения свободы, под которой понимается отсутствие правовых оснований для лишения человека свободы. Если лишение свободы осуществлено в качестве меры пресечения или при задержании по подозрению в совершении преступления, оно не может рассматриваться как незаконное. Не считается незаконным задержание, произведенное в условиях крайней необходимости или при задержании преступника.

Состав преступления по конструкции – формальный, т. е. преступление считается оконченным с момента фактического лишения человека свободы.

Состав, предусмотренный ч. 3 ст. 127 УК РФ, когда речь идет о последствиях в виде смерти потерпевшего или иных тяжких последствий, – материальный.

Субъективная сторона – прямой умысел, в ч. 3 данной статьи предусмотрены две формы вины – умысел в отношении деяния и неосторожность в отношении смерти потерпевшего или иных тяжких последствий. Не имеют значения для квалификации деяния ни цель, ни мотив лишения свободы.

Субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Похищение человека (ст. 126 УК РФ) Непосредственный объект преступления – свобода человека.

Объективная сторона выражается в деянии в форме действия, т. е. изъятии человека против его воли из места, где он находится, перемещении его в другое место и удержании против его воли. Похищение может осуществляться любыми способами, но для квалификации преступления они значения не имеют.

Преступление считается оконченным с момента изъятия потерпевшего и перемещения в другое место. Время, в течение которого он удерживается, для квалификации значения не имеет.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Лицо освобождается от уголовной ответственности при условии, если оно:

  • добровольно освободит похищенного;
  • в его действиях не содержится иного состава преступления.

Квалифицирующие признаки ч. 2 и 3 ст. 127 УК РФ совпадают с квалифицирующими признаками ч. 2 и 3 ст. 126 УК РФ, за исключением того, что в ч. 2 ст. 126 УК РФ нет признака совершения деяния из корыстных побуждений и нет указания на угрозу насилием (п. «в», «з» ч. 2).

Отличие похищения человека от незаконного лишения свободы состоит в способе совершения деяния. Похищение всегда предполагает завладение человеком и перемещение его в другое место помимо его воли, где он удерживается. Незаконное лишение свободы не связано с изъятием. Потерпевший по собственной воле приходит в определенное место, где его насильно удерживают.

Статья 127. «Уголовный кодекс РФ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 16.10.2020)

Статья 127 УК РФ . Незаконное лишение свободы

Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

Комментарий к статье 127 УК РФ

Способ совершения преступления на квалификацию не влияет, за исключением случая применения насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 127 УК).

2. В законе указывается на незаконный характер лишения свободы. В случае законного лишения свободы (например, малолетнего исходя из его интересов; с согласия потерпевшего; как мера государственного принуждения и др.) уголовная ответственность по ст. 127 УК исключается.

3. Состав преступления — формальный, преступление признается оконченным с момента фактического лишения свободы независимо от продолжительности удержания потерпевшего (при этом необходимо учитывать положения ч. 2 ст. 14 УК, которые могут быть применены в случае кратковременного лишения свободы).

4. Квалифицирующие (ч. 2 ст. 127 УК) и особо квалифицирующие признаки (ч. 3 ст. 127 УК) совпадают с аналогичными признаками похищения человека. Исключение составляет отсутствие указания в ч. 2 и 3 ст. 127 УК на корыстные побуждения, а также п. «в» ч. 2 ст. 127 УК, который предполагает лишение свободы с применением только физического насилия, включающего причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Соответственно, психическое насилие охватывается ч. 1 ст. 127 УК.

Незаконное лишение свободы: анализ материалов судебной практики Пензенской области Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Безрукова Олеся Владимировна, Шелков Денис Романович

Статья посвящена анализу нормы российского уголовного закона , предусматривающей уголовную ответственность за незаконное лишение свободы с позиции судебной практики (на примере Пензенской области). Рассмотрены такие проблемные моменты как несоответствие названия статьи и её диспозиции, использование относительно-определенной конструкции санкции и др. Приведены примеры из судебной практики, подтверждающие влияние несовершенства нормы с точки зрения юридической техники на назначение справедливого наказания. Выводы, сделанные авторами, основываются не только на теоретическом материале, но и на реальных примерах из материалов уголовных дел, рассмотренных судами. Предложен комплекс мер для решения обозначенных проблем, реализация которых позволит усовершенствовать уголовное законодательство в области защиты свободы личности человека.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Безрукова Олеся Владимировна, Шелков Денис Романович

FALSE IMPRISONMENT: AN ANALYSIS OF JUDICIAL PRACTICE MATERIALS ON THE PENZA REGION

The article is devoted to the analysis of the norm of the Russian criminal law providing criminal liability for illegal imprisonment from the position of judicial practice (on the example of the Penza region). Address such problematic aspects as the discrepancy between the article title and its disposition, the use of relatively-of a certain design of sanctions etc. are examples of judicial practice confirming the influence of imperfection of the norms from the point of view of legal technique for the imposition of a just punishment. The conclusions drawn by the authors are based not only on theoretical material, but also on real examples from the materials of criminal cases considered by the courts. The complex of measures for the solution of the specified problems which realization will allow improving the criminal legislation in the field of protection of freedom of the personality of the person is offered.

Текст научной работы на тему «Незаконное лишение свободы: анализ материалов судебной практики Пензенской области»

кандидат юридических наук, доцент, кафедра уголовного права Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ: АНАЛИЗ МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Аннотация. Статья посвящена анализу нормы российского уголовного закона, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное лишение свободы с позиции судебной практики (на примере Пензенской области). Рассмотрены такие проблемные моменты как несоответствие названия статьи и её диспозиции, использование относительно-определенной конструкции санкции и др. Приведены примеры из судебной практики, подтверждающие влияние несовершенства нормы с точки зрения юридической техники на назначение справедливого наказания. Выводы, сделанные авторами, основываются не только на теоретическом материале, но и на реальных примерах из материалов уголовных дел, рассмотренных судами. Предложен комплекс мер для решения обозначенных проблем, реализация которых позволит усовершенствовать уголовное законодательство в области защиты свободы личности человека.

Смотрите так же:  Приказ по оповещению при чс. Приказ по оповещению при чс

Ключевые слова: уголовный закон, преступления против свободы, похищение человека, незаконное лишение свободы, судебная практика судов Пензенской области по уголовным делам.

Candidate of law, associate professor, department of Criminal Law Penza State University, Penza, Russian Federation

Penza State University, Penza, Russian Federation

FALSE IMPRISONMENT: AN ANALYSIS OF JUDICIAL PRACTICE MATERIALS ON THE PENZA REGION

Abstract. The article is devoted to the analysis of the norm of the Russian criminal law providing criminal liability for illegal imprisonment from the position of judicial practice (on the example of the Penza region). Address such problematic aspects as the discrepancy between the article title and its disposition, the use of relatively-of a certain design of sanctions etc. are examples of judicial practice confirming the influence of imperfection of the norms from the point of view of legal technique for the imposition of a just punishment. The conclusions drawn by the authors are based not only on theoretical material, but also on real examples from the materials of criminal cases considered by the courts. The complex of measures for the solution of the specified problems which realization will allow improving the criminal legislation in the field of protection of freedom of the personality of the person is offered.

Key words: criminal law, crimes against freedom, kidnapping, false imprisonment, judicial practice of courts of the Penza region in criminal cases.

Свобода человека — это неотъемлемое естественное право каждого человека, которое гарантируется как на национальном уровне (Основным законом страны —

Конституцией РФ [2]), так и на международном (в частности, Всеобщей Декларацией прав человека 1948 г.) [1]).

Статья 127 Уголовного кодекса Российской Федерации [3] предусматривает уголовную ответственность за посягательство на личную свободу человека в виде незаконного лишения свободы. Статистические данные, обозначенные Главным информационно-аналитическим центром Министерства внутренних дел Российской Федерации (в период с 2012-2016 гг.), свидетельствуют о том, что в России в

2012 г. было зарегистрировано 566 преступлений, квалифицированных как незаконное лишение свободы, в 2013 г. — 497, в 2014 г. — 468, в 2015 г. — 484, в 2016 г. — 456 преступлений. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации также предоставляет данные, согласно которым в 2011 г. за незаконное лишение свободы в России было осуждено 286 человек, в 2012 г. — 255, в

2013 г. — 247, в 2014 г. — 203, 2015 г. — 219 человек [3]. Приведенное отражает, что анализируемое преступление имеет незначительную динамику. При всем при этом противодействие различным видам незаконного лишения свободы происходит, главным образом, на основании уголовного законодательства, которое в части квалификации ст. 127 УК РФ не является совершенным. Так, Уголовный закон России характеризует состав незаконного лишения свободы как преступление, которое не связано с похищением человека. Данная интерпретация позволяет подчеркнуть относительную несовершенность нормы ст. 127 УК РФ [4]. Подобный вывод связан с тем, что в российском уголовном законе отсутствует определение похищения человека (ст. 126 УК РФ) [4], при этом законодатель незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) [4] характеризует именно через призму ст. 126 УК РФ [3], то есть через отсутствие признаков похищения человека. В правовой литературе выработано большое количество определений незаконного лишения свободы, при этом отсутствует единая его дефиниция. В связи с этим в правоприменительной и судебной практике установление признаков незаконного лишения свободы и его отграничение от смежных составов преступлений, в частности, состава похищения человека, нередко вызывает затруднения. Кроме того, в следственно-судебной практике встречаются случаи, когда объективные признаки незаконного лишения свободы (захват человека, его перемещение и последующее удержание в каком-либо месте) формально совпадают с признаками, характерными для похищения человека, что нередко ведет к ошибкам в квалификации содеянного со стороны правоприменителя. Также остаются неурегулированными отдельные вопросы квалификации незаконного лишения свободы, сопряженного с другими преступлениями, заслуживает внимания вопрос об определении продолжительности ограничения свободы, достаточной для признания деяния, выходящим за рамки способа совершения преступления и требующим дополнительной квалификации по ст.127 УК РФ, и другие проблемные аспекты.

Анализ судебной практики Пензенской области по уголовным делам о похищении человека, незаконном лишении свободы, торговле людьми и об использовании рабского труда (ст. 126, 127, 1271, 1272 УК РФ) [4] за период 20132016 гг. и первое полугодие 2017 г. показал, что судами области по существу рассмотрено 10 уголовных дел указанной категории в отношении 14 лиц. По ч. 1 ст. 127 УК РФ рассмотрено 5 уголовных дел в отношении 5 лиц вынесены обвинительные приговоры. По ч. 2 ст. 127 УК РФ рассмотрено 3 уголовных дела в отношении 8 лиц: по 3 делам в отношении 5 лиц вынесены обвинительные приговоры, по 1 делу в отношении 3 лиц уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения. Уголовные дела по статьям 1271, 1272, 128 УК РФ судами области по существу не рассматривались. Рассмотрено одно уголовное дело по ст. 126 УК РФ и одно такое дело возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом.

Представляется необходимым проанализировать отдельные судебные приговоры Пензенской области, подтверждающие особенности уголовно-правовой

оценки такого преступления против свободы личности, как незаконное лишение свободы. В частности, обращает внимание термин «незаконность». Так, согласно рассмотренным уголовным делам в качестве незаконного признается лишение человека свободы, которое, во-первых, не связанно с его похищением человека, во-вторых, действия виновного должны выражаться в удержании потерпевшего против его воли.

Также судебная практика более расширенно толкует термин «удержание». В частности, таким образом могут квалифицироваться действия виновного, если они будут выражаться в «. удержании потерпевшего(их) в определенном месте путем приковывания их к батареям отопления, сковывания наручниками, связывания, а также под угрозой применения насилия.». Ярким подтверждающим примером выступает уголовное дело, рассмотренное и.о. мирового судьи судебного участка в границах Иссинского района Пензенской области в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ. Судом установлено, что Б. 19 августа 2016 г. в период с 10 часов 30 минут до 11 часов 40 минут, находясь по месту жительства, в ходе конфликта со своей супругой Б., имея умысел на незаконное лишение свободы человека, не связанное с его похищением, с целью удержания Б. в указанной квартире, вопреки воле последней, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, пристегнул при помощи навесного замка к ее правой ноге металлический трос, второй конец которого закрепил у батареи отопления в спальной комнате квартиры, тем самым незаконно лишил ее права свободно передвигаться по своему усмотрению, самостоятельно выбирать место пребывания и позвать на помощь посторонних лиц. Приговором и.о. мирового судьи от 27 октября 2016 г. Б. осужден по ч. 1 ст. 127 УК РФ к ограничению свободы на срок 2 месяца. Приговор вступил в законную силу.

Также в 2017 г. мировым судьей судебного участка № 1 Белинского района Пензенской области при рассмотрении уголовного дела в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ, установлено, что К. 5 марта 2017 г. примерно в 14 часов, находясь в жилой комнате квартиры, принадлежащей И., умышленно, с целью ограничения И. в свободе передвижения и смены ею своего местонахождения, против её воли и желания, на почве личных неприязненных отношений, обвязал ее ногу металлической цепью в области голени, зафиксировал навесным замком, после чего другой конец металлической цепи привязал к трубе батареи отопления, лишив последнюю свободы передвижения, свободы выбора ею места своего нахождения и общения с другими людьми, удерживал И. в таком положении до 15 часов 20 марта 2017 г. — до момента проведения в доме обследования социально-бытовых условий сотрудником по делам несовершеннолетних отдела полиции МВД России по Белинскому району и специалистом по социальной работе Комплексного центра социального обслуживания населения, нарушив тем самым предусмотренное ст. 27 Конституции РФ право И. на свободу передвижения. Приговором мирового судьи от 8 июня 2017 г. К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год условно с испытательным сроком 2 года. Приговор вступил в законную силу.

Приговором суда Х. осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ за преступление, совершенное при следующих обстоятельствах. «. Осужденный Х. 12 августа 2016 г., в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 45 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № в г. Сердоб-ске Пензенской области, испытывая к Н. и А. личную неприязнь, умышленно, с целью незаконного лишения потерпевших свободы, не связанного с их похищением, сковал имеющимися у него металлическими наручниками сидящих на расположенном в указанной квартире диване А. и Н., игнорируя их просьбы прекратить противоправные действия, незаконно удерживал их в указанном помещении

не менее одного часа до прибытия сотрудников полиции, чем нарушил гарантированные ст. 22 и 27 Конституции Российской Федерации права граждан на личную неприкосновенность и свободу передвижения. Данные действия виновного квалифицированы судом как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, в отношении двух и более лиц. Приговором суда Х. осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы». Приговор вступил в законную силу.

Приговором Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 ноября 2015 г. Т. осужден по п.п. «д, ж» ч. 2 ст. 127, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 314.1 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы. Приговор вступил в законную силу. Судом установлено, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 127 УК РФ, совершено Т. при следующих обстоятельствах. «. В период времени с 19 часов 19 марта 2015 г. до 3 часов 35 минут 20 марта 2015 г., Т., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в квартире № дома № по 3-му проезду Можайского в г. Пензе, умышленно, с целью незаконного лишения свободы Т. и её малолетних детей, заведомо для него являющихся несовершеннолетними, высказывал в адрес Т. угрозы убийством и причинения тяжкого вреда здоровью, которые Т. воспринимала реально и у нее имелись основания опасаться осуществления этих угроз ввиду окружающей обстановки, отсутствия возможности обратиться за помощью, агрессивного настроя Т. и нахождения его в состоянии алкогольного опьянения. При этом Т., действуя умышленно, лишал Т. и малолетних детей Т. и К. свободы передвижения в пространстве, общения с другими людьми и выбора местонахождения в пространстве, тем самым незаконно, в нарушение ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., в соответствии с которой никто не может быть лишен свободы, а также ст. 22 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, лишал потерпевших свободы в период времени с 19 часов 19 марта 2015 г. до 3 часов 35 минут 20 марта 2015 г., когда был задержан».

Вопросов, связанных с квалификацией действий виновных в случаях, когда незаконное лишение человека свободы сопровождалось применением насилия, не возникало.

Судами Пензенской области рассмотрено пять уголовных дел по ст. 127 УК РФ, когда действия виновных квалифицировались по совокупности преступлений, предусмотренных другими статьями УК РФ.

Так, приговором Пензенского районного суда Пензенской области Ж. осужден по ч.1 ст. 127 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, за пять преступлений, предусмотренных п. «б» ч.2 ст. 131 УК РФ, по ч.1 ст. 105 УК РФ, 167 ч.2 УК РФ на основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 14 годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что 31 августа 2013 г. в период времени с 14 до 15 часов около дачного участка в Пензенском районе Пензенской области из личных неприязненных отношений совершил убийство Т., выстрелив ему в голову из неустановленного оружия, после чего он незаконно лишил свободы свидетеля данного преступления Г., надел на нее наручники, отвел во двор дачного дома, зафиксировал браслет наручников на кисти правой руки, а другой браслет пристегнул к столу, лишив Г. свободы передвижения и возможности покинуть место преступления. Затем он отвёл её в сарай, где применил к ней насилие и угрозы применения насилия, нанёс ей неоднократные удары по телу, столкнул в погреб, где насильно удерживал, закрыв крышку погреба на замок. Через некоторое время спустился в погреб, где неоднократно изнасиловал потерпевшую, угрожая применением насилия и убийством. На следующий день перегнал автомобиль ВАЗ-2108 в лесной массив, принадлежащий потерпевшему Т., где произвёл поджог данного автомобиля, приведя его в непригодное для эксплуатации состояние.

Приговором Сердобского городского суда Пензенской области от 21 ноября 2016 г. Х. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ и п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ. Преступления совершены при следующих обстоятельствах. 12 августа 2016 г. в период с 13 часов до 17 часов Х., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № в г. Сердобске Пензенской области, испытывая к Н. личную неприязнь, умышленно, с целью причинения её здоровью тяжкого вреда, опасного для жизни человека, нанёс ей не менее шести ударов руками по голове, лицу и шее, а также не менее одного удара ногой по лицу Н., причинив потерпевшей телесные повреждения, составляющие единый комплекс закрытой тяжёлой черепно-мозговой травмы, которая по признаку опасности для жизни человека, квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Он же 12 августа 2016 г. в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 45 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № в г. Сердобске Пензенской области, испытывая к Н. и А. личную неприязнь, умышленно, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий, с целью незаконного лишения потерпевших свободы, не связанного с их похищением, сковал имеющимися у него металлическими наручниками сидящих на расположенном в указанной квартире диване А. и Н., игнорируя их просьбы прекратить противоправные действия, незаконно удерживал в указанном помещении не менее одного часа до прибытия сотрудников полиции, чем нарушил гарантированные ст. 22 и 27 Конституции Российской Федерации права граждан на личную неприкосновенность и свободу передвижения.

Октябрьским районным судом г. Пензы 11 ноября 2015 года рассмотрено уголовное дело в отношении Т., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «д, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч.1 ст. 160 УК РФ, ч.1 ст.158 УК РФ, ч. 2 ст.162 УК РФ, ч.1 ст.162 УК РФ, ч. l ст. 141 УК РФ. При рассмотрении данного уголовного дела установлено, что преступления были совершены Т. в разное время (с промежутком в несколько дней), в разных местах города и в отношении разных потерпевших.

Смотрите так же:  Какие предусмотрены штрафы, отчетность и есв для единщиков. Отчетность единщиков в 2020 году

Приговором Октябрьского районного суда г. Пензы от 27 декабря 2013 г. осуждены А., К., С., каждый из них по п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ, ч.1 ст. 116 УК РФ, на основании ч.2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы (А. реально), а К. и С. -условно с испытательным сроком три года. Они признаны виновными в том, что 25 апреля 2013 г. в 20 часов вместе с лицом, дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, около дома № по проспекту Победы в г. Пензе договорились о незаконном лишении свободы К., не связанном с его похищением, с применением насилия и с угрозой его применения, истребовании у него денег из-за поставки А. вместо наркотика ненаркотического средства. В этот же день примерно в 20 часов, когда К. подъехал к дому на автомашине такси в качестве пассажира, то А. согласно принятой на себя роли сел в салон машины, потребовал от К. возврата денег в сумме 3000 рублей в качестве компенсации за непоставленное наркотическое средство. Получив отказ, на этой же машине они проследовали к ближайшим гаражам, где А. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, реализуя совместный умысел, нанесли К. не менее двух ударов каждый по голове и телу, но получив отказ, вместе с С. проехали на этой же машине в район моста по проспекту Победы, 96а, где примерно в 21 час А., продолжая реализацию совместного умысла, вытащил К. из машины, нанёс ему не менее 2-х ударов по голове и телу, а затем совместно с К. и С. повалили его и нанесли К. не менее 2-х ударов каждый ногами по телу. Затем посадили потерпевшего в такси, где под угрозами расправы требовали от него выплаты денежных средств, нанося удары по телу. Получив согласие на выплату денег, они заставили К. позвонить своей матери и перевести 1200 рублей на номер телефона А., а затем завладели ноутбуком потерпевшего, при попытке сбыта которого К. удалось убежать от них. Таким образом, осужденные и лицо, материалы дела в отношении которого выделено в отдельное производство, незаконно лишили

свободы К., нарушив его конституционное право на свободу перемещения, гарантированное ст. 27 Конституции РФ., в процессе чего применяли к нему насилие, причинив физическую боль и побои.

За рассматриваемый период в судебной практике области имелся случай прекращения уголовного преследования по ст. 127 УК РФ. Так, Постановлением Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 августа 2016 года прекращено уголовное преследование по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ в отношении И., П. и Л. Уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, — за отсутствием в действиях состава преступления.

Случаев отмены или изменения приговоров или иных судебных решений по данной категории уголовных дел не имелось.

В судебной практике имелся случай отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения. В частности, Октябрьским районным судом г. Пензы рассмотрено уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст.127, ч.1 ст.162, ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 162, ч. 2 ст. 325, ч. 1 ст.139, ч. 1 ст. 162 УК РФ, П., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139, п. «ж» ч. 2 ст.127, ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 162 УК РФ, Л., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст.127, ч. 1 ст. 162 УК РФ, С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ. В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель отказался от обвинения, предъявленного И. по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, П. по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, Л. по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, и просил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить уголовное преследование, мотивировав это тем, что И., П., Л. совершили самоуправство при пособничестве С., то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Инкриминируемые органом следствия И., П. и Л. действия, образующие, по мнению следствия, состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ, подлежали переквалификации на ч. 2 ст. 330 УК РФ, поскольку умысел указанных лиц был направлен не на корыстное завладение имуществом потерпевших с применением насилия, а на самовольное совершение действий, направленных на возвращение денежных средств, вопреки установленному законом порядку, принадлежащих И. и снятых с его расчетного счета. Действия С. были переквалифицированы с п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ на ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 330 УК РФ, поскольку он действовал как пособник при совершении самоуправства И., Л. и П. Своими действиями С. содействовал совершению преступления путем устранения препятствий. Умысел подсудимого С. был направлен не на незаконное лишение свободы потерпевших и совершение преступления против свободы личности, а именно на пособничество в самоуправстве, то есть на оказание содействия указанным лицам в возврате денежных средств, вопреки установленному законом порядку, принадлежащих И. и снятых с его расчетного счета потерпевшим М. Постановлением Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 августа 2016 года уголовное преследование в отношении И., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, ч. 1 ст.139 УК РФ, П., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ, п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ и Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ, прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Вместе с тем по указанному уголовному делу приговором Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 августа 2016 года И., П., Л. осуждены по ч. 1 ст. 330 УК РФ, а С. осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 330 УК РФ.

На основании вышеизложенного можно резюмировать следующее:

— с учетом законодательной регламентации ответственности за преступления против свободы и сложившейся следственно-судебной практики основной состав незаконного лишения свободы (ч. 1 ст. 127 УК РФ) может быть сформулирован следующим образом: это незаконное тайное/открытое, ненасильственное/насильственное, без использования/с использованием обмана/злоупотребления доверием, осуществленное путем действия/бездействия ограничение свободы другого человека против или помимо его воли или (и) воли других лиц, которые заинтересованы в его судьбе, и состоящее в изоляции потерпевшего от окружающей социальной среды посредством воспрепятствования выбора им места пребывания и возможности передвижения;

— на основании обобщения судебной практики целесообразным видится принятие специального постановления Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях, предусмотренных ст. 127 УК РФ. Так, на примере следственно-судебной практики Пензенской области можно констатировать, что отсутствие такого постановления не способствует единству практики по уголовным делам о незаконном лишении свободы, а также решению вопросов, возникающих в связи с рассмотрением данной категории дел.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120805/ (дата обращения: 30.01.2020).

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 27.01.2020).

3. Судебная статистика по делам, рассматриваемым федеральными арбитражными судами, федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями / Сайт судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.cdep.ru/index.php? >

4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 24.01.2020).

1. Vseobshchaia deklaratsiia prav cheloveka (priniata General’noi Assambleei OON 10.12.1948) (The Universal Declaration of Human Rights (it is accepted by the United Nations General Assembly 10.12.1948)). Available at: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_120805/ (accessed 30.01.2020).

2. Konstitutsiia Rossiiskoi Federatsii (priniata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh к Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 21.07.2014 № 11-FKZ) (The Constitution of the Russian Federation (it is accepted by national vote 12.12.1993) (taking into account the amendments made by Acts of the Russian Federation about amendments to the Constitution of the Russian Federation from 30.12.2008 no. 6-FKZ from 30.12.2008 no. 7-FKZ, from 05.02.2014 no. 2-FKZ, from 21.07.2014 no. 11-FKZ)). Available at: http://www. consultant.ru/ (accessed 27.01.2020).

3. Sudebnaia statistika po delam, rassmatrivaemym federal’nymi arbitrazhnymi sudami, federal’nymi sudami obshchei iurisdiktsii i mirovymi sud’iami (Judicial statistics on the cases cons >

Проблемные вопросы, связанные с применением ст. 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы» Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гурбанова Г.А.

Статья посвящена некоторым проблемам квалификации незаконного лишения свободы , возникающим в теории уголовного права и судебной практике.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гурбанова Г.А.

Problem issues related to the application of Art. 127 of theCriminal Code “Illegal deprivation of liberty”

The article is devoted to some problems of qualification of illegal deprivation of liberty arising in the theory of criminal law and judicial practice.

Текст научной работы на тему «Проблемные вопросы, связанные с применением ст. 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы»»

?ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 11. ПРАВО. 2015. № 6

Г. А. Гурбанова, аспирантка кафедры уголовного права и криминологии

юридического факультета МГУ*

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ

С ПРИМЕНЕНИЕМ СТ. 127 УК РФ

«НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ»

Статья посвящена некоторым проблемам квалификации незаконного лишения свободы, возникающим в теории уголовного права и судебной практике.

Ключевые слова: уголовное право, уголовный закон, незаконное лишение свободы, квалификация преступлений незаконного лишения свободы.

Keywords: criminal law, criminal legislation, illegal imprisonment of the person, classification of illegal imprisonment of the person.

Уголовная ответственность за незаконное лишение свободы предусмотрена в ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ). Данная уголовно-правовая норма имеет простую ссылочную диспозицию, в которой не раскрываются признаки преступления, а лишь указывается на отсутствие в нем признаков другого преступления — похищения человека (ч. 1). В связи с этим в науке уголовного права и в судебной практике возникают определенные проблемы, связанные с установлением и толкованием конкретных элементов и признаков состава незаконного лишения свободы. Рассмотрим те из них, которые наиболее часто возникают при применении рассматриваемой статьи на практике.

Большинством российских ученых признается, что незаконное лишение свободы по своей конструкции является преступлением с так называемым формальным составом1 и окончено с момента осознания потерпевшим, что он лишен свободы, либо с момента фактического лишения свободы независимо от длительности нахождения потерпевшего в неволе2. Нам это представляется неточным. Дело в том, что потерпевший в силу определенных обстоятельств (малолетство,

1 Науменко С. В. Незаконное лишение свободы: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2011. С. 98; Зайдиева Д. Я. Уголовно-правовая охрана личной свободы человека: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006. С. 68.

2 Сердюкова Е. В. Похищение человека и незаконное лишение свободы: истори-ко-правовой и уголовно-правовой анализ. Ставрополь, 2010. С. 138.

отставание в психическом развитии, сон и т.д.) может не осознавать, что лишен свободы. Поэтому правильно говорить, что преступление окончено с момента фактического лишения свободы потерпевшего и (или) осознания потерпевшим, что он лишен свободы, независимо от длительности нахождения в неволе.

Как и в других случаях квалификации преступлений с формальным составом, признающихся оконченными с момента совершения действия или акта бездействия независимо от наступления последствий, применительно к рассматриваемому преступлению на практике возникает вопрос: возможно ли покушение на это преступление?

Анализ неопубликованной судебной практики показывает, что покушение на незаконное лишение свободы возможно. Так, по одному из уголовных дел Старцев и Небожаев были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «а», «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ (покушение на незаконное лишение свободы с квалифицирующими признаками и угроза убийством).

Как следует из приговора, виновные, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе конфликта с потерпевшим, произошедшего на почве личных неприязненных отношений, действуя совместно и согласованно, с целью причинения телесных повреждений А. повалили последнего на землю. После этого виновные нанесли потерпевшему не менее трех ударов, а затем, действуя со внезапно возникшим умыслом на незаконное лишение свободы и дальнейшее перемещение А. в лесной массив за пределы города, но без цели последующего удержания, т.е. не связанное с похищением, Старцев и Небожаев, угрожая А. убийством, открыто произвели его захват, схватив за верхнюю одежду, и путем нанесения ударов по голове и туловищу потерпевшего причинили своими совокупными действиями легкий вред здоровью А. Виновные намеревались поместить А. на заднее сидение автомобиля, которым управлял Старцев, однако не смогли довести преступление до конца по не зависящим от них обстоятельствам, так как потерпевшему при помощи подошедших к месту конфликта лиц удалось вырваться и скрыться от нападавших3.

Суд квалифицировал действия виновных лиц как неоконченное преступление — покушение, что представляется верным и опровергает широко распространенный в науке уголовного права тезис о невозможности покушения на преступления с формальным составом. По приведенному делу виновные с целью незаконного лишения свободы уже произвели захват потерпевшего и тем самым уже начали выполнять объективную сторону состава незаконного лишения сво-

3 Правовой портал Gcourts.ru: URL: http://www.gcourts.ru/case/7780268

боды, после чего, намереваясь довести свое преступление до конца, добровольно не отказались от совершения преступления, а решили поместить потерпевшего в автомобиль. Обстоятельства, по которым виновным не удалось довести начатое преступление до конца, не зависели от их воли, следовательно, имело место покушение на незаконное лишение свободы.

По другому делу у потерпевшего Б. образовался долг перед его знакомым С. в связи с тяжелым материальным положением. Последний через своего знакомого К. попросил Анохина оказать ему содействие в возврате долга. Анохин же сообщил Авдаляну о возникшем имущественном споре. В результате у Авдаляна и Анохина возник умысел на совершение самоуправства в отношении Б. с целью оказания помощи С. в возврате принадлежащих ему денежных средств. Для реализации преступного умысла Авдалян и Анохин попросили помочь им знакомых Озманова и лицо, уголовное преследование в отношении которого было прекращено, на что последние ответили согласием. Действуя группой лиц по предварительному сговору, указанные лица на автомашине приехали на территорию рынка и в ходе встречи с Б. потребовали от него в кратчайшие сроки передать С. денежные средства под угрозой физической расправы. Авдалян, действуя совместно и согласованно с Анохиным и Озмановым, с целью подавления воли Б. к сопротивлению их неправомерным требованиям нанес ему не менее шести ударов руками и ногами в область головы и других частей тела, причинив ему своими действиями физическую боль, высказал в его адрес угрозы физической расправы. Преступники высказали Б. требования сесть в автомашину, чтобы проехать вместе с ними для дальнейшего разбирательства. После отказа потерпевшего выполнить незаконные требования виновных лиц они решили заставить Б. подчиниться их требованиям. С этой целью Авдалян, Анохин и Озманов стали удерживать Б. своими руками за туловище и шею, попытались насильно усадить Б. в автомашину, т.е. незаконно лишить его свободы, однако прибывшие на место происшествия сотрудники УВД воспрепятствовали их действиям, в связи с чем умысел виновных, направленный незаконное лишение человека свободы, не был доведен до конца по не зависящим от них обстоя-тельствам4.

Смотрите так же:  Оквэд 2 экспертиза промышленной безопасности. Экспертиза промбезопасности окдп

Суд поддержал предъявленное обвинение по ч. 2 ст. 330, ч. 3 ст. 30, п «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ в отношении виновных.

В данном случае, несмотря на то что ограничение свободы потерпевшего уже состоялось (потерпевший был удерживаем за туловище и шею), незаконное лишение свободы еще не было осуществлено.

4 Правовой портал Gcourts.ru: ТО^ http://www.gcourts.ru/case/6446324

Данное дело также иллюстрирует покушение на незаконное лишение свободы.

От незаконного лишения свободы возможен добровольный отказ. Если, например, некий гражданин с целью незаконного лишения свободы другого человека запер дверь комнаты, где спит этот человек, или же вставил ключ от двери в замочную скважину, но затем, зная, что последний еще не проснулся, и передумав, тотчас же прекратил действия, направленные на лишение свободы спящего, то действия гражданина составляют добровольный отказ от совершения преступления, который не влечет уголовной ответственности. Это объясняется тем, что спящий не осознавал, что он лишен свободы передвижения, а гражданин добровольно, по «зависящим от него» обстоятельствам открыл дверь, в которой находился спящий. Покушение на незаконное лишение свободы было бы в том случае, если бы в процессе запирания двери виновным ему помешало третье лицо. В данном случае виновный не смог бы завершить начатое преступление по не зависящим от него обстоятельствам. Вместе с тем, если бы потерпевший проснулся в запертой комнате и осознал, что заперт, то действия гражданина составили бы оконченный состав незаконного лишения свободы, после чего возможно лишь деятельное раскаяние.

На практике применительно к незаконному лишению свободы определенную трудность представляет проблема определения малозначительного деяния. Согласно УК РФ, под малозначительным деянием следует понимать действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного этим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности5 (ч. 2 ст. 14).

Отсутствие признака общественной опасности, присущей только преступлению, может быть связано, в частности, с незначительным промежутком времени незаконного лишения свободы6. В специальной литературе даже предлагалось считать таким промежутком 8 часов7. Иначе говоря, если незаконное лишение свободы длится менее 8 часов, то это деяние малозначительное и не влечет уголовной ответственности, если же оно длится больше указанного времени, то это уголовно наказуемое незаконное лишение свободы. С таким подходом трудно согласиться. В действительности, наличие или от-

5 Уголовный кодекс Российской Федерации: URL: http://www.consuItant.ru/popuIar/ ukrf/10_4.html#p171

6 См.: БеляеваН.В., Орешкина Т.Ю. Квалификация преступлений, посягающих на личную свободу человека // Законность. 1994. № 11. С. 14.

7 См.: Журкина О.В. Квалифицирующие признаки незаконного лишения свободы // Актуальные проблемы юридических наук: сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. (30 июля 2014 г., г. Уфа). Уфа, 2014. С. 22.

сутствие общественной опасности может зависеть от того, в каких условиях удерживается человек, применяется ли к нему какое-либо физическое или психическое воздействие, каков его возраст, состояние здоровья и т.д. Так, если потерпевший болен инсулинзависимым диабетом, то ему будет тяжело находиться и 2—3 часа без питания и инсулина, его жизнь будет подвергнута непосредственной опасности.

Как представляется, даже незначительный период ограничения свободы потерпевшего обладает достаточной общественной опасностью, чтобы считать содеянное преступлением. Во-первых, незаконное лишение свободы ограничивает потерпевшего в реализации его права на гарантированную государством свободу, т.е. представляет собой нарушение конституционного права человека. Во-вторых, за период удержания потерпевшего могут произойти события, имеющие важность для потерпевшего, например связанные с членами семьи потерпевшего (тяжелая болезнь или смерть члена семьи), или события, в результате которых он упускает возможность заключения выгодной имущественной сделки и др.

Согласно УК РФ, для квалификации незаконного лишения свободы не имеет значения ни само по себе время совершения незаконного лишения свободы (время суток), ни период удержания потерпевшего. Таким образом, полагаем, что в случае незаконного лишения свободы малозначительное деяние невозможно. Это подтверждает и судебная практика.

Так, Гаврилов привел в свою квартиру потерпевшую А., имея умысел на незаконное лишение ее свободы, не связанное с похищением, закрыл входную дверь на замок, убрал ключ от замка к себе в карман. На просьбу А. выпустить ее из квартиры Гаврилов ответил отказом, после чего умышленно нанес потерпевшей побои, затем причинил легкий вред ее здоровью и продолжал удерживать в запертой квартире против ее воли. Незаметно для Гаврилова потерпевшая вытащила из кармана своей куртки телефон и позвонила подруге, попросив ее вызвать милицию. После прибытия сотрудников милиции Гаврилов не позволил А. покинуть квартиру самостоятельно. После того как сотрудники милиции предупредили виновного, что им известно об удержании в квартире потерпевшей, Гаврилов открыл дверь и выпустил А. из квартиры. В результате незаконных действий виновного потерпевшая была лишена свободы примерно четыре с половиной часа. Небольшое время удержания потерпевшей (менее 8 часов) не было учтено судом как основание для признания деяния малозначительным.

Другим приговором (по обвинению Гузачева) было установлено, что он с 12.00 до 17.00 ч., находясь в квартире, умышленно применяя психическое насилие в отношении Г. в целях обеспечения встречи с дочерью потерпевшей, закрыл дверь квартиры изнутри на замок и

незаконно удерживал Г. до приезда сотрудников милиции. Своими действиями Гузачев незаконно лишил Г. свободы, не похищая ее.

По одному из уголовных дел время незаконного лишения свободы вообще исчислялось минутами. Так, примерно в 19 ч. 30 мин. Московцов, находясь в помещении продуктового магазина, в целях незаконного лишения свободы человека с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, взял одной рукой за руку, а второй рукой за шею продавца магазина С. и стал ее удерживать. Затем Мо-сковцов потребовал от С. поставить стул у входной двери магазина и сесть на него, тем самым преградив свободный вход посторонним лицам в помещение. Около 19 ч. 45 мин. виновный, продолжая свои противоправные действия, имея умысел на заведомо ложное сообщение об акте терроризма, убедившись, что у магазина находятся сотрудники милиции, сообщил приехавшему директору магазина, что у него имеется тротил и его «хватит на всех». В связи с указанными обстоятельствами для проверки достоверности данной информации был задействован наряд милиции в составе 7 сотрудников УВД по г. Ставрополю. Около 19 ч. 50 мин. незаконные действия виновного были пресечены сотрудниками УВД, и Московцов был задержан. В данном деле действия виновного длились примерно 20 минут.

В деле Кулагина и Стародубова было установлено, что Старо-дубов с пистолетом в руке, убегая после выстрелов из кафе, забежал в подъезд дома, постучал в квартиру и дверь ему открыла бабушка К. Он отобрал у К. ключи, звонил по телефону, а потом оборвал шнур. К. неоднократно просила его покинуть квартиру. В квартире он находился более двух часов, и лишь после того, как в квартиру стала стучаться милиция, он открыл дверь, выбросил пистолет и был задержан. Из показаний потерпевшей следует, что Стародубов назвавшись ее соседом, зашел к ней в квартиру с пистолетом в руке, что ее очень испугало. Стародубов отобрал у нее ключи, не выпускал из квартиры около четырех часов, оборвал провод телефона. Она вышла из квартиры лишь когда в дверь стала звонить милиция. Таким образом, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что К. в течение длительного времени была лишена свободы передвижения. Адвокат Стародубова просил признать действия последнего как малозначительное деяние в связи с отсутствием умысла Стародубова на незаконное лишение свободы потерпевшей. Но Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда отказала в удовлетворении просьбы, мотивировав тем, что потерпевшая в течение долгого времени была лишена свободы передвижения и была напугана наличием оружия Стародубова8.

8 Судебная практика: иЯЬ: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php? >

Решение суда представляется обоснованным в связи с тем, что в действиях Стародубова не было малозначительного деяния: отобрав ключи у потерпевшей, Стародубов ее удерживал, не позволял ей покинуть квартиру. Он понимал, что другого способа выбраться из квартиры для пожилой потерпевшей нет. Оборвав провод телефона, виновный неправомерно ограничил доступ потерпевшей к свободе общения. Поэтому нельзя согласиться с доводом защитника, что у Стародубова не было умысла на незаконное лишение свободы К. Малозначительное деяние предполагает отсутствие психического или физического насилия, учитывается возраст потерпевшего и иные обстоятельства. В рассматриваемом случае потерпевшая К. является пожилой женщиной. А наличие оружия у Стародубова испугало ее. Хоть виновный и не угрожал потерпевшей, но то, что он не попытался скрыть оружие, подкрепило страх потерпевшей К.

По своей конструкции состав незаконного лишения свободы является длящимся преступлением, под которым в теории уголовного права понимается такое «преступление, при совершении которого действие или бездействие сопряжено с последующим более или менее продолжительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного наказания»9. Незаконное лишение свободы, как уже было отмечено, окончено с момента осознания потерпевшим, что он лишен свободы, либо с момента фактического лишения свободы независимо от длительности нахождения потерпевшего в неволе. Но прекращено оно будет только в том случае, когда лицо явится с повинной либо будет задержано правоохранительными органами, либо когда отпадет обязанность, которую не выполняет виновное лицо — в данном случае, например, в связи со смертью потерпевшего, незаконно лишенного свободы. Обязанность, о которой идет речь, заключается в том, чтобы не препятствовать потерпевшему распоряжаться своей свободой передвижения, гарантированной ему государством.

Анализ судебной практики показал, что очень часто возникают проблемы при квалификации незаконного лишения свободы, связанного с совершением других преступлений. Незаконное лишение свободы может служить в качестве способа, позволяющего достичь основной преступной цели, облегчая совершение главного преступления. В таких случаях имеет место конкуренция части и целого, которую необходимо разрешать в пользу целого — того преступления, в рамках совершения которого применялось незаконное лишение свободы.

Вместе с тем судебная практика не отличается единообразием. Анализ уголовных дел показывает, что незаконное лишение свободы

9 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М., 2012. С. 511.

чаще всего совершается в рамках выполнения объективной стороны различных преступлений против собственности. В одних случаях суд квалифицирует незаконное лишение свободы по совокупности с основным преступлением, а в других — без совокупности, исключая ст. 127 УК РФ, что, конечно же, не способствует защите прав и законных интересов обвиняемых.

Так, признавая З. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 127 УК (незаконное лишение человека, совершенное организованной группой), суд в приговоре указал, что З. и другие лица, связав М. и О. во время разбойного нападения и оставив их в таком состоянии, совершили незаконное лишение их свободы, не связанное с похищением. Потерпевшие показали, что нападавшие избили их, связали и, угрожая убийством, потребовали золотые изделия и деньги. Забрав золото, уехали, оставив их в доме связанными. Через некоторое время они смогли развязаться и сообщить о нападении в милицию. Суд надзорной инстанции определил, что нападавшие связали потерпевших для подавления их сопротивления и исключения возможности обращения в правоохранительные органы, т.е. умысел виновных был направлен не на лишение их свободы, а на завладение имуществом. Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор и определение кассационной палаты в отношении З. в части осуждения его по ч. 3 ст. 127 УК и дело производством прекратил за отсутствием состава преступления10. Такое решение представляется обоснованным.

Данный подход применим и к другим насильственным преступлениям, которые могут сопровождаться незаконным лишением свободы, например к убийству (ст. 105 УК РФ), изнасилованию и насильственным действиям сексуального характера (ст. 131, 132 УК РФ), самоуправству (ст. 330 УК РФ), вымогательству (п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ) и др.

В подтверждение сказанному приведем пример. После совместного распития спиртных напитков Г., желая удовлетворить свои сексуальные потребности, решил вступить в половые отношения с Д., а когда она отказала, то Г. совместно с Б., применяя физическую силу, подавив волю и способность Д. к сопротивлению, сорвали с потерпевшей всю одежду, после чего Г. против воли потерпевшей совершил с ней действия сексуального характера. Желая избежать ответственности за совершенное деяние и с целью сокрытия совершенного преступления, Г. и Б. договорились между собой об убийстве Д., а чтобы Д. до утра не смогла убежать, закрыли потерпевшую в подвале гаража. В тот же день Г. и Б. обманным путем повезли Д.

10 Судебная практика: Доступ из СПС Гарант.

в лесопосадки, где Г. убил ее и совершил надругательство над телом умершей. Суд не согласился с квалификацией действий Г. и Б. по п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ, указав, что умысел виновного лица при совершении незаконного лишения свободы должен быть направлен именно на лишение свободы, а не на совершение других противоправных действий в отношении потерпевшей. В материалах уголовного дела указано, что Г. и Б. закрыли потерпевшую в подвале гаража с целью исключения возможности ее обращения в правоохранительные органы и убийства потерпевшей в дальнейшем. Суд решил, что состав незаконного лишения свободы отсутствует, поскольку действия по лишению свободы Д. были совершены с целью убийства и в таком случае незаконное лишение свободы является составной частью объективной стороны убийства Д., и дополнительной квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ не требуется11. Данная позиция заслуживает поддержки.

В тех случаях, когда незаконное лишение свободы осуществляется после окончания преступления, например хищения или изнасилования, в целях уклонения от уголовной ответственности и беспрепятственного покидания места преступления, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений. Незаконное лишение свободы не выступает способом совершения иного преступления, а представляет собой самостоятельное преступление.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие основные выводы:

Незаконное лишение свободы является оконченным с момента осознания потерпевшим, что он лишен свободы и (или) с момента фактического лишения свободы независимо от длительности нахождения потерпевшего в неволе.

Покушением на незаконное лишение свободы, которое, несмотря на формальный состав этого преступления, представляется возможным, необходимо признавать любые действия, входящие в объективную сторону незаконного лишения свободы, не доведенные до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам.

Признание рассматриваемого деяния малозначительным представляется невозможным, поскольку даже при незначительном времени удержания потерпевшего, незаконно лишенного свободы передвижения, нарушаются основные права и свободы человека, что свидетельствует о наличии в содеянном той общественной опасности, которая служит основанием считать его преступлением.

Незаконное лишение свободы может служить способом совершения другого преступления и облегчать совершение основного пре-

11 Судебная практика: URL: http://www.lawmix.ru/obsh/22400

ступления. Вопрос о конкуренции части и целого должен решаться в пользу квалификации по норме, предусматривающей целое.

1. Беляева Н. В., Орешкина Т. Ю. Квалификация преступлений, посягающих на личную свободу человека // Законность. 1994. № 11.

2. Журкина О. В. Квалифицирующие признаки незаконного лишения свободы. Актуальные проблемы юридических наук: сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. (30 июля 2014 г., г. Уфа). Уфа., 2014.

3. Зайдиева Д. Я. Уголовно-правовая охрана личной свободы человека: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006.

4. Науменко С. В. Незаконное лишение свободы: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2011.

5. Сердюкова Е. В. Похищение человека и незаконное лишение свободы: историко-правовой и уголовно-правовой анализ. Ставрополь, 2010.

По admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *